Задачи уголовного закона

§ 1. Уголовный закон. Задачи, стоящие перед ним. Структура уголовного закона

Уголовный закон — это нормативный акт, принятый уполномоченным органом государственной власти (Государственной Думой РФ), содержащий юридические нормы, устанавливающие основания и принципы уголовной ответственности, определяющие, какие общественно опасные деяния признаются преступлениями, какие наказания предусмотрены за их совершение и в каких случаях возможно освобождение от уголовной ответственности или наказания.

В соответствии со ст. 71 Конституции Российской Федерации принятие уголовного законодательства отнесено к компетенции Российской Федерации.

Реализуя это предписание Конституции РФ, Государственная Дума приняла 24 мая 1996 г. УК РФ, введенный в действие 1 января 1997 г.

Как это определено в ч. 1 ст. 1 УК РФ, уголовное законодательство Российской Федерации состоит только из Уголовного кодекса. Новые законы, предусматривающие уголовную ответственность (а следовательно, и законы, сопутствующие ей), подлежат кодификации — включению в УК РФ. Наличие одного нормативного источника облегчает практику реализации уголовно-правовых предписаний. Следовательно, УК РФ, являясь Федеральным законом, имеет юридическую силу на территории всей Российской Федерации.

УК РФ отражает тенденцию к мировой интеграции и подчеркивает приоритет Конституции РФ в сфере нормативной деятельности государства. В ч. 2 ст. 1 УК РФ указано, что он основывается на Конституции РФ и общепринятых принципах и нормах международного права.

В ч. 1 ст. 15 Конституции РФ установлено, что она имеет высшую юридическую силу и прямое действие. В постановлении Пленума Верховного Суда РФ N 8 от 31 октября 1995 г. «О некоторых вопросах применения судами Конституции Российской Федерации при осуществлении правосудия» по рассматриваемой проблеме отмечено, что «любые законы и иные правовые акты, применяемые в Российской федерации, не должны противоречить Конституции РФ. Суд, разрешая дело (в том числе уголовное), применяет непосредственно нормы Конституции, в частности, в том случае, когда он придет к убеждению, что федеральный закон находится в противоречии с соответствующими положениями Конституции. В случае неопределенности в вопросе о том, соответствует ли Конституции РФ применяемый или подлежит применению по конкретному делу закон, суд исходит из положений ч. 4 ст. 125 Конституции РФ, обращается в Конституционный Суд с запросом о конституционности этого закона. Такой запрос может быть сделан судом первой, кассационной или надзорной инстанции. В любой стадии рассмотрения дела суд выносит мотивированное определение (постановление), а сам оформляет решение в письменной форме в виде от дельного документа. В связи с обращением в Конституционный Суд производство по делу или исполнение принятого решения приостанавливается до разрешения запроса Конституционным Судом, о чем должно быть указано в означенном выше определении (постановлении) суда.

В ч. 4 ст. 15 Конституции РФ определено, что общепринятые принципы и нормы международного права и международные договоры РФ являются составной частью ее правовой системы. Если международным договором РФ установлены иные правила, чем предусмотренные законом, то применяются правила международного договора. Пленум Верховного Суда РФ, о котором говорилось выше, предписал судам при осуществлении правосудия исходить из того, что общепризнанные принципы и нормы международного права закреплены в международных пактах, конвенциях и иных документах, в частности, во Всеобщей декларации прав человека, Международном пакте о гражданских и политических правах, Международном пакте об экономических, социальных и культурных правах и международных договорах РФ. При этом судам необходимо иметь в виду, что в соответствии с ч. 3 ст. 5 Федерального закона «О международных договорах Российской Федерации» положения официально опубликованных договоров РФ, не требующие издания внутригосударственных актов для применения, действуют в РФ непосредственно. В иных случаях наряду с международным договором РФ следует применять и соответствующий внутригосударственный правовой акт, принятый для осуществления положений указанного международного договора.

Так, с принятием России в Совет Европы и подписанием осенью 1997 г. протокола N 6 на применение смертной казни в нашей стране наложен мораторий. Смертная казнь в России практически не применялась с августа 1997 г.

Необходимо отметить, что ряд статей включен в УК РФ в соответствии с международными конвенциями, например, с Единой конвенцией о наркотических средствах 1961 г., Венской конвенцией о психотропных веществах 1971 г. и Конвенцией ООН о борьбе против незаконного оборота наркотических средств и психотропных веществ 1988 г. (ст. 228–234).

Уголовный закон — федеральный закон, действующий на территории всей Российской Федерации. Субъекты Федерации неправомочны принимать уголовные законы.

Уголовный закон имеет высшую юридическую силу — он постоянно действует, порождая юридические последствия. Отмена или изменение уголовного закона осуществляются только Федеральным Собранием РФ. Только Конституционный Суд правомочен прекратить действие тех уголовных законов, которые противоречат Конституции.

Ни один нормативный акт не может противоречить уголовному закону. При наличии противоречия действует последний. УК РФ является единственным законом, регламентирующим применение уголовной ответственности, освобождение от нее или другие положения материального уголовного права.

Вследствие этого неправомочна, например, ст. 176 УИК РФ, согласно которой условно-досрочное освобождение от дальнейшего отбывания наказания лиц, отбывающих пожизненное лишение свободы, применяется лишь при отсутствии у осужденного злостных нарушений режима в течение предшествующих трех лет. Подобного ограничения ст. 79 УК РФ не устанавливает.

В ч. 2 ст. 176 УИК РФ определено, что к условно-досрочному освобождению не представляются лица, отбывающие пожизненное лишение свободы, если они в период отбывания наказания совершили вновь тяжкое или особо тяжкое преступление. Может быть, так и нужно было бы решить этот вопрос, но не в УИК, а в УК РФ. И поэтому подобный запрет на применение условно-досрочного освобождения противоречит ст. 79 УК РФ.

Уголовный закон характерен и своей нормативностью, так как он регламентирует общеобязательное поведение людей в течение срока своего действия.

В ст. 2 УК РФ определены задачи УК РФ, каковыми являются охрана прав и свобод человека и гражданина, собственности, общественного порядка и общественной безопасности, окружающей среды, конституционного строя РФ от преступных посягательств, обеспечение мира и безопасности человечества и предупреждение преступлений.

Как мы видим, уголовный закон ставит перед собой две задачи. Прежде всего это уголовно-правовая борьба с преступностью с целью охраны интересов человека, общества и государства, а также человечества и мира. Это основная, кардинальная задача.

Вторая задача — предупреждение преступлений. Оно охватывает общее и частное (специальное) предупреждение, превенция нацелена на привитие осужденному в процессе исполнения наказания навыков непреступного поведения. О том, что решение этой задачи уголовно-правовыми средствами сопряжено с большими сложностями, свидетельствуют следующие данные. В настоящее время в местах лишения свободы мужчины, отбывающие это наказание, в среднем имеют примерно 2,4 судимости к лишению свободы, женщины — 1,9, а несовершеннолетние — 1,2. Следовательно, более половины осужденных не впервые находятся в местах лишения свободы.

Общая превенция заключается в привитии уважения к закону, законопослушанию у иных граждан со склонностью к совершению преступлений, определяемой по совершению ими непреступных правонарушений.

Для решения перечисленных задач уголовное законодательство устанавливает основание и принципы уголовной ответственности, определяет, какие опасные для личности, общества или государства деяния признаются преступными, и устанавливает виды наказаний и иные меры уголовного характера за совершение преступлений (ч. 2 ст. 2 УК РФ). Рассматриваемое предписание закона носит рамочный характер. Помимо перечисленного уголовный закон содержит и иные предписания, такие, например, как правила, на основе которых решается вопрос о том, умышленно или неосторожно совершено преступление, регламентация соучастия, виды и основания освобождения от уголовной ответственности и наказания, обстоятельства, исключающие преступность деяния, судимость и т. д.

Уголовный закон под угрозой наказания запрещает совершать те или иные преступные действия (бездействие). Вместе с тем он предписывает соответствующим органам и должностным лицам устанавливать в содеянном наличие признаков состава преступления и подвергать виновных уголовной ответственности или же, при наличии законных оснований, освобождать их от уголовной ответственности или наказания. Следовательно, уголовно-правовые нормы, устанавливающие ответственность за конкретные деяния, являются запретительными. Они имеют воспитательное и предупредительное значение.

Предупредительная функция уголовно-правовой нормы базируется на установленной в ней санкции — возможном наказании за содеянное. Тем самым оказывается предупредительно-воспитательное воздействие на лиц, способных совершить преступление. Уголовно-правовые нормы помимо этого ориентированы на воспитание у граждан потребности неуклонно соблюдать законы, на создание атмосферы нетерпимости к лицам, совершающим преступление.

Государственные органы и должностные лица ориентируются законом на надлежащую борьбу с преступностью, на профилактику правонарушений, их предупреждение.

Нормы уголовного права не только охраняют общественные отношения, но и регулируют их. Право, устанавливая определенные правила поведения, тем самым и регулирует их.

Вместе с тем вполне очевидно, что основная часть населения нашей страны не совершает преступления не потому, что опасается подвергнуться уголовной ответственности, а вследствие убежденности в их безнравственности. Однако это обстоятельство не исключает общепредупредительное воздействие уголовно-правовых норм, которые осуществляют свое регулятивное воздействие, способствуя формированию и укреплению атмосферы нетерпимости, презрения к преступной деятельности.

Приговоры, определения и постановления суда не являются источниками права. Они лишь толкуют, раскрывают истинное значение правовых норм применительно к конкретной жизненной ситуации. Приговор, постановление и решение суда обязательны только по каждому конкретному делу. Точно так же разъяснения Пленума Верховного Суда РФ не создают норм права. Они лишь толкуют, разъясняют, раскрывают истинное содержание той или иной нормы права.

В юридической литературе встречается и иная точка зрения. Так, в учебнике по уголовному праву под редакцией И.Я.Козаченко и З.А.Незнамовой указано, что»…Верховный Суд Российской Федерации, являющийся высшей судебной инстанцией по уголовным делам, имеет право издавать разъяснения по вопросам применения уголовного права. По закону данные разъяснения имеют обязательный характер для всех судов. Поскольку все иные правоохранительные органы, применяющие нормы уголовного права (органы дознания, следствия, прокуратуры), в конечном итоге работают на суд, то следует признать, что разъяснения Верховного Суда РФ имеют обязательный характер и для них». Изложенное можно понимать так, что авторы учебника считают подобного рода деятельность Верховного Суда РФ нормотворческой. Источниками считают такую деятельность Верховного Суда РФ и авторы другого учебника по Общей части уголовного права.

Однако приведенная точка зрения противоречит ст. 1 УК РФ, в соответствии с которой уголовное законодательство РФ состоит только из УК РФ, и ст. 3 УК РФ, определяющей, что преступность деяния, а также его наказуемость и иные уголовно-правовые последствия определяются только УК РФ. Напомним, что в соответствии с ч. 1 ст. 120 Конституции РФ судьи независимы и подчиняются только Конституции РФ и федеральному закону.

Нашему уголовному праву чужд прецедент — решение суда по конкретному делу, являющееся обязательным для судей той или иной инстанции при решении аналогичных или близких по характеру дел. Судебный прецедент является источником права в ряде стран (Великобритании, Канаде и др.). Определяя виновному лицу уголовную ответственность, суд толкует, оценивает предписание закона и содеянное. Так, в ст. 60 УК РФ установлены общие начала назначения наказания. Лицу, признанному виновным в совершении преступления, назначается справедливое наказание в пределах, предусмотренных соответствующей статьей Особенной части УК РФ, и с учетом положений Общей части УК РФ. Более строгий вид наказания из числа предусмотренных за совершенное преступление назначается только в случае, если менее строгий вид наказания не сможет обеспечить достижение целей наказания. При этом учитываются характер и степень общественной опасности преступления и личность виновного, в том числе обстоятельства, смягчающие и отягчающие наказание, а также влияние назначенного наказания на исправление осужденного и на условия жизни его семьи. Из приведенных предписаний закона следует, что суд, назначая наказание, руководствуется своим правосознанием. Но вместе с тем правосознание суда источником права не является. Оно лишь призвано правильно понимать содержание правовых норм при их применении.

В ч. 2 ст. 3 УК РФ определено, что применение уголовного закона по аналогии не допускается, как ранее отмечалось. Аналогией является применение к деянию, не подпадающему под признаки состава преступления, близкой по характеру нормы.

Например, в ст. 16 УК РСФСР 1926 г. по аналогии должны были применяться статьи УК, предусматривающие наиболее сходные по роду и виду преступления. Так, в г. Электросталь С. во время ночной смены на заводе решил «подшутить» над заснувшей девушкой. Он поджег ее промасленную телогрейку. Сорвать горящую телогрейку и потушить пламя он и другие рабочие не смогли. Девушка скончалась от ожогов. Содеянное с исчерпывающей ясностью подпадало под признаки неосторожного убийства (ст. 139 УК РСФСР 1926 г.), за которое можно было назначить наказание в виде лишения свободы на срок до трех лет или исправительно-трудовые работы на срок до одного года. Судьям такое наказание показалось слишком мягким, и они осудили С. по аналогии со ст. 593 УК РСФСР 1926 г. за бандитизм к десяти годам лишения свободы. В приведенном случае не было необходимости применять статью УК, близкую «по роду» и «виду». Более того, совершить бандитизм один невооруженный человек не мог. К тому же он совершил неосторожное преступление, а осужден — за умышленное.

Аналогия была упразднена Основами уголовного законодательства Союза ССР и союзных республик 1958 г., но это не исключало ее «подпольное» применение за счет необоснованного «расширения» диспозиций некоторых статей УК РСФСР. Особенно «удобной» в этом отношении оказалась ст. 206 УК РСФСР 1960 г., устанавливавшая ответственность за хулиганство. По этой норме, например, несли ответственность лица, «в шутку» или с целью решившие причинить душевную боль недругам, сообщавшие о мнимой смерти каких-либо лиц их родственникам. Такие действия, несомненно, асоциальны, но хулиганством — грубым нарушением общественного порядка, выражающим явное неуважение к обществу, они не являются.

Уголовный закон является формой выражения норм уголовного права. Следовательно, закон является формой, а норма — его содержанием.

УК РФ состоит из Общей и Особенной частей. Общая часть УК РФ состоит из шести разделов, которые делятся на главы.

Общая часть определяет задачи и принципы УК РФ, понятие преступления и его виды, основания уголовной ответственности, неоконченное преступление, соучастие в преступлении, обстоятельства, исключающие преступность деяния, понятие и цели наказания, виды наказаний, общие начала назначения наказания и иные общие положения уголовно-правовой борьбы с преступностью.

Большинство норм Общей части УК РФ имеет позитивный (регулятивный) характер, их применение само по себе не сопряжено с конкретным преступлением. Но вместе с тем в Общей части УК имеются нормы правоприменительного характера, включающие в себя и принуждение. Так, в ч. 3 ст. 50 УК РФ предусмотрена замена исправительных работ в случае злостного уклонения от их исполнения ограничением свободы, арестом или лишением свободы.

Позитивные нормы делятся на следующие виды.

1. Декларативные, устанавливающие задачи и принципы уголовного законодательства (ст. 1–7).

2. Общерегулятивные, устанавливающие общие предписания и понятия преступления, соучастия в преступлении, судимости и т. д. Такие нормы составляют основу Общей части УК РФ.

3. Поощряющие, устанавливающие, например, порядок применения условного осуждения (ст. 73), условно-досрочного освобождения от отбывания наказания (ст. 79), замену лишения свободы другим, более мягким видом наказания (ст. 80).

4. Разрешающие, например, определяющие право на необходимую оборону (ст. 37), причинение вреда при задержании лица, осуществляющего преступление (ст. 38).

5. Освобождающие от уголовной ответственности, например, в связи с истечением срока давности (ст. 78) или же в связи с примирением с потерпевшим (ст. 37). Освобождающие от наказания, например, в порядке условно-досрочного освобождения (ст. 79) или в связи с болезнью осужденного (ст. 81). Подобные нормы, кроме того, носят и поощрительный характер.

Рассматриваемое деление норм Общей части УК РФ носит условный характер. Оно призвано облегчить изучение этой части Кодекса, ибо перечисленные группы норм имеют ряд общих признаков.

Правоприменительных норм в Общей части УК РФ немного. Это нормы, устанавливающие замену одного наказания другим в случаях злостного уклонения от уплаты штрафа (ст. 46), исполнения обязательных работ (ст. 49), исправительных работ (ст. 50) и ограничения свободы (ст. 53), При несоблюдении определенных в законе требований во время испытательного срока при условном осуждении (ст. 73), условно-досрочном освобождении (ст. 79) и отсрочке отбывания наказания беременным женщинам и женщинам, имеющим малолетних детей (ст. 82), предусмотрены различные варианты реального отбывания условно назначенного наказания или исполнения его неотбытой части.

Как правило, нормы Общей части имеют описательный характер с четким изложением сути того или иного предписания. Такое оформление имеют, например, статьи, определяющие суть уголовного наказания и цели, стоящие перед ним (ст. 43 УК), статья, предусматривающая досрочное освобождение от отбывания наказания по болезни (ст. 81 УК), и т. д.

Вместе с тем ряд норм Общей части включают в себя ссылочные (отсылочные) или бланкетные предписания. Так, ссылочное предписание содержится в п. «в» ч. 7 ст. 79 УК, регламентирующем условно-досрочное освобождение от наказания. В нем сказано, что если условно-досрочно освобожденный в течение испытательного срока совершит умышленное преступление, то наказание ему назначается по правилам, предусмотренным ст. 70 УК РФ (по совокупности приговоров).

Бланкетные нормы имеются, например, в некоторых статьях, определяющих виды наказаний. Так, в ч. 5 ст. 46 УК РФ установлено, что в случае злостного уклонения от уплаты штрафа он заменяется обязательными работами, исправительными работами или арестом. Понятие злостного уклонения от уплаты штрафа дано в ст. 32 УИК РФ.

В ст. 53, 54, 55, 56 и 57 УК РФ дано рамочное изложение содержания ограничения свободы, ареста, содержания осужденного в дисциплинарной воинской части и лишения свободы. Собственно говоря, в перечисленных статьях предусмотрены различные виды лишения свободы, но в чем его содержание, УК РФ не разъясняет. Точно так же в ст. 58 приведены правила определения осужденному вида места лишения свободы или же вида исправительной колонии, но в чем состоит отличие между ними, эта норма не устанавливает. Следовательно, рассматриваемые нормы носят бланкетный характер — отсылку к уголовно-исполнительному законодательству. В ст. 82 УИК РФ определено, что режим места лишения свободы — это «установленный законом и соответствующими закону нормативными актами порядок и условия исполнения и отбывания лишения свободы, обеспечивающий охрану и изоляцию осужденных, постоянный надзор за ними, исполнение возложенных на них обязанностей, реализацию их прав и законных интересов, личную безопасность осужденных и персонала, раздельное содержание различных категорий осужденных, различие условий содержания в зависимости от вида исправительного учреждения, назначенного судом, изменение условий отбывания наказания». Это основа режима лишения свободы. В последующих нормах уголовно-исполнительного законодательства режим исполнения (отбытия) лишения свободы дополняется и уточняется (ст. 82-142 УИК). В УИК РФ четко и развернуто определены режимные правила отбывания ареста (ст. 68–72), содержание осужденных в дисциплинарных воинских частях (ст. 155–171), ограничение свободы (ст. 47–60).

Статьи Особенной части УК РФ устанавливают ответственность за отдельные преступления, которые определяются в соответствии с предписаниями и Общей части. Следовательно, УК РФ — система, слагаемая из двух подсистем: Общей и Особенной частей.

Отражая характер общественной опасности ряда преступлений лиц, их совершивших, законодатель делит ряд норм на части, в которых, при наличии установленных в законе обстоятельств, преступление становится более общественно опасным, что отражается в санкциях частей статей, то есть имеются в виду так называемые квалифицирующие признаки. Так, в ст. 105 УК РФ предусмотрена ответственность за умышленное убийство. В ч. 1 этой статьи имеется в виду «простое» убийство, за совершение которого возможно назначение наказания в виде лишения свободы на срок от шести до пятнадцати лет. В ч. 2 ст. 105 УК РФ дан перечень квалифицирующих это преступление признаков: убийство двух или более лиц; лица, заведомо для виновного находящегося в беспомощном состоянии, а равно сопряженное с похищением человека либо с захватом заложника, и т. д. За подобного рода квалифицированное убийство предусмотрено более тяжкое наказание: лишение свободы на срок от восьми до двадцати лет либо смертная казнь или пожизненное лишение свободы.

Характер общественной опасности некоторых преступлений в зависимости от ряда точно установленных в законе обстоятельств может значительно меняться. В этих случаях ответственность за них устанавливается в различных статьях. В этом отношении, например, характерно убийство, ответственность за совершение которого предусмотрена ст. 105 (убийство), ст. 106 (убийство матерью своего ребенка), ст. 107 (убийство, совершенное в состоянии аффекта), ст. 108 (убийство, совершенное при превышении пределов необходимой обороны либо при превышении мер, необходимых для задержания лица, совершившего преступление), ст. 109 (причинение смерти по неосторожности).

Статьи Особенной части, как правило, устанавливают ответственность за одно преступление (простое или квалифицированное). Однако не исключено установление в одной статье ответственности за два преступления. Так, в ч. 1 ст. 183 УК РФ предусмотрена ответственность за собирание сведений, составляющих коммерческую или банковскую тайну, а в ч. 2 этой статьи — за незаконное разглашение или использование сведений, составляющих коммерческую или банковскую тайну, без согласия их владельца, совершенные из корыстной или иной личной заинтересованности и причинившие крупный ущерб.

В соответствии с многолетней практикой кодификации новые законоположения включаются в УК (как в Общую, так и в Особенную часть) под дополнительной нумерацией для сохранения их системы и обеспечения работы органов правосудия, статистических научных исследований в будущем.

Отмена уголовной ответственности за какое-либо преступление или какого-нибудь предписания Общей части не влечет за собой изменение нумерации УК РФ.

Правовая норма Особенной части состоит из гипотезы, диспозиции и санкции.

Гипотеза в уголовно-правовой норме не приводится. Она предполагается примерно в следующей форме: «…если кто-либо совершит убийство…», а далее следует диспозиция, определяющая, что следует понимать под убийством.

Диспозицией называется та часть уголовно-правовой нормы (статьи), которая содержит определение предусмотренного ею преступного деяния и его составов. В Особенной части УК РФ имеются следующие виды диспозиций: простая, описательная, ссылочная, бланкетная и смешанная (комбинированная).

Простая диспозиция называет преступление без раскрытия его признаков. Она применяется в тех случаях, когда смысл преступления достаточно ясен в общих чертах без его описания или же наоборот — его описание сложно, громоздко. Простая диспозиция, например, приведена в ст. 211 УК РФ — угон судна. Что следует понимать под угоном судна, в данной статье не уточняется вследствие его ясности.

В качестве примера иного рода можно привести ст. 242 УК РФ, устанавливающую ответственность за незаконное распространение порнографических материалов или предметов. По поводу понятия «порнография» нет единого и четкого мнения, вследствие чего оно в диспозиции ст. 242 УК РФ не расшифровано, несмотря на то, что на практике из-за этого возникают большие трудности. А вот понятие «притон для проституции» понятно, но требует многословного описания, и поэтому оно не включено в диспозицию ст. 241 УК РФ.

Более предпочтительной является описательная диспозиция, включающая ряд признаков, наличие которых в совокупности определяет содеянное как преступление. Такая диспозиция, например, определена в ст. 213 УК РФ, в соответствии с которой хулиганством является «грубое нарушение общественного порядка, выражающее явное неуважение к обществу, сопровождающееся применением насилия к гражданам либо угрозой его применения, а равно уничтожением или повреждением чужого имущества».

Бланкетная диспозиция не содержит конкретных признаков преступления, а отсылает к нормам других отраслей права — гражданского, административного, трудового и т. д. Такие диспозиции доминируют в главах УК РФ, предусматривающих ответственность в сфере экологии (гл. 26), экономической деятельности (гл. 22), безопасности движения и эксплуатации транспорта (гл. 27), и т. д. Много таких диспозиций в главе, устанавливающей ответственность в сфере общественной безопасности в связи с нарушением специальных правил (строительных, горных работ и иных), обращения с оружием, боеприпасами, радиоактивными веществами и т. д. Бланкетной, например, является диспозиция ст. 218 УК РФ, устанавливающая ответственность за нарушение правил учета, хранения, перевозки и использования взрывоопасных, легковоспламеняющихся веществ и пиротехнических изделий.

Ссылочной является диспозиция, которая для установления признаков преступления в интересах устранения повторений отсылает к иной статье или части статьи УК. Так, в ст. 112 УК РФ, устанавливающей ответственность за умышленное причинение средней тяжести вреда здоровью, указано, что оно не опасно для жизни человека и не влечет последствий, указанных в ст. 111 УК. В ч. 2 ст. 111 УК предусмотрена ответственность за умышленное причинение тяжкого вреда здоровью при наличии квалифицирующих это преступление обстоятельств. При этом сделаны ссылки на ч. 1 этой же статьи, определяющей признаки тяжкого вреда здоровью.

Помимо перечисленных существуют смешанные, или комбинированные, диспозиции, содержащие признаки ссылочной или бланкетной диспозиции и помимо этого какой-либо иной диспозиции. Такой смешанной диспозицией наделена ст. 236 УК РФ, устанавливающая ответственность за нарушение санитарно-эпидемиологических правил (бланкетная часть), повлекшее по неосторожности массовое заболевание или отравление людей (описательная часть).

Санкцией называется часть уголовно-правовой нормы (статьи), в которой определяются вид и размер наказания за конкретное преступление.

Санкция по существу представляет собой законодательную оценку опасности предусмотренного в конкретной норме деяния. В санкциях УК РФ обычно устанавливаются альтернативные наказания по принципу «или-или». Так, в ч. 1 ст. 129 УК РФ за клевету предусмотрены наказания в виде штрафа в размере от 50 до 100 минимальных размеров оплаты труда или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до одного месяца, либо обязательных работ на срок от 120 до 180 часов, либо исправительных работ на срок до одного года. За ряд преступлений санкции предусматривают один вид наказания. За убийство, например, в ч. 1 ст. 105 УК РФ предусмотрено наказание в виде лишения свободы на срок от шести до пятнадцати лет.

Уголовные наказания, в зависимости от возможности суда в приговоре варьировать их размеры, делятся на абсолютно определенные и относительно определенные.

Абсолютно определенными являются смертная казнь, пожизненное лишение свободы и лишение специального, воинского или почетного звания, классного чина и государственных наград. Перечисленные наказания не допускают дозировки при их назначении судом. Их индивидуализация невозможна в приговоре суда.

Относительно определенные наказания указывают вид наказания и его размеры (пределы) — «от и до» или «до». Так, в ст. 105 УК РФ за убийство предусмотрено наказание в виде лишения свободы на срок от шести до пятнадцати лет.

Существует иной вид относительно определенных наказаний — с указанием только максимума наказания. В подобных случаях низший предел наказания определяется минимально возможным размером (пределом) этого наказания, предусмотренным Общей частью УК. Например, такая конструкция относительно определенного наказания определена в ч. 1 ст. 108 УК РФ, устанавливающей ответственность за убийство, совершенное при превышении пределов необходимой обороны либо при превышении мер, необходимых для задержания лица, совершившего преступление. За это преступление предусмотрено наказание в виде ограничения свободы на срок до двух лет или лишение свободы на тот же срок. Следовательно, в соответствии со ст. 53 УК РФ минимальный срок ограничения свободы равен одному году, а если это лишение свободы — то равен шести месяцам (ч. 2 ст. 56 УК).

За ряд преступлений, таких, например, как умышленное причинение тяжкого вреда здоровью (ст. 111 УК), угон судна воздушного или водного транспорта либо железнодорожного состава (ст. 211 УК), в санкции предусмотрено одно наказание — лишение свободы.

Большинство санкций предусматривают альтернативу двух или более видов наказаний, что предоставляет суду широкие возможности определять степень опасности содеянного и в соответствии с этим индивидуализировать наказание виновному лицу. Так, в ч. 2 ст. 129 УК РФ за клевету предусмотрена возможность назначения четырех видов наказания: штраф, обязательные работы, исправительные работы или арест.

В статье 45 УК РФ наказания разделены на основные и дополнительные.

Основными наказаниями являются обязательные работы, исправительные работы, ограничение по военной службе, ограничение свободы, арест, лишение свободы на определенный срок, пожизненное лишение свободы и смертная казнь (ч. 1 ст. 45 УК РФ). Некоторые наказания могут назначаться судом как в качестве основных, так и в качестве дополнительных наказаний (ч. 2 ст. 45 УК РФ).

Лишение специального, воинского или почетного звания, классного чина и государственных наград, а также конфискация имущества применяются только как дополнительные наказания.

Санкции, в которых предусмотрена возможность назначения как основного, так и дополнительного наказания, именуются кумулятивными. Как правило, суд правомочен решать вопрос о назначении виновному лицу основного наказания в совокупности с дополнительным наказанием или без него, в зависимости от учета обстоятельств дела. Но в некоторых санкциях статей УК предусмотрено обязательное сочетание как основного, так и дополнительного.

УК установлено, что лицо, совершившее разбой при квалифицирующих обстоятельствах, наказывается лишением свободы на срок от семи до двенадцати лет с конфискацией имущества. Следовательно, в таких санкциях предусмотрено обязательное назначение как основного, так и дополнительного наказания.

К закону (норме права) предъявляются многие требования. Он должен быть четким, ясным, не противоречащим иным нормам (в том числе — нормам других отраслей права). К тому же нормы права должны быть, с одной стороны, стабильными, а с другой — динамичными.

Стабильную норму можно тщательно изучить и проанализировать. Со временем возрастает круг лиц, ее знающих, руководствующихся ею. Возникает возможность изучения и обобщения практики применения нормы вместе с увеличением срока ее действия, стабильности. Тем самым улучшается правоприменительная деятельность и устраняются типичные ошибки, обнаруживаемые в процессе анализа обобщения практики применения нормы права. Продолжительная жизнь нормы повышает ее авторитет, значимость. С другой стороны — норма может отстать от потребностей жизни, устареть. В процессе применения нормы могут быть обнаружены ее недостатки. В таких случаях возникает необходимость в отмене или изменении нормы, в динамичной реакции законодателя. Это принцип динамичности нормы.

www.volsu.ru

УДК 343.2 ББК 67.408.0

ПРИНЦИПЫ УГОЛОВНО-ПРАВОВОЙ ПОЛИТИКИ И ЕЕ СООТНОШЕНИЕ С УГОЛОВНЫМ ПРАВОМ

Ольга Алексеевна Яковлева

Кандидат юридических наук, доцент кафедры уголовного права, Волгоградский государственный университет olgayakovlev@mail.ru, up@volsu.ru

просп. Университетский, 100, 400062 г. Волгоград, Российская Федерация

Аннотация. Понимание уголовно-правовой политики тесно связано с определением формирующих ее принципов и соотношением с наукой уголовного права. Автор делает вывод о том, что уголовно-правовая политика показывает отношение государства к преступности; какими методами и средствами с ней необходимо бороться; каким должно быть наказание за совершаемые преступные деяния; какие гарантии могут быть предоставлены гражданам от необоснованного обвинения и осуждения.

Ключевые слова: политика, уголовно-правовая политика, наука уголовного права, принципы, принципы уголовно-правовой политики.

Понимание уголовно-правовой политики тесно связано с определением формирующих ее принципов, поскольку именно они раскрывают ее содержание и находят отражение в законе как необходимом средстве практической реализации политических и практических установок . Также, определяя содержательную сторону уголовно-правовой политики, нельзя обойти вопрос, касающийся ее соотношения с наукой уголовного права. Так, М.П. Чубинский считал, что уголовно-правовая политика является составным элементом науки уголовного права, объясняя это тем, что, имея определенную правовую материю, мы добиваемся более плодотворных результатов и задаемся вопросом, что для этого надо сделать, то есть от изучения существующего (чем мы переходим к обрисовке того, ^ что было бы желательно и каким путем дос-^ тигнуть желательного, улучшить существующее — эту задачу выполняет уголовно-пра-g вовая политика) .

Современные авторы признают данные суждения небесспорными. Так, Н.А. Лопашен-@ ко считает, что уголовно-правовая политика

первична по отношению к уголовному праву. Она определяет задачи, стоящие перед ним, и большей частью — через уголовное законодательство — воплощается в нем. В то же время уголовное право в некоторой степени самостоятельно от уголовно-правовой политики. Оно, как и право вообще, довольно консервативно. Являясь надстроечной категорией, уголовное право не всегда соответствует быстро меняющимся условиям общественной жизни. Уголовно-правовая политика мобильнее, быстрее реагирует на новое, и это отчетливо видно в период происходящих в стране реформ . Подобной точки зрения придерживается А.И. Александров .

Думается, следует согласиться с данными суждениями, поскольку в большинстве случаев уголовная политика рассматривается как направление политики, в рамках которого формируются исходные требования борьбы с преступностью посредством разработки и осуществления широкого круга предупредительных мер, создания и применения правовых норм материального, процессуального и исполнительного уголовного права, уста-

навливающих криминализацию и пенализацию, а когда нужно — декриминализацию деяний, а также посредством определения круга допустимых в борьбе с преступностью мер государственного принуждения . Соответственно уголовная политика может осуществляться исключительно специальными мерами с использованием уголовного, уголовно-процессуального, уголовно-исполнительного права, а также криминологии (см.: ).

Уголовно-правовая политика показывает отношение государства к преступности: то, что власть считает преступным, какими методами и средствами она готова с этим бороться, какие гарантии могут быть предоставлены гражданам от необоснованного обвинения и осуждения, каким власть видит наказание за преступление. Прежде всего государство должно определить, какие деяния признаются преступлением. Эту задачу следует решить уголовно-правовыми средствами: уголовно-правовой наукой, уголовным законодательством. Уголовно-правовая наука обобщает имеющийся опыт, анализирует его, уголовное законодательство выступает в качестве синтеза обобщенного материала.

Политика, для того чтобы оправдать свое предназначение, должна быть принципиальной, иметь систему руководящих идей, начал — систему определенных принципов. Понять уголовно-правовую политику без знания формирующих ее принципов невозможно: принципы в концентрированном виде выражают саму политику.

Позиции относительно принципов уголовно-правовой политики в науке различны. В этой связи С.А. Борсученко отмечает, что «задачи уголовно-правовой политики должны решаться на основе ее принципов, исходных нормативно руководящих начал, идей, которые в рамках отрасли уголовного права обладают стабильностью, универсальностью, императивностью и системностью» . Систему принципов уголовно-правовой политики, как и уголовного законодательства, составляют принципы законности, равенства граждан перед законом, вины, гуманизма .

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Б.Т. Разгильдиев при определении уголовно-правовой политики подчеркивает, что она осуществляется «в рамках уголовно-пра-

вовых принципов» . В.Н. Кудрявцев и В.В. Лунев указали на то, что когда в Уголовном кодексе были закреплены принципы уголовного права, в них нашли отражения и принципы уголовной политики Российской Федерации .

К системе принципов уголовно-правовой политики принято относить законность, гуманизм, предупреждение преступности, научный подход к выработке политики, связь с практикой, предупреждение преступности, неотвратимость ответственности, дифференцированный подход к различным категориям преступников, применение альтернативных лишению свободы мер воздействия, привлечение общественности к борьбе с преступностью . Выделяются и такие принципы уголовно-правовой политики, как согласование уголовно-правовых мер борьбы с преступностью с более широкими социальными программами, предельно возможная гуманизация употребляемых государством карательных средств, постоянная и своевременная коррекция запретов; профилактика преступности; максимально возможная дифференциация ответственности и индивидуализация наказания .

С позиции Н.А. Лопашенко к принципам уголовно-правовой политики следует относить: 1) социальную обусловленность, 2) научную обоснованность, 3) устойчивость и предсказуемость, 4) легитимность, демократическую сущность, 5) гуманность и нравственность, 6) справедливость, 7) гласность, 8) сочетание интересов личности и государства, 9) приоритетность прав человека, 10) соответствие международным стандартам, 11) экономию репрессий, 12) неотвратимость ответственности .

По мнению отдельных специалистов, принципы уголовного права и принципы уголовного законодательства соотносятся как «содержание» и «форма» . То есть они представляют собой единое целое, а их раздельное рассмотрение допустимо лишь в порядке научной абстракции, для удобства исследования отдельных проблем, например, законодательной регламентации.

Е.В. Епифанова полагает, что «принципы уголовно-правовой политики не могут идти вразрез с принципами, сформулированными в

общей теории права и государства, а также с принципами, разработанными наукой уголовного права и нашедшими отражение в УК РФ, в Конституции РФ, с принципами, закрепленными в основных положениях международных правовых актов в сфере уголовного права, ратифицированных Россией» .

Поэтому, полагает ученый, принципы уголовно-правовой политики являются ведущими и определяющими по отношению к принципам, закрепленным в уголовном законодательстве .

Некоторые исследователи указывают на то, что принципы уголовного законодательства и принципы уголовно-правовой политики являются разнопорядковыми категориями, так как первые из них представляют собой основные положения уголовного законодательства, то есть системы уголовно-правовых норм, а вторые — основные положения конкретной деятельности .

A.И.Коробеев отметил, что «по способу выражения, характеру и содержанию принципы уголовно-правовой политики качественно отличаются от принципов уголовного права» .

B.В.Мальцев считает, что «принципы уголовно-правовой политики и уголовного права по содержанию очень близки друг к другу, но различия между ними все же имеются. Принципы уголовного права первичны. Принципам же уголовно-правовой политики принадлежит подчиненная, служебная роль, которая заключается в том, чтобы точнее и полнее отразить содержание принципов уголовного права в уголовном законодательстве» .

C.А.Борсученко рассматривает принципы уголовно-правовой политики и принципы уголовного закона как требования нравственного, идеологического и политического характера, обусловленные потребностями и закономерностями общественного развития, направленные на выполнение задач уголовного законодательства, обязательные как для законодательных, так и для правоприменительных органов и выполняющие функцию непосредственного и опосредованного регулирования общественных отношений .

Как видим, одни авторы определяют более узкий спектр принципов уголовно-правовой политики, другие — более развернутый. Но

так или иначе во всех суждениях содержатся точки соприкосновения, позволяющие вывести «единую формулу принципов уголовно-правовой политики». Данная «формула», на наш взгляд, должна базироваться на видовых категориях принципов права: общих, межотраслевых и отраслевых принципах . Исходя из данной классификации и учитывая позиции авторов, полагаем, что система принципов уголовно-правовой политики включает в себя следующие принципы: законность, справедливость, гуманизм, гласность, научную обоснованность, социальную обусловленность, соответствие международным стандартам, неотвратимость ответственности.

СПИСОК ЛИТЕРА ТУРЫ

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

1.Александров, А. И. Уголовная политика и уголовный процесс в российской государственности / А. И. Александров. — СПб. : СПбГУ, 2003. -562 с.

2.Беляев, Н. А. Уголовно-правовая политика и пути ее реализации / Н. А. Беляев. — Л. : Изд-во Ленингр. ун-та, 1986. — 176 с.

3.Большой юридический словарь / под ред. А. В. Малько. — М. : Проспект, 2011. — 704 с.

4.Бородин, С. В. Борьба с преступностью: теоретическая модель комплексной программы / С. В. Бородин. — М. : Наука, 1990. — 272 с.

5.Борсученко, С. А. Принципы уголовно-правовой политики / С. А. Борсученко // Вестник российской правовой академии. — 2009. — .№ 1. — С. 51-55.

6.Головко, Л. В. Принципы неотвратимости ответственности и публичности в современном российском праве и процессе / Л. В. Головко // Государство и право. — 1999. — .№ 3. — С. 72-76.

7.Епифанова, Е. В. Концепция уголовно-правовой политики / Е. В. Епифанова // Право и политика. — 2007. — №№ 10. — С. 46-50.

8.Жалинский, А. Э. Содержание уголовной политики / А. Э. Жалинский // Направления уголовной политики в борьбе с преступностью : меж-вуз. сб. науч. тр. — Свердловск : Изд-во Свердл. юрид. ин-та, 1986. — С. 12-19.

9.Загородников, Н. И. Направления изучения советского уголовного права / Н. И. Загородников, Н. А. Стручков // Советское государство и право. -1981. — №> 7. — С. 2-6.

10. Загородников, Н. И. Советская уголовная политика и деятельность органов внутренних дел / Н. И. Загородников. — М. : Изд-во Моск. высш. шк. милиции МВД СССР, 1979. — 98 с.

11.Исмаилов, И. А. Преступность и уголовная политика (актуальные проблемы организации борьбы с преступностью) / И. А. Исмаилов. — Баку : Азерб. гос. изд-во??, 1990. — 306 с.

12.Коробеев, А. И. Принципы российской уголовно-правовой политики как отражение конституционных основ уголовного права / А. И. Коробе-ев // Конституционные основы уголовного права : материалы I Всерос. конгр. по уголовному праву, посвящ. 10-летию Уголовного кодекса Рос. Федерации. — М. : Велби, 2006. — 344 с.

13.Курс российского уголовного права. Общая часть / под ред. В. Н. Кудрявцева, А. В. Наумова. — М. : Спарк, 2001. — 767 с.

14.Лопашенко, Н. А. Основы уголовно-правового воздействия: уголовное право, уголовный закон, уголовно-правовая политика / Н. А. Лопа-шенко. — СПб. : Юрид. центр Пресс, 2004. — 234 с.

15.Лопашенко, Н. А. Уголовная политика / Н. А. Лопашенко. — М. : Волтерс Клувер, 2009. — 608 с.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

16.Мальцев, В. В. Принципы уголовного законодательства и общественно опасное поведение / В. В. Мальцев // Государство и право. — 1997. -№2. — С. 83-87.

17.Панченко, П. Н. Советская уголовная политика. Общетеоретическая концепция борьбы с преступностью: ее становление и предмет / П. Н. Пан-ченко. — Томск : Изд-во Том. ун-та, 1988. — 198 с.

18.Разгильдиев, Б. Т. Уголовно-правовая политика: понятие и содержание / Б. Т. Разгильдиев // Правовая политика и правовая жизнь. — 2000. -№11.- С. 136-139.

19.Российское уголовное право. В 5 т. Т. 1. Преступление / под ред. А. И. Коробеева. — СПб. : Юрид. центр Пресс, 2006. — 190 с.

20.Стручков, Н. А. Исправительно-трудовая политика и ее роль в борьбе с преступностью / Н. А. Стручков. — Саратов : Изд-во Сарат. ун-та, 1970. — 271 с.

21.Уголовное право России. Общая часть / под ред. И. Е. Звечаровского. — М. : Юристъ, 2004. — 612 с.

22.Филимонов, В. Д. Принципы Уголовного кодекса РФ: достижения и недостатки их юридического выражения / В. Д. Филимонов // Пять лет действия УК: итоги и перспективы : материалы II Междунар. науч.-практ. конф. — М. : ЛексЭст, 2003. — С. 133-136.

23.Чередниченко, Е. Е. Принципы уголовного законодательства: понятие, система, проблемы законодательной регламентации : автореф. дис. … канд. юрид. наук / Чередниченко Екатерина Евгеньевна. — Саратов, 2006. — 21 с.

24.Чубинский, М. П. Очерки уголовной политики: понятие, история и основные проблемы уголовной политики как составного элемента науки уголовного права / М. П. Чубинский. — М. : ИНФРА-М, 2008. — 435 с.

3.Malko A.V., ed. Bolshoyyuridicheskiy slovar . Moscow, Prospekt Publ., 2011. 704 p.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

7.Epifanova E.V. Kontseptsiya ugolovno-pravovoy politiki . Pravo ipolitika, 2007, no. 10, pp. 46-50.

15.Lopashenko N.A. Ugolovnaya politika . Moscow, Volters Kluver Publ., 2009. 608 p.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

THE PRINCIPLES OF CRIMINAL LEGAL POLICY AND ITS CORRELATION WITH THE CRIMINAL LAW

Olga Alekseevna Yakovleva

Prosp. Universitetsky,100, 400062 Volgograd, Russian Federation

В последние годы в теории уголовного права в обиход вошло такое понятие, как «международное уголовное право», представляющее собой наднациональный правовой институт в сфере борьбы с наиболее опасными преступными посягательствами. На наш взгляд, на данный момент применительно к международному уголовному праву значительный интерес представляют два вопроса, определяющих его сущность. Это проблема самостоятельности данной отрасли права и ее развития как инструмента международной политики.

Вопрос о значении и роли международного уголовного права достаточно подробно исследовался в зарубежной литературе. В частности, справедливо отмечается, что международное уголовное право находится на стыке двух дисциплин: уголовного и международного права. Данное взаимодействие проявляется в том, что источниками международного уголовного права являются международные правовые акты, что свойственно международному публичному праву. Однако последствия применения рассматриваемых актов находится в области уголовного права.

В теории права для деления норм на отрасли используют два основных критерия: предмет и метод регулирования. Наличие самостоятельных предмета и метода регулирования свидетельствует о наличии всех предпосылок для выделении самостоятельной отрасти права.

Предмет и метод международного уголовного права

Предметом правового регулирования является определенный круг общественных отношений, которые объективно нуждаются в правовой регламентации.

Предмет международного уголовного права был исследован в целом ряде работ. В теории международного уголовного права наибольшей популярностью пользуется тот подход, что оно охватывает лишь преступления, подпадающие непосредственно под юрисдикцию международных судов и трибуналов (геноцид, преступления против человечности, военные преступления и преступление агрессии). При этом не включает в себя пиратство, рабство, пытки, терроризм и другие преступления международного характера.

И. П. Блищенко приравнивал задачи и предмет международного уголовного права, указывая, что состоят они в установлении ответственности субъектов международного права и наказании лиц, виновных в совершении международных преступлений и преступлений международного характера, а также общеуголовных преступлений, нарушающих установленный международным сообществом и отдельными государствами правопорядок, как на основе международных соглашений, так и с помощью национальных правовых систем.

А. Г. Кибальник, подробно исследовав данный вопрос, пришел к выводу, что предмет международного уголовного права представляет собой комплекс следующих общественных отношений:

  • 1) охранительных общественных отношений, возникающих по поводу совершения деяния, преступность которого определена международноправовыми актами. При этом охранительные общественные отношения обладают особенностью: приоритет юридического регулирования по международному уголовному праву имеет место, если национальный закон не содержит либо содержит противоречащую международному уголовному праву норму о преступности деяния по международному праву. Кроме того, в предмет международного уголовного права входят также охранительные общественные отношения, связанные с международно-правовой регламентацией наступления уголовной ответственности по национальному законодательству государств;
  • 2) общепредупредительных общественных отношений, которые складываются по поводу соблюдения запрета на совершение преступлений, предусмотренных международным уголовным правом;
  • 3) дозволительных (предписывающих) общественных отношений, возникающих по поводу причинения вреда в рамках допустимых обстоятельств освобождения от ответственности, не связанных с отсутствием признаков субъекта ответственности.

Л. В. Иногамова-Хегай считает, что предмет регулирования международного уголовного права носит смешанный характер, охватывая чисто уголовно-правовые, уголовно-процессуальные, уголовно-исполнительные вопросы, которые решаются не только и нс столько в рамках национального законодательства, сколько в первую очередь на основе и в соответствии с международно-правовыми нормами по борьбе с преступностью.

На наш взгляд, следует согласиться с подходом о комплексном характере предмета международного уголовного права. Что же касается содержания общественных отношений, входящих в его предмет, то необходимо выделить следующие группы.

Первую группу составляют отношения, связанные с совершением международного уголовного преступления и привлечением к международной уголовной ответственности. Данная группа отношений включает как охранительные, так и регулятивные отношения. Первые связаны с привлечением лица к международной уголовной ответственности и назначением наказания за международное уголовное преступление. Регулятивные отношения появляются в случаях освобождения лица от международной уголовной ответственности, предусмотренных, в частности, ст. 31 Римского статута МУС.

Вторую группу составляют отношения, связанные с вопросами установления ответственности за преступления международного характера. Ответственность за такие деяния наступает исключительно в соответствии с национальным законодательством, вследствие чего нельзя говорить о международной уголовной ответственности за них. Задача международного уголовного права в отношении таких преступлений сводится к установлению общих направлений противодействия им, а также проработки вопросов международного сотрудничества. Таким образом, несмотря на то что данные отношения входят в предмет международного уголовного права, охранительными их назвать нельзя ввиду того, что вопросы привлечения к ответственности за них регламентируются нормами национального уголовного законодательства, а роль международного уголовного права сводится к регламентации общих вопросов борьбы с рассматриваемыми преступлениями.

Следовательно, можно говорить о специфичности и самостоятельности предмета международного уголовного права, включающего в себя две группы отношений: охранительные отношения, связанные с совершением международного уголовного преступления и привлечением к международной уголовной ответственности; регулятивные общественные отношения, связанные с борьбой с преступлениями международного характера.

Другим элементом, определяющим самостоятельность конкретной отрасли права, является метод регулирования.

Под методом правового регулирования понимается совокупность приемов, способов юридического воздействия на поведение субъектов общественных отношений. Основные характеристики метода правового регулирования отношения: способы взаимосвязи прав и обязанностей участников правоотношений, характер юридических средств обеспечения прав и обязанностей в правоотношении. Исходя из данных характеристик в литературе выделяются следующие методы правового регулирования: диспозитивный, императивный, поощрительный и рекомендательный.

В основе международного уголовного права лежат как императивный, так и диспозитивный методы.

Императивность проявляется в неотвратимости международной уголовной ответственности вне зависимости от того, были ли ратифицированы международные правовые акты государством либо нет.

Диспозитивность проявляется в договорных началах всего международного уголовного права. Его становление базируется прежде всего на «доброй воле» международного сообщества, закрепленной в договорах.

Используется в международном уголовном праве также и поощрительный метод правового регулирования. В частности, в ст. 31 Римского статута МУС сказано, что лицо освобождается от уголовной ответственности, если действовало разумно для защиты себя или другого лица, или, в случае военных преступлений, имущества, которое является особо важным для выживания данного лица или другого лица, либо имущества, которое является особо важным для выполнения задачи военного характера, от неизбежного и противоправного применения силы способом, соразмерным степени опасности, угрожающей этому лицу или другому защищаемому лицу или имуществу.

Применяется в международном уголовном праве также рекомендательный метод. Связано использование данного метода с преступлениями международного характера, когда устанавливаются лишь рекомендации для отдельных государств в сфере борьбы с такими деяниями.

Таким образом, международное уголовное право, базирующееся на императивных и диспозитивных началах правового регулирования, активно также использует поощрительный и рекомендательный методы.

  • См.: Cryer R., Friman Н., Robinson D., Wilmshurts E. International Criminal Law and Procedure. Cambridge University Press, 2007. P. 7.
  • См.: Теория государства и права / под ред. А. В. Малько. М., 2006. С. 172.
  • Там же. С. 172.
  • См., например: Cryer R., Friman Н., Robinson D., Wilmshurts E. International Criminal Law and Procedure. P. 2.
  • См.: Международное уголовное право / под ред. В. Н. Кудрявцева. М., 1999. С. 22.
  • См.: Кибальник А. Г. Современное международное уголовное право: понятие, задачи и принципы. СПб.: Юрид. центр Пресс, 2003. С. 35.
  • См.: Иногамова-Хегай Л. В. Международное уголовное право. СПб.: Юрид. центр Пресс, 2003. С. 22.
  • См.: Теория государства и права / под ред. А. В. Малько. С. 173.

Добавить комментарий