Взыскание неустойки по договору

Исполнение обязательств может обеспечиваться неустойкой — это способ упрощенной компенсации потерь, связанных с нарушением обязательств. Использование неустойки предпочтительнее в отношении обязательств, вытекающих из договоров поставки, подряда и других, так как интересы кредитора связаны с достижением определенных результатов и не связаны с получением денежной суммы от должника.

Довольно часто при заключении хозяйственного договора стороны предусматривают уплату неустойки. Правовое регулирование неустойки обеспечивает § 2 главы 23 Гражданского кодекса Российской Федерации «Обеспечение исполнения обязательств».

Неустойкой (штрафом, пеней) признается определенная законом или договором денежная сумма, которую должник обязан уплатить кредитору в случае неисполнения или ненадлежащего исполнения обязательства, в частности в случае просрочки исполнения (п. 1 ст. 330 ГК РФ).

Из текста статьи 330 ГК РФ вытекает, что неустойка может быть законной и договорной. Договорная неустойка устанавливается по соглашению сторон, при этом стороны самостоятельно определяют ее размер, а также порядок исчисления. Под законной неустойкой понимается неустойка, установленная законом.

Примером такой неустойки может служить неустойка за нарушение договорных условий контракта при госзакупках, на что указывает пункт 5 статьи 34 Федерального закона от 05.04.2013 № 44-ФЗ «О контрактной системе в сфере закупок товаров, работ, услуг для обеспечения государственных и муниципальных нужд». Кредитор вправе требовать уплаты законной неустойки независимо от того, предусмотрена ли она договором или нет. Следует иметь в виду, что размер законной неустойки с согласия партнеров может быть повышен, но только в том случае, если это не запрещено законом (ст. 332 ГК РФ).

Статья 330 ГК РФ определяет два вида неустойки — штраф и пени. Неустойка в виде штрафа представляет собой, как правило, фиксированную величину, закрепленную в соглашении, а пени — величину, которая зависит от периода времени, в течение которого нарушаются права кредитора.

Обратите внимание, что по требованию об уплате неустойки кредитор не обязан доказывать причинение ему убытков, на это прямо указано в пункте 1 статьи 330 ГК РФ. Такого же мнения придерживаются и судебные органы, о чем свидетельствуют, например, постановления ФАС Восточно-Сибирского округа от 20.01.2014 по делу № А33-12334/2013, от 27.12.2013 по делу № А33-2754/2013, от 26.11.2012 по делу № А58-1504/2012, ФАС Дальневосточного округа от 26.11.2013 № Ф03-5487/2013 по делу № А37-4143/2012 и другие.

В соответствии с пунктом 2 статьи 330 ГК РФ кредитор не вправе требовать уплаты неустойки, только если должник не несет ответственности за неисполнение или ненадлежащее исполнение обязательства. Отметим, что основания ответственности за нарушение обязательств установлены статьей 401 ГК РФ. Во всех остальных случаях при наличии доказательств, что права кредитора нарушены, он вправе предъявить виновной стороне штрафные санкции.

Согласно статье 331 ГК РФ соглашение о неустойке должно быть совершено в письменной форме независимо от формы основного обязательства. Несоблюдение письменной формы влечет недействительность соглашения о неустойке (Постановление ФАС Северо-Западного округа от 24.09.2013 по делу № А56-67023/2012).

Обычно положения об уплате штрафных санкций прописываются непосредственно в самом договоре. Однако они могут быть отражены и в дополнительном соглашении, являющемся неотъемлемой частью основного договора. При этом можно рекомендовать сторонам все-таки прописывать условие о неустойке, а также ее размеры в основном договоре, поскольку это намного упростит «процедуру требований» потерпевшей стороны.

Отметим, что уплата штрафов и пеней предусмотренная в договоре, еще ничего не доказывает. Ведь должник может посчитать, что он полностью выполнил все свои обязательства и не должен уплачивать штрафы. Более того, между сторонами могут возникнуть разногласия по поводу размеров штрафов и так далее. Таким образом, для того чтобы подтвердить свое согласие на уплату штрафов и пеней, должник должен направить контрагенту письмо, в котором указываются размер санкций и срок их уплаты.

При установлении размера неустойки следует помнить о правилах статьи 333 ГК РФ, в которых закреплено право суда на снижение неустойки, если ее размер явно несоизмерим с последствиями нарушения обязательства. Уменьшение неустойки, определенной договором и подлежащей уплате лицом, осуществляющим предпринимательскую деятельность, допускается в исключительных случаях, если будет доказано, что взыскание неустойки в предусмотренном договором размере может привести к получению кредитором необоснованной выгоды.

Обращаем ваше внимание на то, что правила статьи 333 ГК РФ не затрагивают право должника на уменьшение размера его ответственности на основании статьи 404 ГК РФ и право кредитора на возмещение убытков в случаях, предусмотренных статьей 394 ГК РФ.

Следует иметь в виду, что неустойка, как способ обеспечения обязательства, фактически может быть применена к любому из обязательств, возникающих у сторон хозяйственного договора. То есть неустойка может применяться как к поставщику, например, недопоставившему или допустившему просрочку товаров, так и к покупателю, просрочившему его оплату.

Далее рассмотрим порядок отражения в учете должника неустоек (штрафов, пеней) уплачиваемых им за нарушение договорных обязательств.

Бухгалтерский учет

Согласно пункту 11 Приказ Минфина России от 06.05.1999 № 33н «Об утверждении Положения по бухгалтерскому учету «Расходы организации» ПБУ 10/99″ (далее — ПБУ 10/99) в бухгалтерском учете должника уплачиваемые неустойки (штрафы, пени) за нарушение договорных обязательств включаются в состав прочих расходов.

В соответствии с пунктом 14.2 ПБУ 10/99 штрафы, пени, неустойки за нарушение условий договоров, а также возмещение причиненных организацией убытков принимаются к бухгалтерскому учету в суммах, присужденных судом или признанных организацией. После признания (присуждения) неустойки должник относит ее на увеличение прочих расходов и в том же отчетном периоде делает бухгалтерскую запись на соответствующую сумму:

Дебет 91-2 «Прочие расходы» Кредит 76-2 «Расчеты по претензиям» — отражены штрафные санкции за нарушение договорных обязательств, присужденные судом или признанные организацией.

Погашение задолженности перед кредитором оформляется бухгалтерской записью:

Дебет 76-2 «Расчеты по претензиям» Кредит 51 «Расчетные счета» — оплачены штрафные санкции за нарушение договорных обязательств.

Пример

(для упрощения примера все расчеты приведены без НДС)

01.02.2019 организация «А» (продавец) отгрузила компании «Б» (покупатель) партию товара на сумму 260 тыс. руб. Согласно условиям договора оплата за товар должна быть произведена не позднее 03.04.2019, за просрочку платежа предусмотрена неустойка в размере 0,3% от неуплаченной суммы за каждый день просрочки. Компания «Б» оплатила товар 10.04.2019, тем самым нарушив условия договора.

В бухучете компании «Б» данные хозяйственные операции были отражены следующим образом:

Дебет 41 «Товары» Кредит 60 «Расчеты с поставщиками и подрядчиками» — 260 тыс. руб. — приняты товары к учету.

Дебет 60 «Расчеты с поставщиками и подрядчиками» Кредит 51 «Расчетные счета» — 260 тыс. руб. — отражена оплата за товар.

Дебет 91-2 «Прочие расходы» Кредит 76-2 «Расчеты по претензиям» — 5460 руб. (260 тыс. руб. х 0,3% х 7 дней) — отражена неустойка за просроченный платеж за приобретенные товары.

Дебет 76-2 «Расчеты по претензиям» Кредит 51 «Расчетные счета» — 5460 руб. — перечислена сумма неустойки.

Следует иметь в виду, что при отсутствии в договоре поставки условия о неустойке за просрочку исполнения денежного обязательства пострадавшая сторона может требовать уплаты ей процентов по статье 395 ГК РФ, а также возмещения причиненных убытков. Однако в такой ситуации пострадавшая сторона должна предварительно доказать факт причинения убытков.

Если в договоре поставки нет соглашения о неустойке за нарушение неденежных обязательств, то покупатель не вправе требовать уплаты процентов, а может рассчитывать только на возмещение убытков, которые ему придется предварительно доказать.

Как уже было отмечено, в отсутствие договорной неустойки пострадавшая сторона вправе требовать выплаты законной неустойки. Если же на момент возникновения конфликта между партнерами законная неустойка утратила силу, то пострадавшая сторона вправе отказаться от договора и потребовать возмещения убытков.

Заметим, что неустойка как способ обеспечения обязательства фактически может быть применена к любому из обязательств, возникающих у сторон по договору поставки.

Налоговый учет

На основании пункта 1 статьи 252 НК РФ расходами признаются обоснованные и документально подтвержденные затраты (в случаях, предусмотренных в статье 265 НК РФ — убытки), осуществленные (понесенные) налогоплательщиком.

Под обоснованными расходами понимаются экономически оправданные затраты, оценка которых выражена в денежной форме.

Под документально подтвержденными расходами понимаются затраты, подтвержденные документами, оформленными в соответствии с законодательством Российской Федерации, либо документами, оформленными в соответствии с обычаями делового оборота, применяемыми в иностранном государстве, на территории которого были произведены соответствующие расходы, и (или) документами, косвенно подтверждающими произведенные расходы.

Расходами признаются любые затраты при условии, что они произведены для осуществления деятельности, направленной на получение дохода.

Так, в подпункте 13 пункта 1 статьи 265 НК РФ установлено, что к внереализационным расходам относятся затраты в виде признанных должником или подлежащих уплате на основании решения суда, вступившего в законную силу, штрафов, пеней и (или) иных санкций за нарушение договорных или долговых обязательств, а также расходы на возмещение причиненного ущерба.

Таким образом, предусмотренная условиями договора неустойка за ненадлежащее исполнение договорных обязательств учитывается в составе внереализационных расходов в целях исчисления налога на прибыль организаций при условии соответствия таких расходов критериям, установленным статьей 252 НК РФ. Аналогичное мнение высказано в письмах Минфина России от 11.08.2015 № 03-03-06/1/46211, от 01.12.2014 № 03-03-06/1/61165.

Датой признания расходов в виде неустойки (штрафа, пени) налогоплательщика, определяющего доходы и расходы методом начисления, является дата признания штрафа либо дата вступления в законную силу решения суда (подп. 8 п. 7 ст. 272 НК РФ).

У налогоплательщиков, определяющих доходы и расходы кассовым методом, расходы в виде штрафов, пеней и (или) иных санкций признаются для целей налогообложения прибыли после их фактической оплаты (п. 3 ст. 273 НК РФ).

Пример

Организация «А» (покупатель) 15.03.2019 заключила договор поставки партии товаров с компанией «Б» (продавец) на общую сумму 650 тыс. руб. Срок поставки — 03.04.2019. Договором предусмотрено, что в случае нарушения установленного срока поставки поставщик должен уплатить пени в размере 0,07% от стоимости товара за каждый день просрочки.

Предположим, что компания «Б» отгрузила товар по договору поставки только 20.04.2019. 20.04.2019 организацией «А» была выставлена компании «Б» претензия на сумму 6825 руб., которую поставщик в этот же день и подтвердил. Расчет суммы претензии был произведен следующим образом:

  • продажная стоимость товара — 650 тыс. руб.
  • пени за каждый день просрочки — 455 руб. (650 тыс. руб. x 0,07%); пени за 17 дней просрочки — 7735 руб. (455 руб. x 17 дней).

Согласно пункту 14.2 ПБУ 10/99 на счетах бухгалтерского учета санкции по договорам должны отражаться по мере их признания или присуждения судом. Следовательно, 20.04.2019 организация «Б» должна включить в состав внереализационных расходов пени за 17 дней просрочки.

Пункт о неустойке в Трудовом договоре

Государственный суд изменил свою позицию в отношении взыскания с работника возмещения нанесенного работодателю ущерба

Работодатель мог бы вносить пункт о неустойке в трудовой договор, чтобы «со дня» увольняющийся работник не создавал затруднительную ситуацию для предприятия, считают представляющие адвокатское бюро «Каарма и партнеры» Райт Каарма и Элена Ласс.

Весной госсуд изменил свою ранее лояльную позицию и решения в отношении ухода работника без уведомления работодателя, т.к предприятия, для которых жизненно важен неврерываемый процесс производства, и где наблюдается постоянная текучка кадров ( т.н. производства), оказываются в крайне тяжелом положении.

Закон обязывает работника сообщать работодателю о расторжении договора не менее, чем за 30 дней. В случае, если это происходит в более короткий срок, работодатель имеет право получить возмещение ему нанесенного ущерба в таком же размере, как если бы работник соблюдал сроки названного расторжения. Из этих двух положений закона вытекает, что если работник увольняется «со дня», работодатель имеет право автоматически взыскать с работниказ заработную плату за один месяц.

Необходимость доказывать нанесенный ущерб

Госсуд в своем решении пришел к такому выводу, что по ранее действующему с 2009 года Закону о трудовом договоре, было невозможно, следуя законодательству, обязать работника выплачивать возмещение ущерба работодателю в размере заработной платы за тот период, который работник не отработал по договору, нарушив его сроки.

Таким образом, невозможно автоматически взыскать с работника возмещение за те дни, которые он не отработал. У работодателя есть право взыскивать возмещение нанесенного ему ущерба лишь в том случае, если досрочный уход работника без уведомления об этом будет доказан работодателем.

Следовательно, госсуд связал досрочное увольнение работника и право получения работодателем возмещения за неотработанные дни с тем, что работодатель должен доказать факт нанесения действительного ущерба неожиданным уходом работника. Его размер же не должен ограничиваться размером месячной зароботной платы работника. Надо отметить лишь, что такое доказывание может стать для работодателя непомерно обременительным.

Неустойка

Каким образом работодатель в таком положении может мотивировать работника сообщать об увольнении заранее? В решение госсуда мы не найдем ответа на этот вопрос, но в действительности на практике существует вполне законный метод. А именно, работодатель может договориться с работником о выплате ему неустойки в случае досрочного увольнения. Этот пункт о неустойке можно внести в трудовой договор или оформить отдельное соглашение. Если в дальнейшем выяснится, что уход работника до оговоренного срока несет работодателю убытки значительно более существенные, чем оговоренные в пункте о неустойке, можно затребовать сумму, превышающую сумму неустойки .

В случае соглашения о выплате неустойки работодатель ни при каких обстоятельствах не должен доказывать нанесенный ему ущерб и размер нанесенных ему досрочным увольнением работника убытков. В Законе также мы не найдем конкретных предписаний и определений размера неустойки, основным принципом ее определения является лишь разумность, учитывающая этот тип трудовых отношений. Таким образом, советуем всем вносить пункт о выплате неустойки работодателю в трудовой договор.

Статья вышла в газете Äripäev (Деловые ведомости) 29 августа 2015 года

4 сентября Арбитражный суд Центрального округа вынес постановление по спору о взыскании поставщиком с покупателя задолженности и договорной неустойки в отсутствие подписанного последним договора поставки.

В сентябре 2015 г. общества «ТрансСтрой» (поставщик) и «Сапсан» (покупатель) согласовали договор поставки инертных материалов. Согласно условиям договора цены на товар определялись протоколами согласования договорной цены. В случае просрочки оплаты товара покупатель по требованию поставщика уплачивал пени в размере 0,3% от стоимости товара за каждый день просрочки (п. 9.3 договора). Договор поставки не был подписан покупателем.

Впоследствии представители сторон подписали три товарные накладные, заверенные оттисками печатей организаций, общей стоимостью 375 тыс. руб. Они содержали сведения о наименовании товара, его количестве и цене, ссылку на сам договор. Покупатель принял накладные без претензий и произвел их частичную оплату несколькими платежными поручениями на сумму 303 тыс. руб. Далее стороны подписали акт сверки взаимных расчетов, подписантом со стороны покупателя выступил его главбух.

В дальнейшем поставщик подал иск о взыскании с покупателя задолженности по договору на сумму 71,9 тыс. руб., а также неустойки в том же размере.

В арбитражном суде ответчик не заявлял об отсутствии согласования сторонами договорного условия о неустойке, а ссылался лишь на ее несоразмерность последствиям нарушенного обязательства. Суд первой инстанции оценил этот довод и счел предъявленную истцом сумму 71,9 тыс. руб. соразмерной, в том числе исходя из того, что она не превышала суммы, рассчитанной из принятого в практике делового оборота размера 0,1% за каждый день просрочки. В итоге суд взыскал с ответчика затребованные истцом суммы.

В апелляционной жалобе «Сапсан» ссылался уже на факт неподписания договора покупателем и несогласование сторонами условия о неустойке. Оценивая указанный довод, вторая инстанция указала, что ответчик принял товар по товарным накладным, содержащим ссылку на договор, и частично исполнил денежное обязательство. Следовательно, он не вправе требовать признания договора незаключенным в силу п. 3 ст. 432 ГК РФ. Таким образом, апелляция поддержала решение суда первой инстанции.

В кассационной жалобе в Арбитражный суд Центрального округа покупатель указал, что условие о неустойке не было сторонами согласовано вопреки требованиям ст. 331 ГК РФ, сам договор не был подписан ответчиком, а признание факта получения товара во исполнение условий договора не может считаться акцептом акцессорного обязательства.

Изучив материалы дела № А23-5662/2018, суд округа пришел к выводу о нарушении нижестоящими инстанциями норм материального права. Со ссылкой на п. 3 ст. 432 ГК РФ он пояснил, что сторона, принявшая от другой стороны полное или частичное исполнение по договору либо иным образом подтвердившая действие договора, не вправе требовать признания этого договора незаключенным, если заявление такого требования с учетом конкретных обстоятельств будет противоречить принципу добросовестности.

«Применяя указанное положение договора к неустойке, суд апелляционной инстанции фактически исходил из того, что акцессорное обязательство следует судьбе основного обязательства. При этом судом не учтено следующее. В соответствии со ст. 331 ГК РФ соглашение о неустойке должно быть совершено в письменной форме независимо от формы основного обязательства. Несоблюдение письменной формы влечет недействительность соглашения о неустойке. Следовательно, факт подтверждения действия договора в части передачи товара по накладным автоматически не распространяется на иные обязательства; относительно обеспечивающего обязательства должны были быть достигнуты договоренности только в письменной форме. Такие доказательства стороной истца в дело не представлены. Императивные положения ст. 331 ГК РФ не допускают возможности признания соглашения заключенным ввиду совершения стороной конклюдентных действий в качестве акцепта предложенной оферты», – отмечено в постановлении кассации.

Кассация сочла, что нижестоящему суду следовало учесть факт неподписания ответчиком договора, свидетельствующий об отсутствии согласованной воли сторон относительно условий наступления ответственности за нарушение обязательств и размера неустойки. Окружной суд также подчеркнул, что отсутствие заявления ответчика о незаключенности договора в части неустойки в суде первой инстанции (ответчик ограничился лишь заявлением о снижении ее размера) не являлось основанием считать его молчание признанием заключения соглашения о неустойке. Ведь молчание, по общему правилу, не является акцептом, если иное не вытекает из закона, соглашения сторон, обычая или из прежних деловых отношений сторон.

В связи с этим АС Центрального округа отменил решение суда первой инстанции в части взыскания с ответчика неустойки и расходов на оплату госпошлины. Постановление апелляции было отменено кассацией в полном объеме.

Адвокат АБ «ЮГ» Сергей Радченко назвал незаконным постановление окружного суда. «Между сторонами спора, как видно из описания обстоятельств дела, был заключен рамочный договор поставки, во исполнение которого истец поставил товар ответчику. Этот договор предусматривал условие о неустойке за просрочку платежа. Поскольку ответчик просрочил платеж, то истец имел право взыскать неустойку. Комментируемое постановление не содержит какой-либо внятной аргументации против этой позиции», – отметил эксперт.

По его мнению, суд округа был бы прав только в том случае, если бы между сторонами не был заключен отдельный договор поставки. «В этом случае договорные отношения оформлялись бы только накладными, в которых условия о неустойке нет, как следствие и взыскивать неустойку было бы нельзя», – заключил Сергей Радченко.

Адвокат МКА «Центрюрсервис» Илья Прокофьев, напротив, полагает, что постановление окружного суда в полной мере соответствует действующему законодательству и сложившейся судебной практике. «Важно, что суд округа подчеркнул необходимость проверки всех обстоятельств дела и правильного применения закона вне зависимости от позиции стороны по делу. На практике довольно часто суды действительно не применяют те или иные нормы законодательства, если на них не указывают стороны, что, несомненно, является неверным. Кассационная инстанция верно определила, что соглашение о неустойке должно заключаться в письменной форме и исключения из этого правила быть не может», – отметил эксперт.

Добавить комментарий