Валютные заемщики

Еще год назад многие финансовые эксперты советовали россиянам хранить деньги в рублях, а кредиты брать в долларах (мол, американская валюта постоянно дешевеет, а потому расплачиваться по займу вполне выгодно, если зарплата в рублях). Но кто же тогда знал, что всего за несколько месяцев доллар вернется к своему историческому максимуму в 31 рубль и окрепнет сразу на 20%. Вот и получилось, что автоматически валютные кредиты подорожали на эти самые 20%. Сбербанк и ВТБ 24 (именно эти банки выдали наибольшее количество долларовых кредитов) еще до Нового года объявили, что предложат своим клиентам перевести кредиты в рубли. Важный момент: речь идет только о долларовых кредитах, займы в евро (из-за того, что таких кредитов очень мало на рынке) никто в рубли конвертировать не предлагает.
И вот с нового года эти программы заработали. Но насколько выгодна такая конвертация простым гражданам?
Угадать курс
К примеру, мой друг взял ипотеку в 2005 году — дико повезло. Тогда еще квартиры были дешевле, а в скором времени доллар стал дешеветь, и сумма долга автоматически уменьшалась. Только сравните: в 2005 году ежемесячный платеж $260 в переводе составлял 7436 рублей, через год — 6942 рубля, в 2007 году — 6370 рублей, а в середине 2008 года платить приходилось 6000 рублей!
То есть спустя три года экономия оказалась почти 1500 рублей ежемесячно! Мой друг довольно потирал руки, глядя каждый день, как падает американская валюта, и радовался своей прозорливости.
Но кризис подкрался незаметно — доллар взлетел до 31 рубля по курсу ЦБ, а в обменниках приходится покупать баксы вообще по 32—33 рубля. Итого платежи подскочили до 8320 рублей! В в такой ситуации находятся тысячи россиян, которые понабрали огромные ипотечные кредиты в американской валюте.
Как действует программа
Пока что услугу конвертации займов предлагают только два системообразующих банка — Сбербанк и ВТБ 24. Система действует сравнительно просто. В любом отделении банка вы подаете заявку на перевод вашего долга в рубли. Комиссия финансистов в течение недели рассматривает ваше прошение, проверяет, нет ли у вас задолженностей, и, если все нормально, дает добро, объяснили нам в пресс-службе Сбербанка.
Сумма вашего долга переводится из долларов в рубли по внутреннему курсу банка на день перезаключения договора. Грубо говоря, если у вас долг составляет $50 тыс., то он превратится в 1 млн. 597,5 тыс. рублей (курс Сбербанка на вчерашний день — 31,95 рубля за доллар).
По словам Ирины КИБИНОЙ, директора управления общественных связей Сбербанка, ставка по кредиту будет на уровне действующих ставок по рублевым ипотечным кредитам. На сайте Сбера по разным видам ипотечных кредитов ставки варьируются от 12,75% до 15,5%. Вам установят ставку того рублевого кредита, условиям которого отвечал ваш долларовый заем (например, вы брали кредит «Молодая семья» в долларах, у него ставка была 11% годовых, такой же рублевый кредит сейчас имеет ставку 12,5% — ее вы и получите после конвертации).
— Условия предоставления различных кредитных продуктов существенно различаются, — комментирует Ирина Кибина. — Поэтому в каждом конкретном случае перевод в рубли может быть заемщику или выгоден, или нейтрален, или однозначно невыгоден. Например, если остаток задолженности незначителен или заемщик получает доходы в валюте, а также в том случае, если нынешняя рублевая процентная ставка существенно выше, чем действующая ставка по его валютному кредиту. В каждом случае нужно считать индивидуально.
За конвертацию кредита в Сбербанке обещали не брать никакой комиссии.
А в ВТБ 24 такая услуга обойдется в 24 тысячи рублей (это разовый платеж). Вдобавок, если вы брали ипотечный кредит, вам нужно будет заново переоценивать квартиру, за это придется заплатить до 6 тысяч рублей.
Стоит ли игра свеч?
Примерные расчеты по кредитам нам предоставил банк ВТБ 24. Понятно, что почти каждый случай стоит рассматривать индивидуально. Для этого вам нужно обратиться в отделение банка.
Плюс конвертации кредита в рубли будет очевиден, если доллар подорожает еще на 6—7 рублей. Вдобавок вы страхуете себя от дальнейших скачков курсов валют. Что бы ни происходило с долларом или евро, ваш платеж уже зафиксирован. Но в то же время ипотечные кредиты берутся на 10—15 лет. А предсказывать, сколько будет стоить доллар даже через год-два, не берется ни один эксперт. Возможно, что «американец» в следующем году упадет в цене. Впрочем, никто не знает на все сто процентов, какой курс нам ждать и через месяц-два.
КОММЕНТАРИЙ СПЕЦИАЛИСТА
Евгений НАДОРШИН, старший преподаватель Международного института экономики и финансов:
«Если «американец» еще вырастет, то польза очевидна»
— Выгодно ли конвертировать долларовый кредит, зависит от того, на сколько Центробанк собирается еще девальвировать рубль. Обесценивание идет хорошими темпами, поэтому не исключено, что в ближайшие недели или несколько месяцев девальвация остановится. Мы уже вернулись к максимальному значению доллара, которое было в 2003 году. За эту неделю курс американской валюты вырос уже на 1,5 рубля.
Со стороны банков предложение конвертировать кредиты — скорее социальная акция. Но это было актуально в сентябре — ноябре прошлого года, когда обесценивание рубля только началось. Сейчас некоторые эксперты представляют пессимистичный сценарий, по которому доллар подорожает еще на 20—30% и будет стоить 45—50 рублей. Если этот прогноз сбудется, то переводить кредит в рубли, конечно же, выгодно. Но делать это надо прямо сейчас, потому что такими темпами Центробанк может обесценить рубль на эти самые 20% в ближайшие недели. А на переоформление договора нужно время.
Хотя мой прогноз по курсу валют в среднем в течение этого года — 33 рубля за доллар и 42 рубля за евро.
Но нужно понимать, что колебания на рынке колоссальные — непонятно, на чем будут играть валютные спекулянты. В конце года они ставили на рост евро, сейчас — на рост доллара.
Нигина БЕРОЕВА

При совершении ряда валютных операций необходимо пройти процедуру валютного контроля для соблюдения требований валютного законодательства РФ.

Операции списания средств по договору займа с нерезидентом

При переводе денежных средств в валюте РФ или в иностранной валюте для предоставления займа нерезиденту вам необходимо представить в банк:

  1. Договор займа и изменения/дополнения к нему (при наличии).
  2. Информацию об ожидаемых сроках возврата займа.В случае если сумма займа без учета процентов — 3 млн рублей и выше (или эквивалент в другой валюте по официальному курсу Банка России на дату заключения договора или внесения последних изменений в договор в части суммы займа)
  3. Расчетный документ.

При непредставлении документов банк будет вынужден отказать в проведении валютной операции по списанию средств со счета (вклада) в пользу нерезидента.

Операции зачисления средств по договору займа с нерезидентом

При зачислении денежных средств от нерезидента по договору займа на счет/вклад в Банке ВТБ вам необходимо представить в банк:

  1. Сведения о договоре займа, в рамках которого проведена операция (дата и номер договора — при наличии).
  2. Информацию о назначении платежа по каждому зачислению в рамках договора займа.

При зачислении денежных средств на счет/вклад в другом уполномоченном банке необходимо представить в Банк ВТБ СВИФТ-сообщение, выписку по счету или иной документ, подтверждающий зачисление денежных средств по возврату основного долга и (или) уплате процентов по договорам займа.Если заём был предоставлен после 20.11.2018 г. с вашего счета, открытого в Банке ВТБ, а сумма обязательств равна или превышает 3 млн рублей (или эквивалент в иностранной валюте)

При отсутствии у банка документов и информации о возврате нерезидентом денежных средств в счет погашения основного долга и процентов по договору займа банк вынужден будет направить информацию о наличии признака нарушения физическим лицом — резидентом требования о репатриации, предусмотренного статьей 19 Закона 173-ФЗ.

04.10.2016

Почти все валютные заемщики проиграли в судах банкам. DW выясняла, как сложилась судьба людей, которые когда-то брали кредиты по низкому курсу.

Перед выборами в Госдуму тема заемщиков, ставших жертвами валютной ипотеки, ушла на второй план, а потом и вовсе забылась. Между тем многие из них продолжают протестовать — как в офисах банков, так и в судах. Из дома пока никого не выгоняют — но долги стали настолько огромными, что многие готовы отдать банку квартиру, лишь бы больше ничего не платить.

Компромиссный вариант

C Екатериной Макеевой DW разговаривала в январе 2016 года. Тогда ее ситуация была катастрофической: долг перед банком ВТБ 24 приблизился в переводе на рубли к 12 миллионам, ежемесячный платеж вырос до 100 тысяч рублей — и все это ради двухкомнатной квартиры в подмосковной Апрелевке, стоимость которой банк оценил в 3 миллиона. Таким образом, даже потеряв квартиру, семья с ребенком-инвалидом оставалась должна банку еще 9 миллионов рублей. Все суды против ВТБ 24 Макеевы проиграли.

Екатерина Макеева

За прошедшие полгода их ситуация временно стабилизировалась — Екатерине удалось договориться с банком о списании долга. Правда, квартиру она потеряла. «Мы подписали отступную, — рассказывает Макеева. — Теперь квартира принадлежит банку. Но мы можем в ней жить еще 2 года, после этого должны съехать». В том же банке ВТБ 24 семья взяла новый ипотечный кредит — на этот раз в рублях. «Теперь за квартиру в строящемся доме мы каждый месяц платим 40 тысяч, и этот кредит на 15 лет. Если через два года дом достроят, мы туда переедем. А все что мы платили за нашу нынешнюю квартиру, получается, было зря», — рассказывает Екатерина.

Но, по ее словам, даже это компромиссное решение, приемлемое для всех сторон, было достигнуто с невероятным трудом: «Я была и в Минфине, и в приемной «Единой России», и в аппарате президента. В итоге наше соглашение было подписано при участии представителя министерства финансов».

Отдать банку всю зарплату?

Большинство заемщиков уже давно были бы рады расстаться со своим жильем. Но задолженность перед банком часто в несколько раз больше стоимости квартиры. «Мне не нужен этот горшочек каши, каждый день увеличивающий мой долг, — говорит 40-летняя Виктория Лигай. — Сейчас я за свою крохотную квартиру в подмосковном Железнодорожном должна платить 80 тысяч в месяц, на эти деньги можно снять трехкомнатную квартиру в Москве!» Виктория давно уже мечтает избавиться от квартиры, но это не так-то просто: «Пусть они ее забирают, мы расторгнем договор! Но нет — банк «ДельтаКредит» требует оставшиеся 5 миллионов».

Строительство жилья в Москве

На вопрос DW о том, как решаются такие проблемные ситуации, пресс-секретарь банка «ДельтаКредит» ответил, что банк всегда готов искать выход из ситуации. «Сейчас «ДельтаКредит» предлагает своим валютным заемщикам прощение до 20 процентов задолженности и льготную ставку 10 процентов годовых по новому рублевому кредиту», говорится в письменном ответе представителя «ДельтаКредит». По его словам, «банк старается максимально помочь заемщику сохранить жилье и предложить возможные варианты выхода из сложившейся ситуации».

Виктория утверждает, что пыталась идти на переговоры с «ДельтаКредит», но ничего хорошего из этого не вышло: «Я предлагала разные варианты: продать квартиру и списать долг, или хотя бы зафиксировать при реструктуризации сумму ежемесячного платежа — не больше 50 тысяч в месяц». Но банк, по словам Виктории, был намерен ободрать ее до нитки: «Единственный компромисс, который мне предлагали — это снизить размер платежа до суммы, равной моей зарплате».

Помощь от государства

В итоге Виктория отказалась платить и проиграла суд с «ДельтаКредит». Сейчас она готовится к апелляции, как и множество других заемщиков, которые имели неосторожность взять валютные кредиты в «нулевые» годы. «Весной 2016 года началась волна судов, в 99 процентах решение было в пользу банков, — рассказала DW координатор Движения валютных заемщиков Ирина Ости. — Из моих знакомых только у одной заемщицы дело замяли, так как она сумела доказать противоречия в банковских документах. Остальные должны платить».

Валютные заемщики Ильдар и Татьяна

По словам Ирины, не чувствуют себя обманутыми только клиенты «Сбербанка»: «Им перевели задолженность в рубли, провели повторный анализ финансового состояния заемщиков и установили разумные платежи». Все остальные программы помощи, в том числе поддерживаемые государством, в реальности работают плохо. Так, программа, предлагаемся Агентством по жилищно-ипотечному кредитованию (АИЖК), сокращает долг заемщика на 10 процентов. «Но они списывают не более 600 тысяч, — говорит Виктория. — А в Москве у людей долги исчисляются миллионами. Впрочем, я по этой программе все равно не прохожу, так как у меня нет детей».

На сайте АИЖК говорится, что программа помощи поддерживает заемщиков, у которых ежемесячный платеж вырос более чем на 30 процентов или доход снизился на столько же. Агентство помогает ветеранам, инвалидам или их опекунам, а также родителям несовершеннолетних детей. Но проблема еще и в том, что, обращаясь за помощью в АИЖК, человек должен признать свой долг по текущему курсу валют, объясняет Ирина Ости.

«Большинство заемщиков на это не идут — они не согласны с тем, что их долг вырос в три раза, и требуют пересчета на рубли по более низкому курсу», — говорит она. По информации Ирины, из 50 тысяч валютных заемщиков программой АИЖК воспользовались только 150 семей. В самом агентстве эту информацию прокомментировать отказались.

В ожидании выселения

Еще одна семья, с которой DW общалась полгода назад, проиграла и суд с банком, и апелляцию. Ильдар и Таня когда-то покупали «однушку» в подмосковном Королеве за 3 миллиона рублей или 125 тысяч 900 долларов, доллар в 2008 году стоил 24 рубля.

Ильдар и Таня платили 8 лет. Чтобы быстрее разделаться с долгами, они даже продали жилье матери в Казахстане, и теперь их четверо в однокомнатной квартире. Последний платеж они внесли в марте, а потом поняли, что отдали банку ВТБ 24 уже 5 миллионов и должны еще 5 с половиной. Сейчас Ильдар и Таня собираются подавать жалобу в Верховный суд. Им, как и многим другим заемщикам, банк ВТБ 24 предлагал купить собственную квартиру заново: «Хотите оставаться в своей квартире — берите новый кредит. А как же все, что мы платили до этого?»

Ильдар и Таня уже получили письмо от судебных приставов. «Банк выставляет квартиру на торги. Если ее кто-то купит, новый владелец имеет право выселить нас через суд. А если нет, то квартира переходит на баланс ВТБ 24», — сетуют они.

Мораторий на взыскание имущества по валютным кредитам подходит к концу, а приемлемых решений пока нет

Реструктуризация долгов валютных заемщиков должна происходить на рыночных условиях, приемлемых и для должников, и для банков. Такая официальная позиция НБУ изложена в комментарии в связи с принятием парламентом в первом чтении пакета законопроектов, призванных решить проблему погашения валютных займов, взятых украинцами в середине и в конце 2000-х — до начала стремительного обесценивания гривни.

В частности, в Нацбанке считают нецелесообразной обязательную (принудительную) реструктуризацию таких кредитов, как это предлагается законодателями. А также отмечают: предлагаемое народными избранниками продление еще на три года действия моратория на взыскание имущества «валютных» должников (в том числе и залоговой ипотечной недвижимости) только законсервирует, но не решит проблему. Более того — «нивелирует эффективность государственных программ по стимулированию развития ипотеки».

Предложения законодателей: реструктуризация «под одну гребенку»

На прошлой неделе Верховная Рада приняла в первом чтении сразу три законопроекта, призванные урегулировать наконец «кредитно-валютный вопрос». Коротко их рассмотрим.

1. Авторы проекта №4475 предлагают обязательную реструктуризацию всех валютных потребительских кредитов, по которым заемщики еще не рассчитались. Исключение — заключенные ранее соглашения об отсрочке выплат по отдельной договоренности заемщика и кредитора.

В течение месяца после вступления закона в силу банк или другой кредитор (структура, которая выкупила долги заемщика либо стала правопреемницей ликвидированных и выведенных с рынка финучреждений) должен провести все расчеты по программе реструктуризации и сообщить об этом заемщику. Стандартный срок реструктуризации — 10 лет (если иное не предусмотрено ранее заключенным индивидуальными соглашениями). Любые комиссии за досрочное погашение взимать с людей запретят.

Проценты же за пользование кредитом предлагают установить на одном уровне для всех — в размере украинского индекса ставок по двенадцатимесячным депозитам физлиц в гривне плюс 1%. По состоянию на четверг этот показатель суммарно составлял 9,43%. При этом заемщика обяжут платить за страхование кредита и вернуть пеню за просрочку платежей.

Авторы предусмотрели также следующее: как только документ вступит в силу, мораторий на принудительное взыскание имущества должников по кредитам в иностранной валюте будет автоматически продлен на три года. Напомним, что по действующему закону, такие ограничения действуют лишь до 21 апреля. То есть, меньше чем через месяц срок моратория истекает.

2. Законопроектом №4398, среди прочего, предусмотрено право заемщика возвратить отобранное кредиторами за долги и выставленное на продажу имущество до начала торгов. При этом Фонд гарантирования вкладов физических лиц не позднее чем за 30 дней до публикации объявления об открытых торгах должен предложить заемщику погасить задолженность на сумму, соответствующую оценочной стоимости актива. Также предлагается исключить из состава ликвидационной массы (имущества, взимаемого с должника, признанного банкротом) жилье, которое является единственным местом проживания семьи должника, если площадь такого помещения не превышает 60 кв.м, или 13,65 кв.м на каждого члена семьи должника для квартиры или 120 «квадратов» — для жилого дома.

3. Законопроектом №4399 предусмотрены налоговые преференции для кредиторов, которые реструктуризировали платежи и списали часть долгов заемщиков.

Замечания НБУ: «нет» — мораторию, «да» — налоговым льготам для банков

В Нацбанке считают предложенный подход, при котором условия реструктуризации валютных кредитов будут одинаковыми для всех, нерыночным. К тому же, предлагаемый алгоритм, мол, сведет на нет предыдущие наработки в этой сфере.

У Нацбанку вважають такий підхід неринковим
В Нацбанке считают такой подход нерыночным

«Во-первых, механизм реструктуризации долга физического лица, возникший по кредиту в иностранной валюте, обеспеченному ипотекой квартиры или жилого дома, который является единственным местом проживания семьи должника, прописан Кодексом Украины по процедурам банкротства, вступившим в силу в октябре 2019 года. Он предусматривает, что в течение пяти лет — до 21 октября 2024 года — ипотечные кредиты в иностранной валюте могут быть реструктурированы по процедуре неплатежеспособности физического лица, предусмотренной Кодексом. В ходе реструктуризации арбитром между должником и кредитором выступает суд, который может оценить обстоятельства дела и положение заемщика. Такой подход дает возможность провести реструктуризацию задолженности на справедливых и сбалансированных условиях», — говорится в комментарии НБУ.

Также там напоминают, что многие банки разработали и предлагают валютным заемщикам собственные программы добровольной реструктуризации валютной задолженности. И уже даже успели заключить соглашения с некоторыми клиентами.

Отдельно в Нацбанке обращают внимание на угрозы дальнейшего продлжния действия моратория на взыскание имущества должников. Ведь на протяжении почти семи лет, пока действуют такие ограничения, большинство должников не только не начали выполнять обязательства по полученным кредитам, но даже не обратились в банки с запросами на реструктуризацию. Такая ситуация формирует риски для устойчивости финансовой системы, — считают в НБУ.

«Вместе с тем мы поддерживаем предложенные в Налоговый кодекс изменения для освобождения от налогообложения прощенных сумм долга и других доходов, возникающих вследствие реструктуризации кредитов в иностранной валюте. Такой подход будет способствовать активной реструктуризации валютных кредитов «, — отмечается в комментарии регулятора.

Почти полсотни миллиардов «на кону». А главное — судьбы десятков тысяч людей

По данным НБУ, объемы проблемных кредитов в иностранной валюте по состоянию на 1 сентября прошлого года превысили 44 млрд грн. Причем более 60% таких кредитов (примерно поровну) сконцентрировали Альфа-банк и ПриватБанк. подробнее – в презентации, которую Укринформу предоставила эксперт по финансам, экс-консультант Всемирного банка Анна Мурина, много лет изучающая «кредитный вопрос».

Валютные ипотечные кредиты. Презентация

Эксперты говорят об общей ответственности банков, НБУ и заемщиков за сложившуюся ситуацию. Беря кредиты в валюте в период пиковой стоимости недвижимости, люди переоценивали собственные финансовые возможности и недооценивали возможные риски. А банки в погоне за клиентом не информировали должным образом о вероятности таких рисков. Более того, активно рекламировали ипотечные программы, иногда опасно ослабляя требования к заемщикам. Это был для них быстрый и легкий способ заработка. А регулятор закрывал на все это глаза и не вводил никаких логичных при таких обстоятельствах ограничений. Если бы они были, проблема валютной ипотеки не встала бы для Украины настолько остро. Хотя полностью избежать ее, вероятно, и не удалось бы. И определяющим здесь был фактор предыдущих финансовых кризисов.

Именно поэтому в бурном 2014-м и ввели уже упомянутый мораторий на конфискацию жилья должников. В парламенте необходимость такого шага объясняли российской агрессией, экономическим кризисом и девальвацией гривни. Ведь многие украинцы не могли платить по валютным ипотечным кредитам, взятым до 2012 года. Поэтому банкам и запретили принудительно взимать залоговое имущество: квартиры и дома.

Планировалось, что мера будет временной — правительству дали две недели для подготовки законопроекта о реструктуризации задолженности на выгодных для банков и заемщиков условиях. Но в украинских реалиях «временное» часто превращается в «законодательный долгострой». Когда власть идет по линии наименьшего сопротивления — не решая проблему, а откладывая решение вопроса «на потом». Как следствие — почти семь лет бездействия и человеческих трагедий. Ведь, несмотря на действие моратория, немало заемщиков уже потеряли жилье (или из-за произвола коллекторов, или путем «законных» судебных решений, когда людям не удавалось доказать, что заложенная ​​в банке недвижимость — их единственное жилье).

Многие заемщики, которых «пронесло», рассчитывая, что мораторий будут продолжать бесконечно, вообще перестали платить банкам что-либо. А это — большой вред для банковской системы. «Мораторий — не автоматическое прощение долга по ипотеке, он просто делает невозможным взыскание залога по кредиту, а значит только замораживает проблему. Тем самым фактически позволяет заемщикам игнорировать условия кредитных договоров и делает невозможным возвращение банками выданного кредита”, – объясняет главный экономист Управления анализа системных рисков Департамента финансовой стабильности НБУ Алена Шмыгель. То есть, зная, что за нарушение условий соглашения «ничего не будет», платить по займу прекратили даже те, на чьем финансовом положении кризис почти не отразился. В частности, и заемщики, которые годами зарабатывают на ипотечной недвижимости, сдавая ее в аренду.

Кто в лес, кто по дрова: в поисках общего подхода к решению проблемы

Більшість позичальників обома руками
Большинство заемщиков обеими руками «за» продление моратория

Что будет дальше, мнения расходятся. Большинство заемщиков, очевидно, устраивает нынешний статус-кво. Поэтому они обеими руками «за» продление действия моратория. По мнению экспертов, проще сделать это путем принятия предлагаемых законодательных изменений в целом. Таким образом, запрет на взыскание залогового жилья (по этой категории ссуд) продлят до середины 2024 года. Есть и вариант подготовки отдельного законопроекта о пролонгации моратория еще на шесть месяцев или на год. А еще соответствующее положение могут внести и в текст перечня новых «антикоронавирусных» мер, которые могут быть в ближайшее время утверждены Верховной Радой. При этом вероятность того, что к мнению НБУ прислушиваются и мораторий не станут продолжать, при нынешних обстоятельствах — согласитесь, минимальная (локдаун — как форс-мажор).

Итак, окончательное решение проблемы валютных кредитов, кажется, вновь откладывается. Свидетельством тому — то, что предоставленными Кодексом по вопросам банкротства возможностями для реструктуризации долгов воспользовалось мизерное количество валютных заемщиков. Потому что выгодно, поскольку документом предусмотрены «базовые» условия реструктуризации. А по выводам специалистов — важно обеспечить возможность реструктурировать и частичного списать долги. Учитывая ситуацию, которая кардинально изменилась.

Во-первых стоимость украинской недвижимости (в долларовом эквиваленте) теперь гораздо ниже, чем тогда, когда оформляли большинство ипотечных кредитных договоров в валюте. Во-вторых, кредитные проценты тогда и сейчас — «небо и земля». Если все это учесть, то окажется, что некоторые заемщики уже и так заплатили кредиторам гораздо больше, чем стоит их жилье. И обязательно должно учитываться в ходе переговоров о реструктуризации.

Люди требуют списания части тела кредитов в размере уплаченных ранее сумм за пользование займами. И, конечно же, хотят более низких кредитных ставок. Заемщики уверяют: большинство из них уже давно оплатили справедливую цену за приобретенную недвижимость, а попытки «взять что-то сверху» — очередная схема получения прибыли.

В заявлении ОО «Правдива країна” – основателя движения «Кредитный майдан», предложенный Кодексом по вопросам банкротства механизм реструктуризации считают несправедливым и крайне запутанным. И делают вывод: человек не в состоянии пройти процедуру банкротства самостоятельно, без помощи адвокатов, налоговиков и финансистов.

К тому же, эксперты говорят, что далеко не всем заемщикам по карману судебная волокита с кредиторами и механизм признания банкротства через суд. «По опыту работы проекта бесплатных консультаций Ассоциации юристов Украины, предусмотренные Кодексом условия реструктуризации заявителей устраивали, но банки не соглашались на них без решения суда, которое возможно лишь при условии уплаты расходов на арбитражного управляющего: 32+ тысяч гривен», — уточняет Анна Мурина. Более того, по ее словам, банки, как правило, отказывают в удовлетворении обращений заемщиков о реструктуризации на условиях Кодекса, а о других и лучших условиях и речи нет.

И учитывая это, новый вариант решения проблемы, предложенный законопроектом №4475, кажется, мог бы помочь. Ведь такой механизм не предусматривает дополнительных «организационных» расходов для заемщиков.

Зато в НБУ уверены: предложенные Кодексом по вопросам банкротства условия реструктуризации и без того справедливы и оптимальны для обеих сторон. Поскольку предусматривают «прощение» части долга и отмены каких-либо штрафов или пени (а это — десятки и даже сотни тысяч гривень по каждому договору). А остаток кредита, мол, будет погашаться исключительно в размере рыночной стоимости жилья. Поэтому, какой выход найдут народные депутаты, увидим в ближайшее время.

Владислав Обух, Киев

12 сентября Государственная Дума отклонила в первом чтении законодательную инициативу «СПРАВЕДЛИВОЙ РОССИИ» – проект федерального закона № 24340-7 «О внесении изменений в Федеральный закон «Об ипотеке (залоге недвижимости)» в части защиты прав физических лиц-залогодателей жилого дома или квартиры при обращении взыскания на предмет залога». С докладом и заключительным словом по данному законопроекту выступил Олег Николаев. От фракции «СР» выступил Валерий Гартунг.

Доклад Олега Николаева:

– Уважаемый Иван Иванович (Мельников, Первый заместитель Председателя ГД – Прим. ред.), уважаемые коллеги, добрый день! Представленный законопроект направлен на защиту прав граждан, которые являются заёмщиками по ипотеке в иностранной валюте.

Подобные законопроекты фракцией «СПРАВЕДЛИВАЯ РОССИЯ» вносились уже неоднократно, это происходило после известных событий 2014 года, когда из-за экономической ситуации в нашей стране очень резко девальвировалась национальная валюта.

Напомню, у нас рубль ослаб сразу же на 75% буквально в течение полтора месяца. И те люди, которые решали свои вопросы за счёт ипотеки в иностранной валюте, оказались в ситуации, когда их задолженность, которая была одного размера, вдруг выросла в два, три и четыре раза.

Но здесь самое страшное даже не размер долга, а то, что люди теряли то жильё, на которое они копили, на которое рассчитывали, и, конечно же, это решали за счёт кредита. Причём для того, чтобы получить этот кредит в иностранной валюте, люди продавали свои старые квартиры, закладывали материнский капитал, о котором мы тоже с вами очень много говорим в этом зале.

Зачастую получалась такая ситуация, что люди, хотя обслуживали кредиты уже несколько лет, а мы с вами говорим о тех заёмщиках, которые, как правило, получали займы в течение 2006-2008 годов, это было время самых массовых выдач ипотечных кредитов в иностранной валюте, а события, ещё раз напомню, произошли в 2014 году, то, соответственно, люди уже обслуживали и те кредиты семь, восемь, девять лет. То есть мы все с вами прекрасно понимаем, ипотечные кредиты оплачиваются аннуитетными платежами и, соответственно, первоначально люди, как правило, оплачивают процентные ставки. То есть основной долг, как правило, относится на последние годы. Получается, вроде бы банки получили достаточное количество доходов, но при этом, когда эти события случились, они, естественно, выходили в суды с исками, взыскивали у людей эту задолженность, и в счет погашения отнимались квартиры, которые очень часто являлись, в том числе, единственным жильем, в том числе, в многодетных семьях, о которых мы только что говорили.

В связи с этим хочу привести один совершенно конкретный пример, не называя фамилии, но он был типичный для нескольких тысяч человек в этот период. В 2007 году был оформлен кредит в валюте, банк выплатил застройщику 6 миллионов рублей, естественно не на руки. Заемщик добросовестно исполнял обязательства все годы и долг получается, когда суд с него взыскал, оказался 16 миллионов рублей, причем по запросу суда квартира была оценена в счет исполнения этого решения, составляла 10,5 миллиона рублей, а заемщик к этому времени уже оплатил почти 2,5 миллиона рублей, то есть вы понимаете, цифры какие. Получается, что человек оплатил достаточно большую часть денег, но при этом остался и без жилья, и с огромным долгом.

Поэтому данным законопроектом в силу того, что у нас еще существует возможность выдачи кредитов в иностранной валюте, мы предлагаем в случае, если национальная валюта в силу экономических ситуаций изменится на 25 и более процентов по такого рода кредитам, жилье, которое было взято в залог по договору ипотеки, не изымалось, в том числе, по решению суда. Потому что на сегодняшний день, к сожалению, действующее законодательство это позволяет делать и вот эти случаи поэтому происходят.

Прошу поддержать законопроект. Спасибо.

Выступление Валерия Гартунга:

– Очень хорошо, что прозвучал ответ на мой вопрос, что, оказывается, проблема валютных ипотечных заемщиков решена. Я даже не знаю, что ответить тем 118 гражданам. У меня в руках обращение от семей, по которым проблема не решена. Это только те, которые я направил в Минфин и по которым получил ответ. А ещё сколько у меня их поступает. Я ещё не все успел отправить.

Поэтому, коллеги, проблема не решена. Я могу, конечно, зачитать всё подробно. Но тут Министерство финансов любит такой гриф, как ДСП, поэтому не могу его озвучить, но могу сказать, что проблема актуальная. Ещё раз говорю, у меня 118 обращений по ним по всем, по каждому есть какие-то предложения, варианты.

Откуда они возникли? Да вот буквально только что я направил обращение в западный банк, не буду называть, который многократно не идет навстречу валютному ипотечному заемщику. Хотя одобрила межведомственная комиссия, выделены деньги из бюджета, но банк все равно не идет навстречу, никак не выходит на посильный платеж. И таких ситуаций масса. Я их получаю и в Челябинске, и в Москве. В силу того, что как-то однажды мне пришлось подменить Аксакова на личном приеме, и ко мне пришло 200 человек разъяренных валютных ипотечных заемщиков, и эта история покатилась. Это два года назад было. Сейчас они у меня до сих все эти обращения пишут. И я вам могу сказать, что проблема не решена.

Ведь почему она появилась? Потому что, смотрите, у нас по закону ЦБ должен вести свою политику, с тем, чтобы был стабильный валютный курс. ЦБ не выполнил свою функцию, указанную в Конституции и прописанную в законе о ЦБ. В результате рухнул валютный курс, выросли резко в рублевом эквиваленте обязательства граждан перед банками, и суды начали выносить решения в пользу банков и взыскивать с граждан суммы долга в силу того, что обесценилось жилье, а это залог. Получается, что ЦБ не выполнил свою конституционную функцию, банки не захотели идти навстречу заемщикам. Причем были ситуации, когда заемщик приходил за рублевым кредитом, ему говорят: да, да, мы тебе дадим. Он подписывал все договора, а вы знаете, как правило, человек, если улучшает свои жилищные условия, у него многосторонняя сделка, она уже готова, он приходит за кредитом, ему говорят: нет, мы тебе только в валюте можем дать. И он попадал в такую ситуацию. И у меня масса таких историй. А потом ему в банке говорят: да ты подписывай в валюте, потом придёт, мы тебе переоформим. Человек приходит на переоформление, а ему говорят: извини, ты же подписал, всё, будь добр, плати.

И в результате получается, у человека забирают квартиру, он уже выплатил две цены этой квартиры и ещё должен остался в размере стоимости квартиры. Понимаете, о чём речь? То есть в четыре конца человека просто обдирают. Ну куда это годится? И суды не принимают, что резко кратно вырос валютный курс, как форс-мажорное обстоятельство. Форс-мажором это не считается. И изымают всё у человека.

Мы же предлагаем не переписать Гражданский кодекс, мы предлагаем, что если такого рода ситуации возникают, то хотя бы у человека единственное жильё не отнимать. Мы пытаемся ограничить вот это влияние.

И, таким образом, если мы это запишем в законе, банки тоже будут участвовать в такой ситуации, в убытках финансово, и они тогда пойдут навстречу этим заёмщикам, и тогда нам не надо было бы, если бы эта норма действовала, выплачивать из бюджета более 6 миллиардов рублей на погашение этой темы.

Этот закон выстрадан был из конкретной ситуации.

Я вам ещё хочу сказать, что я лично провёл переговоры с руководством нескольких банков. По 30, по 40 таких кейсов мы с ними обсуждали, где они многократно не хотели идти навстречу, на так называемый посильный платёж, когда гражданину в рублях устанавливали процентную ставку, чтобы платёж его был ипотечный, соответствовал его доходам, чтобы он дальше хотя бы мог рассчитываться. Потому что банки, что делали? Они навязывали им подписание новых кабальных условий, заведомо невыполнимых, и отбирали у человека всё, потому что он не мог выполнить условия подписания мирового соглашения, всё отбирали.

Поэтому мы как раз и вышли с такой инициативой, чтобы как-то законодательно это закрепить.

Это можно решить и по-другому – переписать Гражданский кодекс и в перечень обстоятельств непреодолимой силы вписать кратный рост или кратное падение национальной валюты. Девальвация, да. Можно и так сделать. Но ни такой, ни такой вариант вы не принимаете, отвергаете. В результате приходится в таком ручном режиме решать эту проблему. Но это разве правильно? Это неправильно, это не наша с вами функция, мы не должны этим заниматься, причем это еще обходится федеральному бюджету в копеечку.

Поэтому, коллеги, проблема же есть, она никуда не делать. Поэтому просьба, поддержите нас. Если у вас есть альтернативные варианты, предложите их, мы вас поддержим, а если нет других, принимаем этот закон в первом чтении, а поправками уже дорабатываем, если у вас есть замечания. Спасибо.

Заключительное слово Олега Николаева:

– Уважаемые коллеги, Валерий Карлович уже обозначил, что проблема по взятым ипотечным кредитам в иностранной валюте имеет место быть и обращений очень много ко мне лично. Но я говорил в своем докладе о том, что были предложения разные законодательного решения этого вопроса, в том числе было предложение дальнейшего запрета вообще выдачи ипотечных кредитов в иностранной валюте, но это предложение тоже не прошло. И поэтому исключить того, что в будущем такие случаи будут, соответственно, нельзя.

И потом, следующий момент. Очень часто мы говорим, когда принимаем и обсуждаем законопроекты, а как зарубежный опыт в этом вопросе обстоит. Так вот зарубежный опыт решения подобных проблем, а такие бывали в разных странах, примерно аналогичен этому законопроекту. То есть в случае девальвации национальной валюты более, чем на 30%, как правило, ипотечные кредиты пересчитываются в национальной валюте как раз в рамках этих порогов, то есть этих 30%.

Поэтому просьба всё-таки поддержать данный законопроект. Спасибо.

Добавить комментарий