В зависимости от конкретных условий

УДК 347.788

КРИТЕРИЙ ПРИНЯТИЯ СВОЕВРЕМЕННЫХ, НЕОБХОДИМЫХ И ДОСТАТОЧНЫХ МЕР ДЛЯ ПРЕКРАЩЕНИЯ НАРуШЕНИЯ

как условие освобождения от ответственности

ИНФОРМАЦИОННОГО ПОСРЕДНИКА

© Кулезин М. А., 2017

Балтийский федеральный университет им. И. Канта, г. Калининград

Статья посвящена анализу одного из критериев ответственности информационного посредника, установленного в ст. 1253.1 Гражданского кодекса РФ, — критерия принятия посредником своевременных, необходимых и достаточных мер для прекращения нарушения. На примере зарубежной и отечественной практики рассматриваются условия выполнения критерия в отношении своевременности, необходимости и достаточности, исследуются существующие подходы, обозначаются возможные способы совершенствования правоприменения.

Ключевые слова: информационный посредник; провайдер; интеллектуальная собственность; пиратство в сети Интернет.

На сегодняшний день информационно-телекоммуникационная сеть «Интернет» (далее — сеть Интернет) становится ведущим способом межличностных отношений и, как следствие, коммерческой деятельности. К примеру, в странах «Большой восьмерки» 25 % роста ВВП произошло именно по причине цифровой экономики . Как и в реальном мире, в сети Интернет действует широкий спектр различных субъектов, к числу которых относится и сравнительно недавно возникшая категория информационный посредник.

Первые споры относительно привлечения к ответственности информационного посредника в сфере нарушений исключительных прав стали возникать в США в 90-х гг. XX в.: дела Playboy Enterprises Inc v. Frena, Religious Technology Center v. Netcom On-line Communication Services и Sega Enterprises Ltd v. Maphia . К концу XX в. аналогичные споры стали возникать на территории Европейского союза (далее — ЕС, страны ЕС): дела Estelle Halliday v. Valentin Lacambre (2000), Association des Journalistes Professionnels de Belgique v. Central Station (1996) .

Как следствие, изначально нормативно-правовое регулирование ответственности информационного посредника в сфере нарушений исключительных прав возникло в США с вступлением в силу Закона об авторском праве в цифровую эпоху в 1988 г. . В странах Европы ответствен-

ность аналогичного субъекта была закреплена в 2000 г. с принятием директивы № 2000/31/ЕС «Об электронной коммерции» . На международном уровне упомянутая форма ответственности затрагивается в договоре ВОИС по авторскому праву 1996 г. . Таким образом, правоприменительная и законодательная практика США и стран ЕС составляет тридцать и двадцать лет соответственно.

В России, в свою очередь, особенности ответственности информационного посредника во всех случаях, кроме нарушения исключительных прав в сети Интернет, определены в Федеральном законе «Об информации, информационных технологиях и защите информации» (далее — ФЗ «Об информации») . Особенности ответственности информационного посредника в случае нарушения исключительных прав в сети Интернет впервые были определены в 2013 г. в ст. 1253.1 Гражданского кодекса РФ (далее — ГК РФ) . Законодателем выделены три категории названного субъекта: лица, осуществляющие передачу информации в сети Интернет; лица, обеспечивающие возможность размещения материала в сети Интернет; лица, представляющие возможность доступа к материалу или информации, необходимой для его получения с использованием сети Интернет .

При этом цель нормативно-правового регулирования у законодателей всех стран единая: установить баланс интересов пользователей, информационных посредников и

правообладателей . Однако, к сожалению, статистика демонстрирует недостижение названной цели, рост пиратства и объема направленных уведомлений. Так, к примеру, только Американская ассоциация кинокомпаний с марта 2013 по февраль 2014 г. направила более 22 млн уведомлений, а к 2015 г. количество направленных ей же уведомлений выросло почти в три раза — до 58 млн . Судебная практика США и стран ЕС также характеризуется многообразием и неоднородностью, что не позволяет объединить усилия в борьбе с интернет-пиратством. Со схожими проблемами сталкивается и Российская Федерация: как отмечалось ведущими специалистами в названной сфере, «даже в совершенно очевидных случаях суды могут встать на сторону информационного посредника» .

Таким образом, сложившаяся ситуация указывает на недостаточность принимаемых мер, необходимость совершенствования нормативно-правовой базы и правоприменительной практики. Одним из наиболее эффективных способов совершенствования в обозначенном вопросе, по нашему мнению, является анализ и сравнение более обширной и многообразной практики США и стран ЕС, установление самых эффективных способов решения названных проблем, вариантов развития действующего законодательства РФ, стремясь при этом избегнуть ошибок законодателей и практиков названных западных стран. Указанное и обуславливает актуальность и необходимость настоящего сравнительного исследования.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Одним из важнейших, наиболее сложных условий ответственности информационного посредника является то, какие меры он принял и должен был принять после обращения правообладателя. Названное условие практически идентично в США, странах ЕС и в Российской Федерации . На первый взгляд, единственное отличие от норм РФ состоит в том, что информационный посредник по законодательству США или ЕС обязан именно «удалить» или «прекратить доступ к неправомерному материалу», в то время как в РФ перечень мер, которые должен принять информационный посредник, не ограничен и лишь «может быть установлен законом»; единственными требованиями являются «своевременность», «необходимость» и «достаточность» принятых мер. Вместе с тем, как будет доказано ниже, названные

положения законодательства США и стран ЕС толкуются судами расширительно.

Наиболее очевидный вопрос, подлежащий анализу, — это вопрос определения эффективности формулировки отечественного законодателя, необходимости ее изменения, в том числе за счет ограничительного установления перечня мер, которые должен принять информационный посредник.

С одной стороны, к примеру, авторы концепции развития гражданского законодательства в 2009 г. указывали, что меры, которые должен принимать информационный посредник, «должны быть четко установлены законом» . С другой стороны, к примеру Американская ассоциация кинокомпаний, напротив, указывает, что перечень мер, которые должен принимать информационный посредник, не может носить исчерпывающий характер с учетом разницы в финансовых и организационных возможностях информационных посредников, невозможности их видовой классификации по названному параметру .

Так, статья 1253.1 ГК РФ в п. 3, подп. 3 устанавливает в качестве условий освобождения от ответственности информационного посредника «своевременное» принятие информационным посредником «необходимых» и «достаточных» мер для прекращения нарушения. Однако правоприменительная практика в отношении всех трех названных условий неоднородна и противоречива.

Например, своевременными действиями информационного посредника суды считают удаление спорного контента как в течение двух дней с даты получения надлежащего обращения правообладателя , так и в течение восемнадцати дней , девяноста или более дней . При этом своевременными такие действия признаются и в случае удаления или блокировки контента уже после принятия судом к производству соответствующего искового заявления правообладателя к информационному посреднику .

Необходимыми и достаточными мерами в одном случае признается проведение проверки и последующее удаление спорного материала , во втором — не только удаление, но и принятие превентивных мер для предотвращения нарушения , а в третьем — неограниченный перечень мер, к числу которых можно отнести «удаление информации… или ограничение доступа к ней» . Существуют также случаи, когда

и вовсе «на сайте открыто предлагаются к продаже копии часов известной марки, правообладатель несколько лет извещает провайдера хостинга об этом факте с приложением всех документов, провайдер эти обращения игнорирует, но суды становятся на сторону провайдера хостинга» .

В связи с вышеуказанным правообладатели, а зачастую и информационные посредники, не имеют единого и ясного представления о перечне мер, сроках их принятия. В части срока принятия мер представляется эффективным, по аналогии с нормами США и ЕС, обязать принимать меры «незамедлительно и, в любом случае, не позднее семи календарных дней с даты получения уведомления». Семидневный срок предложен по аналогии с успешно имплемен-тированной законодателем в п. 2 ст. 314 ГК РФ категорией «разумный срок». В части критерия «необходимых» мер предлагается установить, что «необходимыми мерами является блокировка или удаление спорного материала и иные меры».

Однако критерий «достаточности» мер, особенно с учетом вышеупомянутого Постановления Суда по интеллектуальным правам от 16 ноября 2016 г. по делу № А49-121/2016, вызывает более существенные трудности. В названном акте суд указал, что владелец — администратор интернет-сайта, предоставляющего возможность размещения фотографий, имея техническую возможность введения режима модерации, но не вводя его, подлежит привлечению к ответственности как информационный посредник . При этом суд не оценивал историю работы конкретного информационного посредника, его правоотношений с иными правообладателями, фактически возложив на информационного посредника ответственность за единичное нарушение, касающееся одного правообладателя, пусть и связанное с рядом объектов гражданских прав.

Необходимо подчеркнуть, что вышеупомянутое решение для судов РФ — не единственное. Так, Президиум Высшего Арбитражного Суда РФ с 2008 г. указывал на необходимость учета «технологических условий (программ), способствующих нарушению исключительных прав, а также наличие специальных эффективных программ, позволяющих предупредить, отследить или удалить размещенные контрафактные произведения» при привлечении их к ответственности . Однако назван-

ные акты касались ответственности хостинг-провайдеров — информационных посредников, осуществляющих передачу материала, а не предоставляющих возможность его размещения. В связи с вышеизложенным необходимо оценить, следует ли возлагать на посредников обязанность по введению мер для предотвращения дальнейших нарушений и в каком объеме.

Названный вопрос ранее не раз становился предметом рассмотрения в судах США и ЕС, и способы его разрешения предлагались диаметрально противоположные.

Вначале суды в США ясно устанавливали, что информационный посредник должен исполнять лишь обязанности, возложенные на него «буквой закона». Так, к примеру, в делах UMG Recordings, Inc. v. Shelter, Tiffany Inc. v. eBay Inc и др. суды указывали, что информационный посредник не несет обязанности постоянной проверки и поиска незаконных материалов в отсутствие информации о конкретной активности конкретного нарушителя .

Суды стран ЕС, несмотря на идентичность формулировок в законодательстве ЕС и США, изначально занимали кардинально другую позицию, зачастую возлагая на информационного посредника обязанность не только по удалению или блокировке конкретного контента, но и установлению мер по недопущению появления неправомерного контента вновь. При этом Суд Европейского союза (далее — Суд ЕС) указал, что, несмотря на запрет установления «общих» обязательств по анализу контента, государства-участники все равно вправе возлагать на информационного посредника специальные запреты, направленные на прекращение и предотвращение будущего конкретного нарушения . Названный подход поддержан и странами ЕС на национальном уровне: к примеру, в делах Youtube v. SPPF, Lancöme v. eBay .

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Примечательно, что под влиянием указанной практики ЕС и других факторов изменилась и правоприменительная практика США. Так, с 2015 г. суды в США начинают также отмечать необходимость введения политики предотвращения повторных нарушений путем блокировки аккаунта конкретного пользователя, установки специальной системы фильтрации, к примеру фотографий, и принятия других мер.

Таким образом, зарубежная правоприменительная практика разъясняет, что пере-

чень мер, которые должен принимать информационный посредник, не ограничивается удалением контента или блокировкой пользователя, но также должен включать введение превентивных мер, средств фильтрации, направленных на предотвращение повторного нарушения в отношении конкретного контента. Однако особо отмечается, что принятые меры не могут и не должны носить общий характер. Напротив, они должны предотвращать повторное нарушение в отношении материалов, в связи с которыми правообладатель уже обращался ранее, предвосхищать «рецидив» правонарушения. При этом при установлении достаточности названных мер важно анализировать историю взаимодействия информационного посредника с правообладателями.

Подобный подход представляется прогрессивным и позволяющим существенно повысить эффективность правоприменения. При этом возможные возражения о существенной стоимости введения превентивных мер несостоятельны . Так, к примеру, информационный посредник Wikimedia указывает, что не обладает достаточным количеством работников для осуществления каждодневного анализа размещаемой информации, однако только за 2015 г. посредник получил около сорока уведомлений от правообладателей, и работников оказалось более чем достаточно . Наконец, стоимость введения обозначенных превентивных мер составляет малую долю от прибыли, получаемой информационным посредником, к примеру интернет-магазином товаров.

В связи с вышеуказанным рекомендуется установить, что для выполнения критерия принятия «достаточных» мер информационный посредник обязан имплементировать превентивные меры — систему фильтров или аналогичное программное обеспечение. В качестве примеров реализации можно использовать практику стран ЕС и США, упомянутую выше. Однако во избежание ущемления прав информационных посредников необходимо также определить, что названные меры должны предотвращать только повторное нарушение и именно в отношении одного и того же материала, а сам информационный посредник не может быть привлечен к ответственности исключительно за неимплементацию превентивных мер как таковых, если они привели к нарушению прав на конкретный материал впервые.

Таким образом, в рамках настоящего исследования были определены пути совершенствования критериев своевременности, необходимости и достаточности мер, которые должен принять информационный посредник после обращения правообладателя. Автор предлагает четко определить срок действий информационного посредника — незамедлительно и в любом случае не позднее семи дней с даты получения уведомления, установить, что необходимыми мерами являются удаление и блокировка материалов. Также предлагается полноценно воспринять прогрессивный подход США и стран ЕС, обязав посредников принимать превентивные меры в целях предотвращения повторного размещения материала, в связи с которым правообладатель уже ранее обращался к посреднику. В любом случае, судебная практика подтверждает острую необходимость унификации судебной практики по исследуемому вопросу.^

2.Там же. С. 8.

3.Там же. С. 9.

4.Digital Millennium Copyright Act, Senate and House of Representatives of the USA, Public law 105-304, 28 October 1988.

5.Electronic Commerce Directive, European Parlament an the Council of the EU, Directive 2000/31/EC, 8 June 2000.

6.Договор ВОИС по авторскому праву (вместе с «Согласованными заявлениями в отношении Договора ВОИС по авторскому праву», согласованное заявление к ст. 8, подписан 20 дек. 1996 г. // КонсультантПлюс : справочная правовая система.

7.Об информации, информационных технологиях и о защите информации : федер. закон от 27 июля 2006 г. № 149-ФЗ (ред. от 19 дек. 2016 г.). Ст. 18 // Там же.

8.Гражданский кодекс Российской Федерации (часть четвертая) : федер. закон от 18 дек. 2006 г. № 230-ФЗ (ред. от 3 июля 2016 г., с изм. от 13 дек. 2016 г.). Ст. 1253.1. П. 1 // Там же.

9.Там же; Савельев А. И. Критерии наличия действительного и предполагаемого знания как условия привлечения к ответственности информационного посредника // Закон. 2015. № 11. С. 48.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

10.Чуковская Е. Э., Прокш М. Ю. Использование результатов творческой деятельности в Интернете: возможный подход к регулированию // Журн. рос. права. 2013. № 2. С. 14.

11.Reply comments of the Motion Picture Assosiation of America, Inc. // Submitted to the US Copyright Office

21February 2017. Docket No. 2015. 7. P. 5.

12.Протокол заседания рабочей группы научно-консультативного совета при Суде по интеллектуальным правам от

22апр. 2015 г. // КонсультантПлюс : справочная правовая система.

13.Гражданский кодекс Российской Федерации (часть четвертая); Digital Millennium Copyright Act, Art. 512 (c)(1)(A)(ii); Electronic Commerce Directive, Art. 14 (1) (b).

14.Концепция развития гражданского законодательства Российской Федерации : одобрена советом при Президенте РФ по кодификации и совершенствованию гражданского законодательства 7 окт. 2009 г. П. 2.5 // КонсультантПлюс : справочная правовая система.

15.Reply comments of the Motion Picture Assosiation of America, Inc. P. 2-3.

16.Постановление Тринадцатого арбитражного апелляционного суда от 2 февр. 2015 г. по делу № А56-8331/2014 //

КонсультантПлюс : справочная правовая система.

17.Постановление Девятого Арбитражного Апелляционного суда от 19 апр. 2017 г. по делу № А40-216998/2016 // Там же.

18.Решение Арбитражного суда г. Москвы от 23 дек. 2016 г. по делу № А40—161655 // Там же; Постановление Суда по интеллектуальным правам от 30 сент. 2015 г. № С01-653/2015 по делу № А56-77036/2013 // Там же.

19.Там же.

20.Постановление Суда по интеллектуальным правам от 30 сент. 2015 г. № С01-653/2015 по делу № А56-77036/2013.

21.Постановление Суда по интеллектуальным правам от

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

16нояб. 2016 г. по делу № А49-121/2016 // Там же.

22.Постановление Суда по интеллектуальным правам от

17янв. 2017 г. по делу № А40-4199/2016 // Там же.

23.Протокол заседания рабочей группы научно-консультативного совета при Суде по интеллектуальным правам от 22 апр. 2015 г. // Там же.

24.Постановление Суда по интеллектуальным правам от 30 сент. 2015 г. № С01-653/2015 по делу № А56-77036/2013 // Там же.

25.Постановление Президиума ВАС РФ №6672/11 от 1 нояб. 2011 г. // Там же; Постановление Президиума ВАС РФ № 10962/08 от 23 нояб. 2008 г. // Там же.

27.SABAM v. Netlog, E.C.J. case C-360-10, 2012. 16 February; Scarlet v. Sabam, E.C.J. case C-70/10, 2011. 24 November.

28.Youtube v. SPPF, TGI Paris, 28 April 2011; Lancôme v. eBay, case № HC07C01978, Royal Court of Justice, 2009. 28 May.

29.См. пример возражений: Решение Арбитражного суда Свердловской области от 20 янв. 2017 г. по делу № А60-54898/2015 // КонсультантПлюс : справочная правовая система.

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

Гражданский кодекс Российской Федерации (часть четвертая) : федер. закон от 18 дек. 2006 г. № 230-ФЗ (ред. от 3 июля 2016 г., с изм. от 13 дек. 2016 г.) // КонсультантПлюс : справочная правовая система.

Об информации, информационных технологиях и о защите информации : федер. закон от 27 июля 2006 г. № 149-ФЗ (ред. от 19 дек. 2016 г.) // КонсультантПлюс : справочная правовая система.

Договор ВОИС по авторскому праву (вместе с «Согласованными заявлениями в отношении Договора ВОИС по авторскому праву», подписан 20 дек. 1996 г. // КонсультантПлюс : справочная правовая система.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Постановление Девятого Арбитражного апелляционного суда от 19 апр. 2017 г. по делу № А40-216998/2016 // КонсультантПлюс : справочная правовая система.

Решение Арбитражного суда Свердловской области от 20 янв. 2017 г. по делу № А60-54898/2015 // КонсультантПлюс : справочная правовая система.

Постановление Суда по интеллектуальным правам от 17 янв. 2017 г. по делу № А40-4199/2016 // КонсультантПлюс : справочная правовая система.

Решение Арбитражного суда г. Москвы от 23 дек. 2016 г. по делу № А40-161655 // КонсультантПлюс : справочная правовая система.

Постановление Суда по интеллектуальным правам от 16 нояб. 2016 г. по делу № А49-121/2016 // КонсультантПлюс : справочная правовая система.

Постановление Суда по интеллектуальным правам от 30 сент. 2015 г. № С01-653/2015 по делу № А56-77036/2013 // КонсультантПлюс : справочная правовая система.

Постановление Тринадцатого арбитражного апелляционного суда от 2 февр. 2015 г. по делу № А56-8331/2014 // КонсультантПлюс : справочная правовая система.

Постановление Президиума ВАС РФ № 6672/11 от 1 нояб. 2011 г. // КонсультантПлюс : справочная правовая система.

Постановление Президиума ВАС РФ № 10962/08 от 23 дек. 2008 г. // КонсультантПлюс : справочная правовая система.

Концепция развития гражданского законодательства Российской Федерации : одобрена Советом при Президенте РФ по кодификации и совершенствованию гражданского законодательства 7 окт. 2009 г. // КонсультантПлюс : справочная правовая система.

Протокол заседания рабочей группы научно-консультативного совета при Суде по интеллектуальным правам от 22 апр. 2015 г. // КонсультантПлюс : справочная правовая система.

Савельев А. И. Критерии наличия действительного и предполагаемого знания как условия привлечения к ответственности информационного посредника // Закон. — 2015. — № 11. — С. 48-60.

Чуковская Е. Э. Использование результатов творческой деятельности в Интернете: возможный подход к регулированию / Е. Э. Чуковская, М. Ю. Прокш // Журн. рос. права. — 2013. — № 2. — С. 14-22.

Digital Millennium Copyright Act, Senate and House of Representatives of the USA, Public law 105-304. -1988. — 28 October.

Electronic Commerce Directive, European Parlament an the Council of the EU, Directive 2000/31/EC. -2000. — 8 June.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

SABAM v. Netlog, E.C.J. case C-360-10. — 2012. -16 February.

Scarlet v. Sabam, E.C.J. case C-70/10. — 2011. -24 November.

Youtube v. SPPF, TGI Paris. — 2011. — 28 April.

Lancome v. eBay, case № HC07C01978, Royal Court of Justice. — 2009. — 28 May.

Section 512 study, Request for Public Comment // Wikimedia Foundation. — Library of Congress. — Docket № 2015-7. — 2016. — 1 April.

Forehended, Necessary and Sufficient Measures as a Criterion for Liability Relief of an Internet Service Provider

© Kulezin M., 2017

В мае этого года вступили в силу новые Правила по охране труда при работе на высоте, утвержденные приказом Минтруда России от 28 марта 2014 г. № 155н. Документ ужесточил требования охраны труда к работам на высоте. Кроме того, он зарегистрирован в Минюсте России, опубликован в официальном источнике, а значит имеет правовую силу и обязателен к выполнению всеми работодателями и работниками.

Что такое работа на высоте

К работам на высоте относятся работы, при выполнении которых:

  1. есть риск возможного падения работника с высоты 1,8 м и более;
  2. работник поднимается на высоту более 5 м или спускается с такой высоты по вертикальной лестнице с углом наклона более 75°;
  3. работник находится на площадке на расстоянии ближе 2 м от неогражденных перепадов по высоте более 1,8 м, а также если высота ограждения этих площадок – менее 1,1 м;
  4. есть риск возможного падения работника с высоты менее 1,8 м, если он находится над машинами или механизмами, водной поверхностью или выступающими предметами.

Требования правил охраны труда при работе на высоте распространяются на стационарные (например, машинист крана) и нестационарные (с территориально меняющимися зонами) рабочие места.

Какие СИЗ нужны работникам

В зависимости от условий работы на высоте работников обеспечивают следующими СИЗ:

  1. специальной одеждой – в зависимости от воздействующих вредных факторов;
  2. касками для защиты головы от падающих предметов или ударов о предметы и конструкции;
  3. защитными очками , щитками, защитными экранами от пыли, летящих частиц, яркого света или излучения;
  4. защитными перчатками или рукавицами, защитными кремами и другими средствами защиты рук;
  5. специальной обувью соответствующего типа, если есть опасность получения травм ног;
  6. средствами защиты органов дыхания от пыли, дыма, паров и газов;
  7. индивидуальными кислородными аппаратами и другими средствами – при работе в условиях вероятной кислородной недостаточности;
  8. средствами защиты слуха;
  9. средствами защиты, используемыми в электроустановках;
  10. спасательными жилетами и поясами – при опасности падения в воду;
  11. сигнальными жилетами – при выполнении работ в местах движения транспортных средств.

Все применяемые СИЗ должны быть сертифицированными и иметь документацию от производителя с требованиями к эксплуатации и испытаниям. Важно, чтобы СИЗ были совместимы с системами обеспечения безопасности при работе на высоте.

Системы обеспечения безопасности работ на высоте

СИЗ для работы на высоте объединяются в системы обеспечения безопасности, имеющие разные функции. Так, удерживающая система нужна для ограничения зоны перемещения работника, чтобы он не попал в опасную зона. Она состоит из:

  1. удерживающей привязи, которая фиксирует работника на определенной высоте;
  2. открывающегося устройства для соединения компонентов, чтобы работник мог прикрепиться к опоре;
  3. анкерной точки крепления и строп для удержания работника.

Система позиционирования поддерживает работника, предотвращая падение. Движения в ней ограничены, но руки остаются свободными. Она состоит из:

  1. поясного ремня для поддержки тела;
  2. стропа, который соединяет поясной ремень с анкерной точкой или элементом конструкции;
  3. стропа с амортизатором;
  4. страховочной привязи (работник всегда должен быть к ней присоединен).

Для случаев срыва с высоты предусмотрена страховочная система, тормозящая падение. Она включает:

  1. анкерную линию, натянутую между структурными анкерами, к которой крепится СИЗ;
  2. строп;
  3. амортизатор;
  4. страховочную привязь.

Подсоединять соединительно-амортизирующую подсистему следует к точке на спине работника. Так она не отсоединиться случайно и не создаст помех при работе.

Системы спасения и эвакуации применяют в том числе в случаях, когда у работника невелик риск падения, но он не может покинуть рабочее место по какой-либо причине (например, машинист крана). Такая система может быть:

  1. втягивающего типа со встроенной лебедкой, которая поднимет упавшего работника на поверхность;
  2. использующей переносное временное анкерное устройство (лебедка крепится на переносном триподе);
  3. использующей индивидуальное спасательное устройство, с помощью которого работник может самостоятельно спастись с высоты.

Работодатель должен проверять исправность систем обеспечения безопасности на высоте согласно с инструкцией к ним. Динамические и статические испытания СИЗ от падения с высоты с повышенной нагрузкой нельзя проводить в организации, которая эксплуатирует эти СИЗ.

Система канатного доступа

Наиболее опасными считаются работы на высоте с применением канатного доступа, когда работник использует страховочную привязь и может зависать в воздухе на долгое время. Такую систему следует применять в исключительных случаях, когда более безопасные способы работы недоступны.

При работе с использованием системы канатного доступа обязательно применяется страховочная система, состоящая из анкерного устройства и соединительной подсистемы. Такие работы выполняются по наряду-допуску и требуют разработки плана производства работ (ППР). Если работник трудится более 30 минут при системе канатного доступа, нужно использовать рабочее сиденье.

Системы обеспечения безопасности при перемещении по конструкциям

Если работнику в ходе выполнения задания нужно перемещаться по конструкции, он может использовать самостраховку, или безопасности обеспечивает второй работник (страхующий) снизу. Чтобы использовать самостраховку у работника должна быть как минимум вторая группа по высоте.

Поднимаясь по конструкции (дереву), работник через каждые 2-3 метра должен устанавливать анкерные устройства и пропускать через них канат, а страхующий – удерживать канат внизу с помощью СИЗ рук.

Тема 5. Групповыенормы

Групповые(ролевые) ожидания

Важнымкомпонентом характеристики положенияиндивида в группе является системагрупповых ожиданий.

Всякийчлен группы не просто выполняет в нейсвои функции, но и обязательновоспринимается, оценивается другими.

Вчастности, это относится к тому, что откаждой позиции, а также от каждой ролиожидается выполнение некоторых функций,и не только простой перечень их, но икачество выполнения этих функций.

Группачерез систему этих ожидаемых образцовповедения, соответствующих каждой роли,определенным образом контролируетдеятельность своих членов.

Вряде случаев может возникать рассогласованиемежду ожиданиями, которые имеет группаотносительно какого-либо ее члена, иего реальным поведением, реальнымспособом выполнения им своей роли.

Длятого, чтобы эта система ожиданий былакак-то определена, в группе существуютдва образования: групповыенормыигрупповыесанкции.

Групповыенормы

Всегрупповые нормы являются социальными нормами, т.е. представляют собой»установления, модели, эталоны должного,с точки зрения общества в целом исоциальных групп и их членов, поведения».

Вболее узком смысле групповые нормы — это определенные правила, которые выработаны группой, приняты ею, и которым должно подчиняться поведениеее членов, чтобы их совместная деятельностьбыла возможна; это согласие по поводуоценки тех или иных жизненных явленийи ситуаций.

Функциинорм:

  • достижениегрупповых целей

  • регуляциядеятельности

  • трансляциятребований общества

  • помощьгруппе в сохранении себя как целого

  • выработкагруппой позиции для соотнесения своихмнений

  • выработкагруппой своего отношения к социальномуокружению

Нормыкак правила, регулирующие поведение и деятельность членов, группы опираются на групповые ценности.

Ценности каждой группы складываются на основании выработки определенного отношения к социальным явлениям, продиктованногоместом данной группы в системе общественных отношений, ее опытом ворганизации определенной деятельности.

Важнейшим из них является различнаязначимость разного рода ценностей для групповой жизнедеятельности, различное их соотношение с ценностями общества.

Когда речь идет об относительно общих иабстрактных понятиях, например о добре,зле, счастье и т.п., то можно сказать,что на этом уровне ценности являются общими для всех общественных групп и что они могут быть рассмотрены как ценности общества.

Однакопри переходе к оцениванию более конкретных общественных явлений,например, таких, как труд, образование,культура, группы начинают различатьсяпо принимаемым оценкам. Ценности различных социальных групп могут несовпадать между собой. Специфика отношения к каждой и таких ценностейопределяется местом социальной группы в системе общественных отношений.

Нормыгруппы включают в себя, таким образом,иобщезначимые нормы и специфические,выработанные именно данной группой.

Важнаяпроблема — это мерапринятия норм каждым членом группы:

  • какосуществляется принятие индивидомгрупповых норм,

  • насколько каждый из них отступает от соблюдения этих норм,

  • как соотносятся социальные и «личностные»нормы.

Групповыесанкции — реакция группы на реализацию человекомгрупповых норм.

Групповыесанкции могут быть двух типов:

  • поощрительные(позитивные) – повышение статуса

  • запретительные(негативные) – давление и отвержение

Давлениеи отвержение возрастают в зависимостиот степени сплоченности группы изначимости нарушенной нормы для интересовгруппы.

«Статус”либо «позиция” — место индивидума всистеме групповой жизни.

Источникистатуса:

Статус придаетсяиндивидуму группой, и в этом смыслеопределятеся групповойценностью.

В качестве статуснойсвойства может выступать любая социальнаялибо индивидуальная черта: внешняяпривлекательность либо уродливость (кпримеру, шрамы на лице), юность и старость,высокий рост и т. д.

Ex: Среди борцовсумо, к примеру, ценится большой вес. Онвладеет несомненной статусной ценностьюв данной профессиональной группе. В тоже время посреди профессиональныхжокеев таковой ценностью, напротивявляется миниатюрность.

То, чем индивидумобладает, что он знает либо умеет, можетиметь либо не иметь статусной ценности.Все зависит от той системы групповыхкоординат, на основании которой делаетсяоценка.

Организации игруппы снабжают индивидов статуснымиатрибутами различными способами. Вслучае, если группа занимает высокоеместо в более широкой социальной системе,сама принадлежность к ней служитстатусным различием.

Статусным значениеммогут обладать престижная профессия,положение в организационной иерархии,заработная плата, организационныельготы и т. Д. Не считая того, статусоммогут быть личностные свойства,воспринимаемые организацией либогруппой как ценные. Это могут бытьобразование, пол, национальность,религиозность, общительность, опыт либокомпетентность.

Функции статуса:

  • вознаграждение(статусные знаки действуют как заслугиза достижение, полученные методомнапряженной работы либо благодаряогромным способностям)

  • мотивация (выступаюткак мотивирующие причины, заставляяиндивидов напряженно трудиться радивозможного продвижения в группе)

  • облегчение общения(описывает, какова позиция индивидумапо отношению к иным внутри группы, каковего ранг для посторонних лиц, ктоначинает коммуникацию, к кому онаадресована, как распределенаответственность и т.д., т.е. статусныезнаки придают общению определенность)

Соответствиестатусов

Каждый статусможет сравниваться с другими по томулибо иному признаку, соотносимому сгосподствующей системой ценностей и,в конечном счете, обязан быть привязанк вкладукаждого индивидума в групповую либоорганизационную деятельность.

Соответствиестатусных знаков настоящим заслугаминдивидума перед группой являетсяпринципиальным фактором групповыхдействий.

Когда члены группысталкиваются со статусным несоответствием,они показывают поведение, направленноена его корректировку.

Несмотря на то,что группы в целом без труда приходятк согласию о статусных критериях, частопоявляются конфликтные ситуации. Эгопроисходит, к примеру, когда индивидыпередвигаются в группы с другимистатусными критериями либо же когдагруппы сформированы из индивидов снеоднородным опытом.

Групповое давление:

Члены группы, индивидуально иликоллективно, могут оказывать давлениена других в данной группе с цельюподчинения их задачам, требующимбезотлагательного решения.

Такие давления могут оказыватьсячрезвычайно эффективными, влияя нетолько на выбор индивидуумом задачи,но и на индивидуальные убеждения,аттитюды и даже на восприятиедействительности.

Стремление к соц. одобрению настолькоглубоко укоренилось у большинствалюдей, что они скорее с готовностьюподчинятся ожиданиям других, чем рискнутвызвать их неодобрение. Потребностьиндивидуума в принятии др. в группеможет быть такой сильной, что будетраспространяться на совершенно незнакомыхлюдей.

Генри Израел — механизмы, посредствомкоторых индивидуумы оказывают давлениена других и, в свою очередь, самиподвергаются их влиянию.

Индивидуумы устанавливают 3 основныхвида отношений друг с другом, а именно:

  • «требуемые» взаимоотношения,

  • «избегаемые»

  • «катастрофические».

В требуемых взаимоотношенияхиндивидуумы взаимодействуют способами,которые, как они полагают, отвечаютожиданиям др. В ответ на это каждый изних хочет, чтобы др. тоже отвечали егоожиданиям. Люди избегают вести себяспособами, которые могли бы не отвечатьожиданиям др. и в свою очередь оказываютна них давление.

Требуемые взаимоотношения существуюткак результат убеждения в том, чтонепосредственное выражение «избегаемых»мыслей или чувств могло бы повлечь засобой катастрофу.

Добавить комментарий