В договор международной купли продажи заключенный между

Правовой формой, опосредующей международные коммерческие операции, является международная торговая сделка.

Под международной торговой сделкой понимается договор между двумя или несколькими сторонами, находящимися в разных странах, о поставке установленных (количества и качества) товарных единиц и (или) оказании услуг в соответствии с согласованными сторонами условиями.

Международный характер договора вытекает из того, что его (субъекта) сторонами являются коммерческие предприятия (фирмы), находящие в разных странах.

Договор не будет считаться международным, если он заключен между сторонами разной государственной (национальной) принадлежности, коммерческие предприятия (фирмы) которых находятся на территории одного государства (например, между филиалами и дочерними компаниями фирм разных стран, находящихся на территории одной страны). В то же время договор признается международным, если он заключен между сторонами одной государственной (национальной) принадлежности, а их коммерческие предприятия находятся на территории разных государств. Такое толкование договора содержится в Венской конвенции, Гаагской конвенции о праве, применимом к договорам международной купли-продажи товаров (Гаага, 1986 г.).

Размышляем самостоятельно

Будет ли считаться международным договор поставки товаров для государственных нужд Российской Федерации, заключенный с поставщиком – резидентом России с долей иностранного участия в уставном капитале менее 20%?

В соответствии со ст. 11 Венской конвенции не требуется, чтобы договор купли-продажи заключался или подтверждался в письменной форме или подчинялся иному требованию в отношении формы. Он может доказываться любыми средствами, включая свидетельские показания. СССР (и впоследствии Российская Федерация) присоединился к Венской конвенции с оговоркой по ст. 11. В соответствии с российским законодательством договор должен быть заключен в простой письменной форме.

Положения Венской конвенции, касающиеся прав и обязанностей сторон договора, применяются к взаимоотношениям сторон в том случае, если они в этом договоре не урегулировали свои взаимоотношения каким-либо иным образом, чем это установлено в Венской конвенции. Таким образом, положения Венской конвенции носят диспозитивный характер, т.е. она представляет сторонам договора право в условиях контракта исключить ее действие, отступить от любого из положений или изменить порядок его действия (ст. 6). Если в договоре таких отступлений не предусмотрено, к нему применяются положения Венской конвенции.

Конвенция определяет основные обязанности продавца – поставить товар, передать относящиеся к нему документы и передать право собственности на товар в соответствии с требованиями договора и конвенции (ст. 30) и покупателя – оплатить товар и принять поставку товара в соответствии с требованиями договора и конвенции (ст. 53).

При заключении договоров международной купли-продажи предпринимателям следует ознакомиться с Принципами УНИДРУА, которые приняты в мировой практике в качестве основы для регулирования прав и обязанностей сторон и устанавливают общие нормы для международных договоров.

Договор заключается посредством направления оферты (предложения заключить договор) одной из сторон и ее акцепта (принятия предложения) другой стороной. Вопросы, связанные с направлением оферты и получением акцепта, регулируются ч. II Венской конвенции (ст. 14–24).

Твердая оферта направляется конкретному покупателю, в ней оговаривается срок, в течение которого продавец считает себя связанным предложенными условиями. Полученная адресатом оферта не может быть отозвана в течение срока, предусмотренного для акцепта. Ответ, не полученный в указанный срок, означает отказ от оферты.

Свободная (публичная) оферта является предложением неопределенному кругу лиц и рассматривается как приглашение делать оферты. Продавец не связан обязательствами по отношению к кому-либо из покупателей.

Следует учитывать, что молчание или бездействие сами по себе не являются акцептом (ст. 18 Венской конвенции). Ответ на оферту, который имеет целью служить акцептом, но содержит дополнения, ограничения или иные изменения, является отклонением оферты и представляет собой встречную оферту (ст. 19 Венской конвенции).

Структура и содержание конкретного контракта индивидуальны, зависят от специфики объекта сделки, характера взаимоотношений контрагентов, применяемого права. Договор обычно содержит следующие разделы.

1. Преамбула.

Вводная часть контракта, содержит номер контракта, дату и наименование места заключения, определение сторон.

2. Предмет и объект контракта (наименование и количество товара).

В данном разделе определяется вид сделки, указываются наименование товара, его характеристики, количество, ассортимент, определяются базисные условия поставки в соответствии с ИНКОТЕРМС. Покупатель не обязан принимать товар в количестве большем или меньшем, чем определено контрактом при отсутствии оговорки «около». Такая оговорка может включаться в условия контракта при поставке массовых товаров и зависит от вида товара и условия поставки.

3. Срок и дата поставки.

Срок поставки – временной период, в течение которого продавец должен передать товар покупателю. Может быть установлен: обозначением даты, ограничивающей срок поставки; определением календарного периода, в течение которого производится поставка; применением терминов: «немедленная поставка» (в соответствии с торговыми обычаями от одного до 14 дней); «как можно быстрее» (продавец принимает все меры для поставки в кратчайший срок); и др. Согласно ст. 33 Венской конвенции, для исполнения обязательств по контракту, в тексте которого не указана конкретная дата поставки, учитывается разумный срок после заключения договора.

Дата поставки определяется сторонами в зависимости от способа поставки. Датой поставки может быть: дата транспортного документа, свидетельствующего о принятии товара к перевозке; дата расписки экспедиторской фирмы о принятии груза; дата подписания приемо-сдаточного акта представителями продавца и покупателя; дата складского свидетельства; дата пересечения товаром границы.

4. Качество товара.

Оговаривается способ определения качества, зависящий от характера товара, специфических требований покупателя: по стандарту; по техническому описанию; спецификации; по образцам, согласованным сторонами; по содержанию определенных веществ в товаре; по выходу готового продукта (для сырьевых товаров); по принципу «тель-кель» (не устанавливаются какие- либо требования к качеству товара, товар лишь должен отвечать своему наименованию); по предварительному осмотру и др.

Стороны могут предусмотреть метод проверки качества и вид документа, удостоверяющего качество товара. Основной документ, подтверждающий качество товара, – сертификат качества (фирмы-производителя; нейтральной организации).

5. Цена и общая стоимость контракта.

Цена поставляемого товара – существенное условие договора купли-продажи. Однако если стороны контракта не включили в его текст условие о цене товара или не указали способ ее определения, контракт не теряет своей юридической силы. В ст. 55 Венской конвенции определено: В тех случаях, когда договор был юридически действительным образом заключен, но в нем прямо или косвенно не устанавливается цена, или не предусматривается порядок ее определения, считается, что стороны, при отсутствии какого-либо указания об ином, ссылаются на цену, которая в момент заключения договора обычно взималась за такие товары, продававшиеся при сравнимых обстоятельствах в соответствующей области торговли.

Цена в контракте указывается за общее количество товара, партию либо количественную единицу товара в денежных единицах определенной валюты, в соответствии с согласованным базисом поставки. Цена в контракте может быть установлена: в виде твердой суммы (определенная цена); в виде указания на порядок (способ) определения цены к моменту поставки или платежа (определимая цена). В зависимости от способа фиксации цены в контракте различают твердые, подвижные, скользящие цены.

6. Условия платежа.

Устанавливается валюта платежа, срок платежа, формы расчетов, наличие/отсутствие банковских гарантий. Валютные риски во внешнеторговых операциях в основном связаны с курсовым риском, в целях страхования валютных рисков как правило применяется валютная оговорка.

7. Упаковка и маркировка.

Условия но упаковке и маркировке товара согласуются сторонами, исходя из принятого в контракте базиса поставки, специальных требований покупателя к упаковке и маркировке, требований законодательства страны назначения, наличия международных соглашений в области упаковки и маркировки данного вида товаров, торговых обычаев. Если в договоре не указано иное, в обязанности продавца входит надлежащая упаковка товара, обеспечивающая сохранное обращение с ним во время транзита и в месте назначения.

Упаковка должна соответствовать особенностям товара, климатическим условиям и условиям транспортировки, требованиям таможенного режима и законодательства, действующего в стране назначения. Упаковка делится на внешнюю (контейнеры, ящики и др.) и внутреннюю, неотделимую от товара.

Маркировка содержит информацию; о производителе; собственнике товара (отправителе); стране происхождения товара; количестве; весовых характеристиках; пункте назначения; принадлежности к контракту; особенностях обращения с товаром при погрузке, выгрузке; складировании; хранении; защите от воздействия окружающей среды; наличии опасных компонентов и др. Надписи, как правило, выполняются на языке страны покупателя (при необходимости и на языке страны продавца).

8. Сдача-приемка товара.

Сдача товара – передача товара продавцом во владение покупателя в соответствии с условиями контракта; предполагает передачу товарораспорядительных документов. Приемка товара – проверка соответствия количества, комплектности, качества товара в соответствии с контрактными условиями.

Порядок сдачи-приемки товара согласуется сторонами в контракте, при этом обычно определяют: вид сдачи-приемки; место; срок; методы проверки количества и качества; документы, оформляемые по сдаче-приемке; кем осуществляется сдача-приемка. Предварительная сдача-приемка производится на предприятии поставщика и предполагает оценку соответствия количества и качества поставляемого товара контрактным условиям. Окончательная сдача-приемка предполагает определение в контракте места сдачи-приемки (предприятие; склад; порт отгрузки; железнодорожная станция и др.) и срока сдачи-приемки по количеству и качеству товара.

Сдача товара перевозчику, если она сопровождается выдачей документов, исключающих контроль продавца над товаром (товарораспорядительных документов), считается передачей товара покупателю.

9. Транспортные условия.

В данном разделе оговариваются условия транспортировки, пункты погрузки, выгрузки, перевалки, передачи товара; состав транспортных документов; порядок и способы уведомления о приходе транспорта и готовности к выполнению грузовых операций; нормы погрузки (выгрузки) и др. Вид транспорта должен соответствовать базисным условиям поставки, указанным в контракте.

10. Гарантии и рекламации.

Условия контракта по гарантиям предполагают определение объема предоставляемых продавцом гарантий; гарантийный срок; обязанности продавца в случае обнаружения дефектного товара или несоответствия его контрактным условиям. Особые условия в части гарантии качества могут устанавливаться не на все товары. Гарантией качества могут быть соответствующие сертификаты.

Более детально данный раздел контракта оговаривается сторонами при поставках машин и оборудования. В контракте устанавливается, как (с какой даты) исчисляется гарантийный период, срок гарантии, а также могут быть перечислены случаи, в которых гарантии не действуют: ненадлежащая эксплуатация, хранение, неквалифицированное обслуживание и др. Если в течение гарантийного периода товар окажется дефектным, покупатель может предъявить рекламацию (претензию) по качеству.

Рекламации могут предъявляться в связи с несоответствием количества товара условиям контракта. В контракте определяются порядок и сроки предъявления рекламаций, права и обязанности сторон в связи с рекламациями и способы урегулирования претензий. Рекламации обычно направляются заказным письмом с приложением всех доказательных документов: актов экспертизы; рекламационных актов, подписанных представителями покупателя и незаинтересованной организации (например, торговой палаты); упаковочных листов и т.д. Предъявление рекламации не может служить основанием для отказа от поставки партии товара или от приемки последующих партий по тому же контракту.

11. Штрафные санкции и возмещение убытков.

Правовая ответственность за нарушение контрактных обязательств регулируется применяемым правом, а также международными соглашениями (в частности Венской конвенцией 1980 г., ст. 45, 71). Включение условий о штрафных санкциях (конвенциальный штраф) обычно рассматривается сторонами как средство повышения ответственности за выполнение контрактных обязательств, при этом штрафные санкции не должны быть разорительными для сторон. В контракте также может предусматриваться размер убытков, при превышении которых покупатель может расторгнуть контракт или воспользоваться гарантией (в целях снижения рисков контрагентов контракт может предусматривать оформление банковских гарантий, например гарантии должного исполнения контракта).

12. Форс-мажор.

На выполнение обязательств по контракту могут повлиять обстоятельства, явления чрезвычайного характера: война, забастовки, пожар, стихийные бедствия и т.д. (форс-мажор). В контрактах следует оговаривать согласованный контрагентами перечень обстоятельств непреодолимой силы и порядок действия сторон при их наступлении. При наступлении форс-мажора срок исполнения контракта отодвигается на весь период его действия и ликвидации последствий. Название организации, которая свидетельствует о наступлении форс-мажора, указывается в контракте. В связи с тем, что форс-мажор может быть длительным, а исполнение контракта в таких условиях становится бессмысленным, в контракте определяются предельные сроки, после которых контракт может быть аннулирован.

Размышляем самостоятельно

Допустимо ли относить к форс-мажорным нарушения обязательств по исполнению международного контракта по причинам, сопряженным с последствиями глобального финансово-экономического кризиса?

13. Арбитраж.

В данном разделе устанавливается порядок разрешения споров, которые не могут быть урегулированы сторонами мирным путем (в процессе переговоров). При заключении контракта стороны должны согласовать, в каком суде будет рассматриваться возможный спор. При обращении в арбитраж покупатель нс имеет права ни прекращать платежи, ни отказываться от приема других поставок по данному контракту. Решения арбитража обязательны для обеих сторон.

14. Заключительные статьи контракта.

В заключительных статьях контракта обычно фиксируется дата вступления договора в силу, оговорка о порядке внесения поправок и основном языке и др.

В контракте указываются юридические адреса сторон.

Вопросы практики

При разрешении спора между украинской организацией и швейцарской фирмой был констатирован разный подход сторон к вопросу о том, было ли между ними заключено соглашение о дополнительной поставке товара в следующем году. Предложение о такой поставке было сделано продавцом (украинской организацией) с определением в нем обозначения и количества товара и с указанием, что цены будут согласованы (пересмотрены) за 10 дней до начала нового года. Это предложение было принято другой стороной, однако дополнительного предложения о размере таких цен продавцом не было сделано, и, более того, в январе следующего года продавец сообщил о невозможности заключения контракта на эту партию товара. Покупатель, считая контракт на дополнительную партию товара заключенным, требовал возмещения убытков в виде разницы между договорной ценой прошлого года и текущими рыночными ценами. При этом он исходил из того, что поставка продавцом в следующем году недопоставленного в прошлом году товара по ценам прошлого года означала его согласие производить расчеты за дополнительную партию товара также по ценам, указанным в контракте прошлого года. На основе анализа соответствующих положений Венской конвенции МКАС признал контракт на дополнительную партию товара незаключенным и соответственно требования покупателя необоснованными. Вместе с тем МКАС отметил, что если отмена предложения продавцом была юридически не обоснована, покупатель не лишен права требовать возмещения убытков, связанных с незаключением контракта. При этом МКАС руководствовался, в частности, следующими соображениями. Венская конвенция допускает заключение контракта без установления в нем цены и содержит предписания, позволяющие в таком случае ее определить (ст. 55). По в данном деле предложение, сделанное продавцом и принятое покупателем, исходило из того, что цена подлежит дополнительному согласованию между ними, в силу чего ст. 55 Конвенции применена быть не может. Восполнение в следующем голу недопоставок по ценам, установленным контрактом для поставок прошлого года, соответствует, исходя из предписаний ст. 8 Венской конвенции, смыслу соглашения сторон о допоставке. Это обстоятельство не может рассматриваться в качестве доказательства согласования сторонами цен в отношении дополнительной партии товара.

  • Под торговой сделкой понимаются все сделки, связанные с обменом товарами в материальной форме и предоставлением услуг как основных, так и обеспечивающих международный товарооборот. Далее мы будем основное внимание уделять международным сделкам, связанным с поставкой товаров.
  • Офертой признается адресованное одному или нескольким конкретным лицам предложение, которое достаточно определенно и выражает намерение лица, сделавшего предложение, считать себя заключившим договор с адресатом, которым будет принято предложение. При этом оферта должна содержать существенные условия договора.
  • Практика Международного коммерческого арбитражного суда: науч.-практ, коммент. / сост. и авт. коммент. М. Г. Розенберг. М.: Международный центр финансово-экономического развития, 1997. С. 46–54. (Дело № 304/1993, решение от 03.03.1995)

ОБЩИЕ ПОЛОЖЕНИЯ О СДЕЛКАХ В МЕЖДУНАРОДНОМ ЧАСТНОМ ПРАВЕ. ПОНЯТИЕ И ПРИЗНАКИ ВНЕШНЕЭКОНОМИЧЕСКОЙ СДЕЛКИ. ВИДЫ ВНЕШНЕЭКОНОМИЧЕСКИХ СДЕЛОК.

В доктрине и нормах МЧП для обозначения договорных обязательств традиционно используются два термина: сделки и договоры. Мы исходим из того, что это не равнозначные, хотя и взаимосвязанные понятия, поскольку договор является разновидностью сделки.

Термин «сделка» в разделе «Международное частное право» ГК Республики Беларусь используется в двух случаях:

— когда речь идет о любых сделках, включая договоры (например, ст.1116 ГК «Форма сделки»), и

— когда речь идет об односторонних сделках (в частности, ст. 1128 ГК, устанавливающая выбор права к обязательствам из односторонних действий).

В иных случаях используется термин «договор».

Не имея легального определения, термин «внешнеэкономическая сделка» применяется только в п. 2 ст. 1116 ГК, устанавливающей специальную коллизионную норму по поводу формы такой сделки. Во всех остальных случаях коллизионные нормы определяют применимое право к сделкам, в т.ч. внешнеэкономическим.

В теории права, раскрывая понятие внешнеэкономической сделки, выделяют следующие ее признаки:

1) присутствие в сделке иностранного элемента по субъектному составу,

2) существо сделки составляют экспортно-импортные операции, т.е. предмет сделки (товары, работы, услуги), как правило, перемещается через границу.

Некоторые авторы выделяют и третий признак, являющийся дискуссионным в специальной литературе: внешнеэкономическая сделка опосредует предпринимательскую (коммерческую) деятельность, цель ее заключения – извлечение прибыли.

Использование категории «международные экономические сделки» как синонима внешнеэкономической сделки предполагает смещение акцента и взгляд на сделку с позиции не одного, а двух или нескольких государств. Критерий «международности» объединяет все экономические сделки независимо от их содержания (купля-продажа, лизинг и т.д.) в одну группу международных экономических сделок. Современная доктрина МЧП исходит из того, что в основе «международности» лежит критерий местонахождения коммерческих предприятий сторон на территории разных государств (данный критерий, в частности, закреплен в ст. 1 Венской конвенции о договорах международной купли-продажи товаров 1980 г.).

В теории и практике МЧП при этом имеют место два основных подхода к пониманию места нахождения коммерческого предприятия:

а) это место нахождения основной производственной базы;

б) это место нахождения административного центра юридического лица.

Выделяют три основные категории внешнеэкономических сделок (международных коммерческих контрактов):

— купля-продажа товаров,

— купля-продажа работ и услуг,

— купля-продажа объектов интеллектуальной собственности.

Статья поможет российским коммерсантам и юристам, работающим во внешнеэкономической сфере, определить правильный подход при формулировании условия контракта о применимом праве, избежать неточных и неверных формулировок. Примеры из практики Международного коммерческого арбитражного суда наглядно демонстрируют, к каким последствиям может привести та или иная формулировка условия о применимом праве.

Общепринятым в деловой практике российских организаций является включение во внешнеэкономические контракты условия о применимом материальном гражданском праве того или иного государства к отношениям сторон контракта. Это вызвано рядом объективных причин.

Чем объясняется необходимость такого условия в контракте

Во-первых, трудно предугадать все случаи, с которыми придется столкнуться при исполнении контракта (особенно когда он заключается на длительный срок), и заранее оговорить последствия их наступления.

Во-вторых, если сторонам не удастся урегулировать возникший спор путем переговоров и придется его передать на рассмотрение в государственный или третейский суд (в частности, в международный коммерческий арбитражный суд), такой спор будет разрешаться судом на основе условий контракта и применимых норм материального права. Это прямо предусмотрено законодательством соответствующих государств и международными соглашениями, в которых участвует Российская Федерация1.

В-третьих, нормы национального гражданского права разных государств по ряду важных вопросов содержат разные положения. Поэтому при заключении контракта важно точно знать, нормы права какого государства будут применяться к отношениям сторон с тем, чтобы предусмотреть в контракте условия, учитывающие данные нормы.

В-четвертых, определенные области внешнеэкономических отношений регулируются международными договорами, в которых участвует Российская Федерация. Зачастую в них имеются пробелы. При отсутствии в контракте соответствующих условий пробелы восполняются в процессе разрешения споров в международных коммерческих арбитражах и государственных судах на основании применимых норм национального гражданского права.

Важно, чтобы условие о применимом праве в контракте было сформулировано четко. В практике Международного коммерческого арбитражного суда при Торгово-промышленной палате РФ (МКАС) были случаи, когда в процессе рассмотрения дела становилось ясно, что в контрактах условия о применимом национальном гражданском праве сформулированы неточно. В результате суд признавал, что такое условие вообще не может быть использовано либо при его применении возникают существенные затруднения. В итоге применению подлежало право не того государства, которое имелось в виду сторонами при заключении контракта и с учетом норм которого формулировались его условия.

Рассмотрим типичные случаи таких неточных формулировок. Отметим, что в настоящей статье приводится не текст формулировок, содержащихся в контрактах и имеющих редакционные отличия, а их смысловое значение.

Примеры и последствия неудачных формулировок

1.По вопросам, не решенным в настоящем контракте, отношения сторон регулируются законодательством Российской Федерации и Республики Беларусь.

Прежде всего необходимо иметь в виду, что отношения сторон по одним и тем же вопросам не могут регулироваться законодательством двух государств. Поскольку между нормами гражданских кодексов Российской Федерации и Республики Беларусь (РБ) имеются расхождения, неясно, нормами законодательства какого из этих государств суду следует руководствоваться. Так, в понятие «российское гражданское законодательство» не входят международные договоры РФ, а в понятие «белорусское гражданское законодательство» входят международные договоры РБ. А это означает, что, когда два эти государства участвуют в одном и том же международном договоре (например, в Венской конвенции 1980 г.), он при такой формулировке контракта не подлежит применению, если отношения сторон регулируются законодательством России, и подлежит применению, если они регулируются законодательством Белоруссии.

Следует иметь в виду, что в силу ГК РФ и ГК РБ международные договоры имеют приоритет в отношении норм национального законодательства, то есть подлежат применению вместо норм национального гражданского законодательства, когда между ними есть различия. Наглядно значение этого видно на следующих примерах.

пример 1

ГК РФ (ст. 443) и ГК РБ (ст. 413) устанавливают, что при заключении договора путем обмена офертой и акцептом ответ о согласии заключить договор на иных условиях, чем предусмотрено в оферте, не является акцептом и признается отказом от акцепта и в то же время новой офертой. Венская конвенция 1980 г. (п. 2 ст. 19) предусматривает, что ответ на оферту, который имеет целью служить акцептом, но содержит дополнительные или отличные условия, не меняющие существенно условия оферты, является акцептом, если только оферент без неоправданной задержки не возразит против этих расхождений. Если он этого не сделает, то условиями договора будут условия оферты с изменениями, содержащимися в акцепте. Таким образом, от того, регулируются отношения сторон по этому вопросу нормами ГК РФ (либо ГК РБ) или Венской конвенцией 1980 г., договор сторон в подобных случаях признается заключенным или незаключенным.

пример 2

ГК РФ (п. 2 ст. 395) и ГК РБ (п. 2 ст. 366) предусматривают право кредитора требовать от должника возмещения убытков, причиненных кредитору неправомерным пользованием его денежными средствами, лишь в части, превышающей сумму причитающихся ему процентов. Венская конвенция 1980 г. (ст. 78) предоставляет кредитору право требовать возмещение убытков сверх суммы процентов.

пример 3

При возврате стоимости предварительно оплаченного, но не переданного покупателю товара в силу ГК РФ (п. 4 ст. 487) и ГК РБ (п. 4 ст. 457) проценты начисляются со дня, когда передача товара по договору должна была быть произведена. Венская конвенция 1980 г. (п. 1 ст. 84) устанавливает, что проценты должны начисляться с даты уплаты цены, то есть с более ранней даты.

пример 4

Согласно ст. 74 Венской конвенции 1980 г. возмещению подлежат только те убытки, которые нарушившая договор сторона предвидела или должна была предвидеть в момент заключения договора. ГК РФ и ГК РБ такого ограничения не предусматривают.

пример 5

По-разному в ГК РФ (ст. 431) и в ГК РБ (ст. 401) по сравнению с Венской конвенцией 1980 г. (ст. 8) решен вопрос о толковании условий договора.

С учетом этих обстоятельств состав арбитража пришел к выводу, что в контракте отсутствует ясно выраженное условие о применимом праве, и установил применимое национальное право путем использования коллизионных норм российского законодательства (ст. 1211 ГК РФ), определяющих применимое право при отсутствии соглашения сторон.

2. Если иск предъявляется иностранной фирмой, спор подлежит разрешению в МКАС при ТПП РФ с применением российского материального права. Если иск предъявляется российской организацией, спор подлежит разрешению в конкретном третейском суде местонахождения иностранной фирмы с применением материального права страны местонахождения этого третейского суда.

Такая формулировка исходит из того, что к отношениям сторон из одного контракта будет применяться право одного или другого государства в зависимости от того, какая из сторон предъявила иск. Получается, что если в роли истцов по разным основаниям выступают обе стороны контракта, то к их отношениям будет применяться право разных государств. К чему это может привести, видно на конкретных примерах.

пример 6

ГК РФ предусматривает, что если контрактом установлена неустойка (штраф, пени) за конкретные нарушения, то она подлежит взысканию со стороны, нарушившей обязательство, а если сумма убытков превышает размер неустойки, то убытки взыскиваются в части, не покрытой неустойкой. Законодательство Польши и Чехии исходит из того, что по общему правилу не подлежат взысканию убытки, превышающие размер неустойки, а в силу английского права договорное условие о штрафе вообще не может быть реализовано в суде.

Таким образом, если иностранная фирма (продавец) предъявила к российской организации (покупателю) иск об уплате договорной неустойки за просрочку оплаты поставленного товара и сверх того о возмещении убытков, превышающих неустойку, такой иск в соответствии с нормами российского права подлежит удовлетворению. Иск же российской организации (покупателя) к иностранной фирме (продавцу), предъявленный в третейский суд страны местонахождения продавца за просрочку поставки других партий товара, будет рассматриваться данным третейским судом в соответствии с предписаниями права этого государства, и подход при вынесении решения будет совершенно иным.

Аналогичные различия в подходах при разрешении споров будут и в случае, когда контрактом оговорено разрешение споров в третейском суде страны истца с применением права страны суда.

Применение во внешнеэкономических контрактах подобной формулировки условия о применимом праве может породить существенные затруднения даже в случае, когда национальное право обоих государств, указанных в таком условии, не содержит существенных отличий и между этими государствами действует международный договор, регулирующий отношения сторон по данному виду контрактов. Рассмотрим это на примере спора между российской и украинской организациями, разрешенного МКАС при ТПП РФ.

пример 7

Решение по этому делу оспаривалось ответчиком со ссылкой на неправильное применение МКАС при ТПП РФ условия контракта о применимом праве. Решение МКАС было отменено определением Арбитражного суда г. Москвы. С этим определением согласился Федеральный арбитражный суд Московского округа, и только Высший арбитражный суд РФ с учетом всех обстоятельств дела признал, что отсутствуют основания для отмены этого решения МКАС при ТПП РФ2.

Обратите внимание: Арбитражный суд г. Москвы и Федеральный арбитражный суд Московского округа исходили из того, что коль скоро иск, предъявленный украинским продавцом, был рассмотрен МКАС при ТПП Украины на основании норм украинского законодательства, то и иск, предъявленный позднее российским покупателем в МКАС при ТПП РФ, следовало также рассматривать на основании норм украинского законодательства.

3. В контракте условие о применимом праве сформулировано не общим образом, а только по конкретным вопросам (например, в отношении имущественной ответственности сторон за неисполнение или ненадлежащее исполнение обязательств).

При такой формулировке составы арбитража исходили из того, что по другим вопросам отсутствует соглашение сторон о применимом праве, и определяли его путем использования коллизионных норм.

4. Установив в контракте альтернативное право истца обратиться с иском в третейские суды с местонахождением в разных государствах, стороны контракта оговорили, что при разрешении спора соответствующий третейский суд будет применять право страны своего местонахождения.

Включение в контракт подобного условия влечет те же неблагоприятные последствия, что и в приведенном выше случае.

При такой оговорке стороны сами себя лишают возможности установить, какие конкретно требования при возникновении спора будут предъявлены к содержанию условий контракта и порядку его исполнения с учетом применимых норм права.

5. Оговорив применение к отношениям сторон по вопросам имущественной ответственности действующего законодательства РФ, стороны предусмотрели, что при ненадлежащем выполнении обязательств подлежат возмещению понесенные убытки в соответствии с действующим законодательством страны ответчика.

В данном случае местом нахождения юрлица-ответчика являлась Россия. Поэтому не возникло каких-либо трудностей при вынесении решения. Но если бы иск был предъявлен российской организацией, то при наличии расхождений в нормах национального законодательства разных стран (о чем указывалось выше) не исключено возникновение серьезных проблем. Например, применение норм разных государств в отношении требований о взыскании договорной неустойки и убытков, об исполнении обязательства в натуре, о расторжении контракта.

6. Оговорено применение к отношениям сторон по агентскому договору гражданского права РФ и международного законодательства.

Какое международное законодательство имелось в виду сторонами, неясно. В исковом заявлении и отзыве на иск стороны ссылались только на нормы ГК РФ. Учитывая эти обстоятельства, состав арбитража вынес решение, руководствуясь нормами ГК РФ.

7. Во всем, что не предусмотрено контрактом, стороны руководствуются основными условиями международной купли-продажи, установленными законодательством о международной купле-продаже, и международными соглашениями.

Такая формулировка содержалась в контракте, заключенном между российской и казахстанской организациями. В дополнениях к контракту стороны оговорили, что они руководствуются условиями, предусмотренными контрактом и действующим законодательством РФ. При неясности формулировки контрактного условия о применимом праве состав арбитража пришел к выводу, что к отношениям сторон должно быть применено российское законодательство. При этом он учитывал, что Россия и Казахстан — участники Киевского соглашения о порядке разрешения споров, связанных с осуществлением хозяйственной деятельности, предусматривающем при отсутствии соглашения сторон применение законодательства места совершения сделки. В данном случае контракт был заключен на территории РФ. Было также принято во внимание и то, что в дополнениях к контракту прямо указано действующее законодательство РФ.

Аналогичная формулировка, включенная в контракт международной купли-продажи, заключенный российской и украинской организациями, послужила основанием для другого состава арбитража признать, что отношения сторон регулируются Венской конвенцией 1980 г., участниками которой являются Россия и Украина. На основе норм этой конвенции и был разрешен спор. С учетом обстоятельств дела не потребовалось определять национальное гражданское право, применимое субсидиарно. Но необходимо учесть, что указанные в формулировке слова «основные условия международной купли-продажи, установленные законодательством о международной купле-продаже» остались неясными как для этого состава арбитража, так и для автора настоящей статьи. Ведь непонятно, законодательство какого государства имели в виду стороны контракта.

8. Споры из данного контракта разрешаются в соответствии с российским законодательством с учетом международного законодательства.

Поскольку положения контракта не позволяют установить с необходимой определенностью действительную волю сторон, состав арбитража, выслушав представителя истца — российской организации (представитель ответчика — казахстанской организации в заседании не присутствовал), пришел к выводу, что стороны имели в виду Венскую конвенцию 1980 г., в которой Казахстан не участвует. Однако этот вывод не бесспорен. На наш взгляд, были большие основания для того, чтобы признать, что отношения сторон регулируются Общими условиями поставок товаров между организациями государств — участников СНГ 1992 г. (ОУП СНГ), в которых участвуют РФ и Казахстан.

9. Выбор права, по которому рассматриваются споры, определяется правом государства, в котором находится судебный орган, рассматривающий спор. При противоречии норм применимого права и условий настоящего контракта действуют условия контракта.

Такая формулировка была включена в российско-китайский контракт, предусматривавший разрешение споров в Китайском международном коммерческом арбитражном комитете, когда иск предъявляется продавцом к покупателю, и в МКАС при ТПП РФ в случаях, когда истцом является покупатель. В данном случае иск рассматривался МКАС при ТПП РФ, поскольку был предъявлен покупателем к продавцу. Эта формулировка страдает рядом существенных недостатков:

  • отсылает не к национальным нормам материального права, а к коллизионным нормам страны суда, которыми будет определяться применимое национальное материальное право. А подходы к определению применимого национального материального права в праве и практике его применения разных государств нередко не совпадают;
  • влечет те же негативные последствия, что и использование формулировки под номером 2;
  • прямо противоречит императивным предписаниям ГК РФ. Согласно этим предписаниям договор должен соответствовать обязательным для сторон правилам, установленным законом и иными правовыми актами (императивным нормам), действующим в момент его заключения (п. 1 ст. 422), а по усмотрению сторон условия договора могут определяться, кроме случаев, когда содержание соответствующего условия предписано законом или иными правовыми актами (п. 4 ст. 421).

Императивные нормы, отступление от которых не допускается по усмотрению сторон, предусмотрены законодательством и других государств.

10. Правом, регулирующим настоящий договор на территории страны продавца, является право его страны, а на территории страны покупателя — право страны покупателя.

Признав, что такое условие договора не позволяет установить подлежащее применению национальное право, состав арбитража определил его путем использования коллизионной нормы российского законодательства.

11. Отношения сторон регулируются положениями заключенного ими контракта, а в части, им не урегулированной, — нормами международного права.

Поскольку в данном случае спор основывался на контракте международной купли-продажи товаров, а его сторонами были российская и украинская организации, состав арбитража обоснованно применил Венскую конвенцию 1980 г., в которой участвуют Россия и Украина. В то же время условие контракта не предусматривает, нормы национального права какого государства должны использоваться по вопросам, не решенным в контракте и в Венской конвенции 1980 г. Поэтому состав арбитража определил такое национальное право на основе коллизионной нормы российского законодательства.

Следует заметить, что в отношениях между Россией и Украиной действуют и другие международные соглашения, например упоминавшиеся ранее Киевское соглашение 1992 г. и Соглашение об ОУП СНГ. Формулировка контракта служила основанием для постановки вопроса о применении и этих международных документов, отличающихся по ряду вопросов от положений Венской конвенции 1980 г. и норм российского законодательства. При такой формулировке контракта не исключено, что при разрешении спора выяснилось бы, что подлежат применению нормы права, которые стороны не учитывали при заключении контракта.

12. Права и обязанности сторон по настоящему контракту, а также другие отношения, связанные с его исполнением, регулируются законодательством РФ, если иное не предусмотрено международным соглашением.

Такое условие было включено в контракт международной купли-продажи, заключенный российской и украинской организациями. Из буквального значения слов и выражений, содержащихся в этой формулировке, вытекает, что сторонами имелся в виду возможный запрет международным соглашением осуществления ими выбора применимого права. С учетом этого состав арбитража, констатировав, что ни в одном международном соглашении, действующем между Россией и Украиной, не предусмотрен такой запрет и все эти международные соглашения исходят из принципа автономии воли сторон при выборе применимого права, пришел к выводу, что отношения сторон регулируются российским гражданским законодательством3.

Соответственно к ним, как отмечалось выше, неприменима Венская конвенция 1980 г.

Обратите внимание: если, заключая контракт, стороны имели в виду, что к их отношениям должны применяться правила международных соглашений, а российское законодательство может быть использовано только в той мере, в какой не противоречит международным соглашениям (в частности, Венской конвенции 1980 г.), то им необходимо было прямо это указать. Выяснить действительную общую волю сторон в заседании арбитража не представлялось возможным, поскольку представители ответчика в заседание не явились и просили рассмотреть дело без их участия.

13. Ведение производства по делу в МКАС должно производиться в соответствии с действующим законодательством РФ.

Такое положение содержалось в арбитражной оговорке контракта международной купли-продажи товаров, заключенного российской и узбекской организациями. Состав арбитража счел, что рассматривать его в качестве условия о выборе применимого к отношениям сторон материального права невозможно. Он признал, что к этим отношениям применима Венская конвенция 1980 г., в которой участвуют Россия и Узбекистан, поскольку они не предусмотрели исключение ее применения в соответствии со ст. 6 Конвенции.

1 См., в частности, ст. 6, 13 и 14 АПК РФ, ст. 28 Закона РФ от 07.07.93 № 5338-1 «О международном коммерческом арбитраже», ст. VII Европейской конвенции о внешнеторговом арбитраже, ст. 11 Киевского соглашения о порядке разрешения споров, связанных с осуществлением хозяйственной деятельности 1992 г., ст. 41 Минской конвенции о правовой помощи и правовых отношениях по гражданским, семейным и уголовным делам 1993 г.

2 Об этом деле см. в журнале «Вестник международного коммерческого арбитража», 2011, № 1/3 (январь — июнь). С. 55—71, 265—278.

3 Киевское соглашение 1992 г., Минская конвенция 1993 г., Европейская конвенция 1961 г., Венская конвенция 1980 г.

окончание в № 40

Добавить комментарий