В чем заключается сущность принципа неприкосновенности личности

Смирнов А.В., Калиновский К.Б. Уголовный процесс. СПб.: Питер, 2005. 272 с. – (Серия «Краткий курс»).

1-е изд. | 2-е изд. | последнее издание 2015 года |

Глава 4. Принципы состязательного уголовного процесса

§ 6. Принципы неприкосновенности личности, жилища и частной жизни, охраны иных прав и свобод человека и гражданина

Названные принципы — основа правового статуса членов гражданского общества, где государство не может произвольно вмешиваться в индивидуальную жизнь.

Неприкосновенность личности традиционно усматривают в том, что никто не может подвергнуться задержанию или заключению иначе, как в случаях, предусмотренных законом, и при соблюдении форм, предписанных законом (ст. 10 УПК). При этом основания для ареста должны быть таковы, чтобы оставление обвиняемого на свободе реально, а не в виде абстрактной возможности грозило неоправданными потерями для обвинения, т.е. для равноправия сторон. Так, например, бегство обвиняемого, сокрытие его от следствия и суда, безусловно, нарушает баланс сил в процессе: обвинителю в этом случае предстоит «бой с тенью».

Процессуальный закон предусматривает, что после доставления подозреваемого в орган дознания, к следователю или прокурору в достаточно короткий срок – не более 3 часов, то есть незамедлительно, – составляется протокол задержания, в котором делается отметка о том, что подозреваемому разъяснены его права (ст. 92 УПК). При необходимости избрания в качестве меры пресечения заключения под стражу прокурор, а также следователь и дознаватель с согласия прокурора возбуждают перед судом соответствующее ходатайство (ст. 108).

Неприкосновенность жилища – одно из конституционных личных прав человека. Оно состоит в том, что никто не имеет права проникать в жилище против воли проживающих в нем лиц, иначе как в случаях предусмотренных федеральным законом или на основании судебного решения (ст. 25 Конституции РФ). При этом предварительное получение государственными органами и должностными лицами судебного разрешения на проникновение в жилище следует рассматривать как общее правило. В уголовном процессе оно распространяется на проведение осмотра жилища при отсутствии согласия проживающих в нем лиц; обыска и выемки в жилище (ст. 12 УПК). Вместе с тем, федеральным законом могут быть предусмотрены исключения из этого правила, когда судебный контроль за проведением указанных следственных действий является не предшествующим (перспективным), а последующим (ретроспективным). Так, в исключительных случаях, когда производство осмотра жилища, обыска и выемки в жилище, а также личного обыска не терпит отлагательства, указанные следственные действия могут быть произведены на основании постановления следователя без получения предварительного судебного решения. В этом случае следователь в течение 24 часов с момента начала производства следственного действия обязан уведомить судью и прокурора о производстве следственного действия. Судья проверяет законность произведенного следственного действия и выносит постановление о его законности или незаконности (ч. 5 ст. 165 УПК).

Тайна переписки, телефонных и иных переговоров, почтовых, телеграфных и иных сообщений, то есть тайна связи, состоит в том, что информация о почтовых отправлениях, телефонных переговорах, телеграфных и иных сообщениях, а также сами эти отправления (сообщения) могут выдаваться только отправителям и адресатам или их законным представителям. Следственные действия – наложение ареста на почтовые и телеграфные отправления (бандероли, посылки или другие почтово-телеграфных отправления либо телеграммы или радиограммы), их выемка, контроль и запись телефонных и иных переговоров проводятся на основании судебного решения.

Принцип охраны прав и свобод человека и гражданина в уголовном судопроизводстве включает в себя следующие требования:

1. Обязанность суда, прокурора, следователя, дознавателя разъяснять права, обязанности, ответственность подозреваемому, обвиняемому, потерпевшему, гражданскому истцу, гражданскому ответчику, а также всем другим участникам уголовного судопроизводства.

2. Обязанность суда, прокурора, следователя, дознавателя обеспечивать возможности для осуществления своих прав участниками уголовного судопроизводства.

3. Принятие в случаях, предусмотренных законом (ч. 3 ст. 11 УПК) мер безопасности в отношении потерпевшего, свидетеля или иных участников уголовного судопроизводства, а также их близких родственников, родственников или близких лиц.

4. Обязанность возмещения вреда, причиненного лицу в результате нарушения его прав и свобод судом, а также должностными лицами, осуществляющими уголовное преследование (гл. 18 УПК).

5. Обязанность рассмотрения в установленном уголовно-процессуальном законом порядке жалоб на действия (бездействие) и решения органа дознания, дознавателя, следователя, прокурора и суда (гл. 16 УПК).

См. Федеральный закон от 20.08.04 г. № 119-ФЗ «О государственной защите потерпевших, свидетелей и иных участников уголовного судопроизводства» // Российская газета. 2004. 28 августа.

1. Согласно ч. 1 комментируемой статьи и п. п. 1 и 2 ст. 10 ФКЗ «О судебной системе Российской Федерации» на русском языке судопроизводство и делопроизводство ведется в Верховном Суде РФ и военных судах. В других федеральных судах общей юрисдикции и в мировых судах уголовное судопроизводство может вестись на государственных языках, входящих в РФ республик. В органах предварительного расследования (правоохранительных органах) этих республик оно ведется на государственном языке РФ (русском) или на государственном языке республики (ст. 18 Закона РФ «О языках народов Российской Федерации»).

2. Недостаточно владеющим языком, на котором ведется судопроизводство, является лицо, которое хотя и понимает этот язык, но не может на нем свободно общаться либо читать или писать. При этом необходимо учитывать уровень общения данного лица, так как лицо может общаться на бытовом или узкопрофессиональном уровне, но не понимать или плохо понимать значение слов, необходимых для свободного общения в области судопроизводства.

Следует, однако, иметь в виду, что ст. 26 Конституции РФ признает за каждым не знающее никаких изъятий «право на пользование родным языком, на свободный выбор языка общения». Поэтому данная норма УПК, позволяющая пользоваться в уголовном процессе родным языком, а значит, и бесплатными услугами переводчика только лицам, не владеющим или недостаточно владеющим языком, на котором ведется производство по делу, противоречит этому конституционному праву. В сущности, она означает, что возможность решать, кто и как владеет языком судопроизводства, предоставлена суду, следователю, дознавателю, но не тому, кто лучше всех представляет уровень своих познаний в этом языке. Кроме того, в рассматриваемой части данная статья противоречит п. 5 ч. 4 ст. 44, ст. 45, п. 5 ч. 2 ст. 54, ст. 55, п. 6 ч. 4 ст. 46 и п. 6 ч. 4 ст. 47, которыми гражданскому истцу, гражданскому ответчику, их представителям, подозреваемому, обвиняемому гарантируется широкое право давать показания и объясняться на родном языке или языке, которым он владеет. На практике органы, ведущие процесс, обычно стараются максимально толковать сомнения относительно владения языком в пользу участника процесса, что, учитывая сказанное выше, следует признать правильным.

3. Положения данной статьи распространяются также на немых, глухих и глухонемых лиц, которым необходимо обеспечивать помощь сурдопереводчика.

4. Переводчиком может быть любое лицо, свободно владеющее языком судопроизводства. При этом у него не обязательно должна иметься специальность или профессия переводчика. Орган или должностное лицо, ведущие процесс, сами владеющие другим языком, на котором может общаться участник процесса, не вправе быть переводчиками, так как в случае такого совмещения процессуальных функций подлежат отводу (п. 2 ч. 1 ст. 61).

5. Следственные и судебные документы, которые подлежат обязательному вручению подозреваемому, обвиняемому, а также другим участникам процесса, переводятся на их родной язык или иной язык, которым они владеют. К таким документам относятся копии уведомления о подозрении, постановления о привлечении лица в качестве обвиняемого, обвинительного заключения с приложениями или обвинительного акта, постановления о прекращении уголовного дела (преследования), приговора, протокола обыска, выемки, наложения ареста на имущество, постановления или определения о применении меры пресечения, постановления о производстве выплат в возмещение вреда реабилитированному лицу и некоторые другие.

Т.А. Николаева

Николаева Татьяна Анатольевна — заместитель начальника кафедры уголовного процесса

Нижегородская академия МВД России

Реализация принципов уголовного процесса при осуществлении уголовного преследования в досудебном производстве

Современное общество динамично, оно вольно или невольно стремится к инновациям, совершенствующим жизнь, понимание бытия, благосостояние, защищенность. Несмотря на постоянное движение вперед при существующем прогрессе техники, науки, мысли, принципы остаются неизменными.

Принцип (от лат. Principium— начало, основа) — основное, исходное положение какой-либо теории, учения, науки, мировоззрения, политической организации и т.д.; внутреннее убеждение человека, определяющее его отношение к действительности, нормы поведения и деятельности1.

Принципы, на наш взгляд собирательная категория, которая имеет многогранный характер. Принципы характеризуют содержание отрасли с точки зрения оценочного фактора. В нашей статье мы постараемся рассмотреть некоторые принципы уголовного процесса через призму реализации института уголовного преследования и определить взаимосвязь принципов уголовного процесса с положением лиц, в отношении которых осуществляется уголовное судопроизводство.

Дискуссия о принципах уголовного процесса всегда имела наивысшую актуальность. Над вопросами понятия, системы принципов работали «легенды процессуалистики», такие как А.В. Агутин, В.П. Бо-жьев, А.А. Давлетов, З.З. Зинатуллин, В.Н. Григорьев, Т.Н. Москалькова, В.Т. Томин, М.С. Строгович, С.А. Шейфер, М.А. Чельцов, П.С. Элькинд, М.Л. Якуб и многие другие.

В юридической науке понятие принципа авторы определяют по-разному, так С.А. Насонов принципы определяет как элементы отражающие сущность и содержание уголовного процесса, характеризующие исторический тип процесса, определяющие предмет и метод процессуального регулирования2, принципы характеризуют уровень защиты прав и свобод человека в уголовном судопроизводстве.

Ю.К. Якимов принципами считает «…наиболее общие, основные положения, характеризующие уголовный процесс в целом, его институты, стадии, процессуальный статус субъектов процессуальной деятельности»3.

Несмотря на пристальное внимание к принципам уголовного процесса, в настоящее время так и не существует единства в определении такого понятия. Вероятно, данное обстоятельство обусловлено отсутствием законодательной регламентации.

Необходимо отметить и существование различных классификаций принципов уголовного судопроизводства. Многие процессуалисты придерживаются законодательной трактовки, но имеются и иные мнения, так В.Т. Томин4 предложил свою классификацию принципов уголовного процесса, А.С. Александров и Н.Н. Ковтун5 рассматривали вопрос существования и применения бинарной системы принципов. Мы в своей работе остановимся на законодательной трактовке классификации принципов уголовного процесса. Анализируя которую, мы вынуждены признать, что с учетом изменения уголовно-процессуального закона содержание принципов, их количество в сравнении с УПК РСФСР заметно изменилось.

Четко устоявшиеся критерии — принципы в уголовном процессе охватывают полномочия участников уголовного процесса, в большей степени деятельность правоохранительных органов, осуществляющих уголовное преследование, целью которого — установление виновных лиц, совершивших уголовно-наказуемое деяние. Принципы законодателем отражены в главе 2 УПК РФ.

1Большая Российская энциклопедия: в 30 т. / Председатель Науч.-ред. совета Ю. С. Осипов. Отв. ред. С. Л. Кравец. Т. 19. Маниковский — Меотида. — М.: Большая Российская энциклопедия, 2012. — 767 с.: ил.: карт. Автор неизвестен, 2012, 767 страниц Язык: Русский. Номер: 5253. ISBN: 978 — 5 — 85270 — 353 — 8. УДК: 030. ББК: 92. Тип издания: Энциклопедии, словари, справочники. . — URL: https://lib.rfei.ru/ (дата обращения 27.10.2019 г.)

2Лупинская, П. А. Уголовно-процессуальное право Российской Федерации: Учебник / П.А. Лупинская. — 2-е изд., пе-реб. и доп. — М.: Норма, — 2010. — 1072 с.

3Якимов, Ю. К. Уголовно-процессуальное право Россиийской Федерации / Ю.К. Якимов // Спб. Юрид. Центр Пресс, 2007. — С. 29.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

4Томин, В.Т. Принципы отечественного уголовного процесса / В.Т. Томин // Уголовный процесс. Проблемные лекции. М., 2013. С. 214.

5Ковтун, Н.Н. Судебный контроль в уголовном судопроизводстве России: монография / Н.Н. Ковтун // Н.Новгород. 2002. С. 114.

Каждый из принципов за время своего существования подлежал изучению, анализу, проверке правоприменительной практикой и, конечно же, научными дебатами.

Ученые процессуалисты утверждают, что принципы уголовного процесса пронизывают весь уголовный процесс и, с этим мы не можем не согласиться. Априори все принципы уголовного процесса вне зависимости от типологии уголовного процесса, должны быть реализованы одинаково полно на всех стадиях судопроизводства, однако, некоторые процессуалисты данный факт ставят под сомнение.

На наш взгляд нельзя выделить один из наиболее важных принципов, все они имеют равную, значимую роль в уголовном процессе, однако мы уделим свое внимание принципу состязательности сторон, который закреплен в статье 15 УПК РФ. Анализ практики и уголовно-процессуального законодательства указывает очевидную связь принципа состязательности с другими принципами, одни из которых являются предпосылками реализации «состязательности», другие развивают и дополняют его, третьи выступают гарантиями его осуществления1.

Теоретические основы исследования явления состязательности в российском уголовном процессе заложили В.М. Горшенев2, И.Я. Фойницкий3, В.А. Рязановский4, П.А. Лупинская5, к некоторым проблемным аспектам обращались А.Э. Амасьянц, Д.Н. Бахран, В.Н. Протасов, Ю.А. Тихомиров и многие другие.

Рассматривая указанный принцип необходимо отметить, что содержание данного принципа находит свое отражение в Международном пакте о гражданских и политических правах (ч. 3 ст. 14), в Конвенции о защите прав человека и основных свобод (ч. 3 ст. 6) и, конечно же, в Конституции Российской Федерации (ч. 3 ст.123). Принцип состязательности реализуется в современном уголовном процессе по средствам разделения функций самого процесса на функцию обвинения и функцию защиты, и разрешение уголовного дела по существу.

Рассмотрим подходы к пониманию принципа состязательности с позиции ученых-процессуалистов и практики.

Так, по мнению Н.Н. Полянского «состязательность — это метод отыскания истины, который состоит в состязании сторон, выполняемом и контролируемом активным участием суда в разбирательстве дела»6.

По мнению А.А. Давлетова, в уголовном процессе России, несмотря на то, что законодатель разделил функции процесса и наделил стороны правом на сбор доказательств, он (законодатель) не выстроил механизм действительного равенства и, не превратил участников процесса в истинные стороны состязательного процесса7.

С.С. Безруков определяет принципы как «…положения, действующие в большинстве его стадий, но не обязательно в каждой из них»8. Такая точка зрения автора, на наш взгляд, является достаточно спорной. А. Тушев считает, что принцип состязательности имеет место даже тогда, когда стороны наделены неравными правами. Уравнять стороны, считает Тушев, во всех правах невозможно9.

Некоторые авторы, косвенно придерживаясь мнения Тушева, утверждают, что сторона защиты на досудебных стадиях имеет весьма ограниченные права при доказывании и формировании доказательственной базы10. Полагаем уместно привести позицию Пикалова А.И., который считает, что противостоять обвинительному уклону защитник имеет возможность лишь в стадии судебного разбирательства. На стадии досудебного производства по уголовному делу он лишь может оказывать юридическую консультацию своему подзащитному, а также заявлять ходатайства, обжаловать действия и решения должностных лиц, производящих расследование по уголовному делу, т.е. занимает достаточно пассивную роль в уголовном деле на стадиях досудебного производства11.

IГрешнова, Н. А. Формы закрепления принципа состязательности в уголовном процессе / Н.А. Грешнова // Ленинград. юрид. журн. — 2013. — № 4. — 21 с. . — URL: http: // cyberleninka.ru/artide/n/formy-zakrepleniya-printsipa-sostyazatelnosti-v-ugolovnom-protsesse (дата обращения 27.10.2019 г.)

2Теория юридического процесса / под общ. ред. В.М. Горшенева. — Харьков : Выщ. шк., 1985. — 192 с. 3Фойницкий, И.Я. Курс уголовного судопроизводства Т. 1. /И.Я. Фойницкий // СПб., 1996. — С. 60

4Конституция Российской Федерации: офиц. текст. — М.: ЭКСМО, 2012. — 36 с.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

5Лупинская, П. А. Уголовно-процессуальное право Российской Федерации: Учебник / П.А. Лупинская. — 2-е изд., пе-реб. и доп. — М.: Норма, — 2010. — 1072 с

6Полянский, Н.Н. Вопросы теории советского уголовного процесса, Т.1 / Н.Н. Полянский // М: Право Творец, 1956. — С. 100.

7Давлетов, А.А. Право защитника собирать доказательства /А.А. Давлетов // Рос. Юстиция. — 2003. — № 7. — С. 51.

8Безруков, С.С., Безруков, С.И. Принципы уголовного судопроизводства: понятие, система и общая характеристика : учебное пособие / С. И. Безруков, С. С. Безруков ; под общ. ред. В. В. Николюка ; М-во внутренних дел Российской Федерации, Омская акад. — Омск : Омская акад. МВД России, 2005. — С. 4.

9Тушев, А. Роль прокурора в реализации принципа состязательности в уголовном процессе / А.Тушев // Российская юстиция. М.: Юрид. лит, 2003, № 4. — С. 33-35.

10Гусевский, В. В. Принцип состязательности в досудебных стадиях уголовного процесса / В.В. Гусевский // Nauka-Rastudent.ru. — 2017. — № 1. — С. 58; . — URL: http: // nauka-rastudent.ru /37/3945 / ( дата обращения 8.10.2019 г.).

IIПикапов, И.А. Состязательность в системе принципов уголовного процесса и ее реализация стороной защиты на досудебных стадиях :автореф. дис … канд. юрид. наук. / И.А. Пикалов // Е., 2006. 29 с. Мукасеева, С.А. Принцип состязательности в юридической практике : автореф. дис … канд. юрид. наук. / С.А. Мукасеева // Н., 2006. — 28 с.

Николаева Т. А. Реализация принципов уголовного процесса при осуществлении уголовного..

Существуют и другие похожие мнения, однако позиция Конституционного Суда Российской Федерации однозначна, в соответствии с п. 5 Постановления от 14.02.2000 г. № 2-П, Конституционный Суд указал, что принцип состязательности и равноправия сторон распространяются на все стадии уголовного судопроизводства1.

В своем исследовании научных позиций и имеющих место практических примеров мы вынуждены признать, что позиция Н.Н. Полянского о том, что без процессуальной защиты существует только формальное равенство2, вынуждены согласиться, так как реализация принципа состязательности сторон в досудебных стадиях «значительно снижена» по сравнению с положением сторон в судебных стадиях.

Законодатель до настоящего времени, невзирая на возросшие потребности, в изменении подхода осуществления уголовного преследования на стадии возбуждения уголовного дела, не может в полной мере реализовать рассматриваемый принцип. Обратим внимание и на то, что полномочия участников стороны обвинения в период проведения доследственной проверки четко оговорены в ст. 144 УПК РФ, однако участников стороны защиты официально еще нет. Лица в силу действующего уголовно-процессуального закона не могут быть наделены процессуальным статусом, а соответственно — не могут реализовать свои права, в том числе право на защиту.

Положения, регламентирующие права и правовой статус личности в уголовно-процессуальном законе закреплены в нескольких нормах — ст. 9-13 и ст. 18 УПК РФ, юридические права лица зафиксированы в ст. 14, ст. 16 и ст. 19 УПК РФ. Именно принцип презумпции невиновности освобождает лицо от бремени доказывания своей невиновности. Законодатель отчетливо определяет обязанность стороны обвинения на сбор доказательств вины лица и опровержение доводов, приводимых в защиту лица. Принцип презумпция невиновности, закрепленный в статье 14 УПК РФ подтверждает разделение функций уголовного процесса и определяет роль и действия каждой из сторон.

Ранее мы рассматривали вопрос осуществления защиты на стадии возбуждения уголовного дела и снова пришли к выводу о том, что законодательство в вопросах реализации прав участников уголовного процесса на стадии возбуждения уголовного дела не совершенно и в настоящее время нельзя говорить о равноправии и состязательности сторон в полном понимании этих принципов3.

Рассмотрим деятельность правоохранителей на стадии предварительного расследования через призму принципа состязательности на некоторых примерах. Нельзя не согласиться с тем, что эффективность организации деятельности правоохранительных органов по выявлению и расследованию преступлений, связанных с незаконным оборотом наркотических средств целесообразно рассматривать не только через деятельность, предусмотренную уголовно-процессуальным законом. На стадии возбуждения уголовного дела по данному направлению, основу нормативно-правового регулирования составляют Федеральный закон от 12 августа 1995 г. № 144-ФЗ «Об оперативно-розыскной деятельности», ведомственные нормативные правовые акты, регулирующие порядок организации и проведения оперативно-розыскных мероприятий. Однако достаточно обширный перечень нормативных актов не лишает правоохранителей ошибок.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Так, Промышленным районным судом г. Смоленска гражданин Е. оправдан в части предъявленного ему обвинения в совершении преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 30, п. «г» ч. 4 ст. 228.1 УК РФ. Суд вынес оправдательный приговор, в связи с признанием протокола оперативно-розыскного мероприятия (ОРМ) «обследования помещений, зданий, сооружений, участков местности и транспортных средств», составленного сотрудником ОКОН *** при обследовании квартиры гр. Е. недопустимым доказательством. Таким образом, все дальнейшие действия, связанные с объектами, изъятыми в результате ОРМ — признаны недопустимыми доказательствами. Судом установлено, что законные основания, для проведения рассматриваемого ОРМ отсутствовали, однако имелись основания для проведения предусмотренного уголовно-процессуальным законом следственного действия — обыска в жилище. Суд, придя к выводу о подмене процессуальной деятельности органа предварительного расследования, оперативно-розыскной деятельностью, вынес оправдательный приговор4.

Принцип состязательности обеспечивается реализацией принципа законности, соответственно, нарушение одного влечет к нарушению другого.

Так, например, по результатам проведённого анализа работы ГСУ ГУ МВД России по Саратовской области по раскрытию и расследованию грабежей и разбойных нападений по находившимся в производстве следователей ОПС УОВД уголовным делам установлено несколько фактов нарушения законности и состязательности.

1Постановление Конституционного Суда РФ от 14.02.2000 г. № 2-П по делу о проверке конституционности положений ч. 3, 4, 5 ст. 377 УПК РСФСФ в связи с жалобами граждан А.Б. Аулова, А.Б. Дубровской, А.Я. Карпинчен-ко, А.И. Меркулова, Р.Р. Мустафина и А.А. Струбайло // СЗ РФ. 2000 г. № 8. Ст. 991; . — URL http://www.consultant.ru/ (дата обращения 30.10.2019 года)

2Полянский, Н.Н. Вопросы теории советского уголовного процесса. / Н.Н. Полянский // — М. 1956. — С. 205.

3Николаева, Т.А. Актуальные вопросы реализации права на обжалование на досудебных стадиях уголовного процесса / Т.А. Николаева // Вестник Российского университета кооперации, № 4 (34) 2018. — С. 121-125.

4Обзор СД МВД России о состоянии законности в деятельности органов предварительного следствия в системе МВД России в 1 полугодии 2018 года (материал не опубликован)

Так, в СО ОП № 1 в составе МУ МВД России ***, в производстве находилось уголовное дело № *** по обвинению Ч. по ч.2 ст.161 УК РФ. Следователь майор юстиции А. в ходе осуществления уголовного преследования не предприняла достаточных мер к установлению и допросу возможных свидетелей и очевидцев, которые могли бы подтвердить факт слития бензина из автомашины потерпевшего обвиняемым. Кроме того, в ходе расследования не устранены противоречия в показаниях обвиняемого, потерпевшего и свидетелей, судебно-медицинская экспертиза, проведенная в отношении обвиняемого Ч., несмотря на наличие показаний о причинении ему потерпевшим телесных повреждений не проводилась. При указанных обстоятельствах можно констатировать о нарушении законности и состязательности уголовного процесса. Незаконные и необоснованные решения должностного лица, в производстве которого находилось уголовное дело, подлежали обжалованию стороной защиты, однако должных решений принято не было. В связи с чем, уголовное дело в отношении Ч. возвращено для дополнительного рассле-дования1.

В судебной практике встречаются случаи, когда несоблюдение принципа состязательности влечет за собой отмену приговора. Так, по приговору Оренбургского областного суда от 16.12.2013 г. Ч. и О. признаны виновными и осуждены за убийство двух лиц группой лиц, сопряжённое с разбоем. Судебная коллегия по уголовным делам Верховного суда приговор отменила в связи с тем, что из протокола судебного заседания следует, что доказательства, на которых базируются выводы суда, не были исследованы в ходе судебного разбирательства в условиях состязательного процесса по правилам, установленным ст. 87, 88 УПК РФ. Данное обстоятельство противоречит фундаментальным основам уголовного судопроизводства. Допущенные нарушения являются существенными и неустранимыми в суде апелляционной инстанции, в связи с чем, Судебная коллегия приговор в отношении Ч. и О. отменила, а дело передала на новое рассмотрение в тот же суд иным составом суда2.

На основании анализа теоретических основ и рассмотренных практических примеров можно сделать вывод о том, что принцип состязательности сторон имеет неоспоримое значение для реализации целей уголовного процесса, который должен соблюдаться сторонами в полной мере вне зависимости от стадий судопроизводства.

1Обзор состояния работы по раскрытию и расследованию грабежей и разбойных нападений органами предварительного следствия МУ/МО У(О)МВД России по Саратовской области за 12 месяцев 2017 года (материал не опубликован).

2Обзор практики судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда российской федерации за первое полугодие 2014 года Утверждён Президиумом Верховного Суда Российской Федерации 2 июля 2014 г. . — URL: http: // www.vsrf.ru/Show_pdf.php?Id=9339 (дата обращения 28.10.2019 г.).

Николаева Т.А. Реализация принципов уголовного процесса при осуществлении уголовного.

В основе уголовно-процессуальной деятельности лежат определенные исходные положения, которые выражают ее наиболее важные черты и свойства и определяют основы ее существования. Такие положения называют принципами уголовного процесса.

Принципы уголовного процесса объективны по своему содержанию. Они определяются теми экономическими и социальными реалиями, которые существуют в обществе и отражают уровень демократизма самого общества. Принципы носят нормативный характер, то есть они закреплены в нормах права. Подавляющее большинство принципов уголовного процесса закреплено в Конституции Российской Федерации. По своей сути процессуальные принципы носят императивный, то есть властно-повелительный характер. Они содержат обязательные предписания, исполнение которых обеспечивается всем арсеналом правовых средств.

Именно принципы определяют систему построения уголовного судопроизводства, его важнейшие институты и, одновременно, они выступают в качестве важнейших гарантий обеспечения прав участников процесса, и решения задач, стоящих перед уголовным судопроизводством.

Таким образом, принципы уголовного процесса – это закрепленные в Конституции Российской Федерации и в уголовно-процессуальном законодательстве основополагающие правовые положения, определяющие порядок осуществления уголовно-процессуальной деятельности, выражающие ее наиболее существенные черты и свойства, гарантирующие права и законные интересы участников процесса и обеспечивающие достижение задач уголовного судопроизводства.

Принцип законности (ст. 15 Конституции РФ, ст. 7 УПК РФ).

Под законностью понимается неуклонное соблюдение и исполнение предписаний Конституции РФ, законов и соответствующих им иных нормативных актов всеми государственными и негосударственными учреждениями и организациями, должностными лицами, гражданами.

В уголовно-процессуальном законодательстве принцип законности конкретизируется в установлении порядка производства по уголовным делам. В обязанность дознавателя, следователя, прокурора, суда входит строгое соблюдение материальных и процессуальных законов (при возбуждении уголовного дела, предварительном расследовании, назначении дела к судебному заседанию, судебном разбирательстве, проверке законности и обоснованности приговора в вышестоящих инстанциях и т.д.). Принцип законности обеспечивается таким построением процесса, при котором в каждой последующей стадии проверяется законность и обоснованность решений, принятых в предыдущих стадиях. В случае обнаружения нарушений закона обеспечивается принятие мер к их устранению. Важными гарантиями и соблюдения предписаний закона являются осуществляемые в тех или иных пределах на всех стадиях уголовного судопроизводства судебный контроль и надзор прокурора за исполнением законов оперативно-розыскными органами, органами дознания и органами предварительного следствия.

Принцип осуществления правосудия только судом (ст.ст. 47, 118 Конституции РФ, ст. 8 УПК РФ).

Принцип осуществления правосудия только судом предусматривает исключительное право суда рассматривать и разрешать уголовные дела. Этот принцип сформулирован в ст. 118 и раскрыт в ст. 49 Конституции: никто не может быть признан виновным в совершении преступления и подвергнут уголовному наказанию иначе как по приговору суда и в порядке, предусмотренном УПК. Подсудимый не может быть лишен права на рассмотрение его уголовного дела в том суде и тем судьей, к подсудности которого оно отнесено в соответствии с УПК. Данный принцип создает такой правовой режим, при котором отмена или изменение судебного решения возможна не иначе как вышестоящим судом в определенном, установленном законом порядке. Вступившие в законную силу судебные решения приобретают общеобязательное значение для всех государственных органов, общественных объединений и граждан.

Принцип уважения чести и достоинства личности (ст. 21 Конституции РФ, ст. 9 УПК РФ).

Согласно ст. 23 Конституции РФ каждый имеет право на защиту своей чести и доброго имени. Данный принцип действует на всех стадиях уголовного процесса. Независимо от того, проверяется ли заявление (сооб­щение) о преступлении, осуществляется ли предварительное расследование или деятельность, присущая судебным стадиям, судьи, прокуроры, следователи, дознаватели и любые иные лица и органы, осуществляющие уголовный процесс, не вправе своими действиями и решениями унижать честь и достоинство свидетеля, потерпевшего, обвиняемого и любого иного участ­ника уголовного судопроизводства, а также создавать опасность для его жизни или здоровья. Никакие благородные цели не могут оправдать факт приме­нения к участнику уголовного судопроизводства пытки, жес­токого или унижающего человеческое достоинство обращения, а также непредусмотренного законом насилия. Положения, составляющие основу данного принципа, зак­реплены в ст. 9 УПК РФ. Продублированы они и в других нор­мативно-правовых актах.

Принцип неприкосновенности личности (ст. 22 Конституции РФ, ст. 10 УПК РФ).

В соответствии с правилом о неприкосновенности личности (ст. 10 УПК РФ) никто не может быть задержан по подозрению в преступлении или заключен под стражу при отсутствии законных оснований, предусмотренных УПК. Без судебного решения лицо не может быть задержано на срок свыше 48 часов. Суд, прокурор, следователь, орган дознания и дознаватель обязаны немедленно освободить всякого незаконно задержанного или лишенного свободы, или помещенного в медицинский или психиатрический стационар, или содержащегося под стражей свыше срока, установленного УПК. Содержание под стражей арестованных или задержанных должно осуществляться в условиях, исключающих угрозу их жизни и здоровью.

Принцип охраны прав и свобод человека и гражданина в уголовном судопроизводстве (ст.ст. 2,45,46,51,52,53 Конституции РФ, ст. 11 УПК РФ).

Охрана прав и свобод личности в уголовном судопроизводстве возложена на суд, прокурора, следователя, орган дознания и дознавателя, которые обязаны разъяснять участникам процесса их права и ответственность и обеспечивать возможность осуществления этих прав. Лица, обладающие свидетельским иммунитетом, при согласии дать показания предупреждаются о том, что их показания могут использоваться в качестве доказательств. При наличии достаточных данных о том, что участникам процесса, их близким родственникам или иным близким лицам угрожают применением насилия или иными опасными противоправными действиями, суд, прокурор, следователь, орган дознания и дознаватель принимают предусмотренные законом меры безопасности в отношении этих лиц. Вред, причиненный лицу в результате нарушения его прав судом и должностными лицами, осуществляющими уголовное преследование, подлежит возмещению в порядке и по основаниям, установленным УПК.

Принцип неприкосновенности жилища (ст. 25 Конституции РФ, ст. 12 УПК РФ).

Согласно ст. 25 Конституции РФ жилище неприкосновенно. Никто не вправе проникать в жилище против воли проживающих в нем лиц иначе как в случаях, установленных федераль­ным законом, или на основании судебного решения. Об этом же идет речь в ст. 12 УПК РФ. Исходя из содержания данной нор­мы, а также ч. 5 ст. 165 УПК РФ осмотр жилища без согласия проживающих в нем лиц допустим лишь на основе судебного решения или в случаях, не терпящих отлагательства (внезапно появились фактические основания проведения указанного след­ственного действия; принимаются меры к уничтожению или сокрытию предметов (документов), имеющих отношение к делу, и др.). По общему правилу без судебного решения также не может производиться обыск и (или) выемка в жилище. Производство этих следственных действий без судебного решения не может быть оправдано даже отсутствием возражений против обыска (выемки) проживающих в жилище лиц. Так же как в случае с осмотром, обыск и (или) выемка в жилище без судебного ре­шения могут быть произведены лишь в исключительных случа­ях, не терпящих отлагательства, при обязательном последую­щем соблюдении вышеуказанных гарантий прав и законных интересов обыскиваемых (лиц, в жилище которых производится выемка). Законодатель налагает запрет на производство выемки и обыска до возбуждения уголовного дела. Осмотр же места про­исшествия — единственное следственное действие, которое раз­решено производить на первой стадии уголовного процесса, — нельзя осуществлять против воли проживающих в осматривае­мом жилом помещении лиц. При наличии оснований для отыс­кания и изъятия в жилище связанных с преступлением предме­тов, когда проживающие в нем лица против этого возражают, следователь вправе проникнуть в помещение только после воз­буждения уголовного дела и соответствующего разрешения от суда.

Принцип тайны переписки, телефонных и иных переговоров, постовых, телеграфных и иных сообщений (ст. 23 Конституции РФ, ст. 13 УПК РФ).

Согласно ст. 23 Конституции РФ каждый имеет право на неприкосновенность частной жизни, личную и семейную тайну, защиту своей чести и доброго имени, а также право на тайну переписки, телефонных переговоров, почтовых, телеграфных и иных сообщений. Ограничение этого права допускается только по судебному решению. Указанные положения более подробно раскрываются в ст. 13 УПК РФ, согласно которой без судебного решения не могут быть ограничены права гражданина на тайну не только телефонных, но и любых иных переговоров. Причем наложение ареста на почтовые и телеграфные отправления и их выемка в учреждениях связи, контроль и запись телефонных и иных переговоров без судебного решения могут производиться лишь в случаях, не терпящих отлагательства, с последующим выполнением предусмотренных ч. 5 ст. 165 УПК РФ действий, выступающих дополнительной гарантией соблюдения прав граждан, в отношении которых были произведены данные следственные действия. Основания и общий порядок наложения ареста на корреспонденцию и выемки ее в почтово-телеграфных учреждениях, а также контроля и записи переговоров закреплены в ст. 185, 186 УПК РФ. За незаконное нарушение тайны перепис­ки, телефонных переговоров, почтовых, телеграфных или иных сообщений (ст. 138 УК РФ) предусмотрена уголовная ответственность.

Принцип презумпции невиновности (ст. 49 Конституции РФ, ст. 14 УПК РФ).

Принцип презумпции невиновности, закрепленный в ст. 49 Конституции, ст. 14 УПК РФ, означает, что обвиняемый считается невиновным, пока его виновность в совершении преступления не будет доказана в предусмотренном законом порядке и установлена вступившим в законную силу приговором суда. Презумпция невиновности является объективным правовым положением, выражающим отношение государства к лицу, обвиняемому (подозреваемому) в совершении преступления. Данный принцип определяет правовой статус обвиняемого и подозреваемого в ходе уголовного судопроизводства и влечет за собой ряд важнейших правовых последствий: подозреваемый или обвиняемый не обязан доказывать свою невиновность. Бремя доказывания обвинения и опровержения доводов, приводимых в защиту подозреваемого или обвиняемого, лежит на стороне обвинения; обвинительный приговор может быть вынесен только при наличии достаточных и достоверных доказательств и не может быть основан на предположениях; все сомнения в виновности, которые не могут быть устранены в соответствии с УПК, толкуются в пользу обвиняемого; недоказанная виновность обвиняемого по своим правовым последствиям означает доказанную невиновность.

Принцип состязательности сторон (ст. 123 Конституции РФ, ст. 15 УПК РФ).

Принцип состязательности сторон, закрепленный в ст. 123 Конституции, ст. 15 УПК РФ, характеризует такое построение процесса, при котором функции обвинения, защиты и разрешения дела размежеваны между различными субъектами процесса, отделены друг от друга. Они не могут быть возложены на один и тот же орган или одно и то же должностное лицо. Суд не является органом уголовного преследования, не выступает на стороне обвинения или защиты. Суд создает необходимые условия для выполнения сторонами обвинения и защиты их процессуальных обязанностей и осуществления предоставленных им прав. Стороны наделены равными процессуальными возможностями для отстаивания своих интересов и равноправны перед судом.

Принцип обеспечения подозреваемому и обвиняемому права на защиту (ст. 48 Конституции РФ, ст. 16 УПК РФ).

Принцип обеспечения подозреваемому и обвиняемому права на защиту (ст. 16 УПК РФ) включает в себя следующие положения:

— закон наделяет обвиняемого и подозреваемого широким кругом процессуальных прав, позволяющих им оспаривать выдвинутое против них обвинение или подозрение, доказывать свою непричастность к преступлению;

— эти права они могут осуществлять лично или с помощью защитника и законного представителя. Защитник и законный представитель являются самостоятельными участниками уголовно-процессуальной деятельности и имеют ряд собственных прав, позволяющих им оказывать помощь обвиняемому (подозреваемому) в защите их прав. Нарушение прав защитника и законного представителя всегда нарушает и права подзащитных. В случаях, предусмотренных УПК, обязательное участие защитника и законного представителя подозреваемого и обвиняемого обеспечивается должностными лицами, осуществляющими производство по делу. В указанных в законе случаях подозреваемый и обвиняемый могут пользоваться помощью защитника бесплатно;

— право на защиту неотделимо от гарантий его осуществления. Такими гарантиями является обязанность суда, прокурора, следователя и дознавателя разъяснить подозреваемому и обвиняемому их права и обеспечить возможность защищаться всеми, не запрещенными УПК, способами и средствами.

Принцип свободы оценки доказательств (ст. 120 Конституции РФ, ст. 17 УПК РФ).

Принцип свободы оценки доказательств означает, что дознаватель, следователь, прокурор и суд оценивают доказательства в их совокупности по своему внутреннему убеждению, руководствуясь при этом законом и совестью. При этом они не связаны той оценкой доказательств, которая была дана ранее по делу.

В соответствии с действующим УПК для понимания принципа свободы оценки доказательств характерны следующие положения:
1. Никакие доказательства не имеют заранее установленной силы.
2. Оценка доказательств проводится уполномоченными должностными лицами по своему внутреннему убеждению, что означает самостоятельность оценки доказательств всеми субъектами доказывания.

  1. Внутреннее убеждение не может быть предположительным и произвольным. В основе формирования вывода суда, прокурора, следователя, дознавателя должна лежать совокупность относимых, достоверных, допустимых доказательств. Внутреннее убеждение – это уверенность в доброкачественности доказательств и правильности делаемых на их основе выводов. Неустранимые сомнения в виновности обвиняемого, подсудимого надлежит толковать в пользу обвиняемого.
  2. Судья, присяжные заседатели, прокурор, следователь и дознаватель оценивают доказательства, руководствуясь не только законом, но и совестью.

Принцип языка уголовного судопроизводства (ст. 26 Конституции РФ, ст. 18 УПК РФ).

Принцип языка уголовного судопроизводства означает, что судопроизводство ведется на русском языке, а также на государственном языке входящих в Российскую Федерацию республик. В военных судах производство ведется на русском языке. Участвующим в деле лицам, не владеющим или недостаточно владеющим языком, на котором ведется производство, должно быть разъяснено и обеспечено право делать заявления, давать показания, заявлять ходатайства и жалобы, знакомиться с материалами дела, выступать в суде на родном языке или на другом языке, которым они владеют; бесплатно пользоваться услугами переводчика в порядке, установленном УПК. В случаях, предусмотренных УПК, следственные и судебные документы подлежат обязательному вручению подозреваемому, обвиняемому и другим участникам процесса на том языке, которым они владеют.

Принцип права на обжалование процессуальных действий и решений (ст. 45 Конституции РФ, ст. 19 УПК РФ).

Статья 19 УПК относит право на обжалование процессуальных действий и решений к числу принципов уголовного судопроизводства. Основой для такого решения являются конституционные положения об обеспечении государственной защиты прав и свобод человека и гражданина (ст. 2, 18, 33, 45, 46, ч. 3 ст. 50, ст. 52 Конституции РФ).
В УПК реализация возможности обжалования действий (бездействия) и решений суда, прокурора, следователя, органа дознания, дознавателя регулируется многими нормами, которые в совокупности составляют процессуальный институт обжалования в уголовном судопроизводстве (ст. 19, главы 16, 43-45, 48, 49 УПК РФ). Значение этого института проявляется прежде всего в том, что он позволяет исправлять судебные и следственные ошибки и восстанавливать нарушенные незаконными действиями и решениями должностных лиц, ответственных за производство по уголовным делам, права и интересы участвующих в уголовном судопроизводстве лиц. Для содержания рассматриваемого принципа характерно следующее:

– право на обжалование принадлежит, в принципе, всем участникам уголовного процесса, перечисленным в гл. 6 и 7 УПК РФ, а также иным лицам в той части, в которой процессуальные действия и решения затрагивают их интересы (ст.123УПК РФ);

– гарантией осуществления права на обжалование действий и решений в уголовном судопроизводстве является обязанность должностных лиц разъяснять порядок обжалования при проведении процессуальных действий и принятии процессуальных решений и обеспечивать возможность осуществления этих прав (ч. 1 ст. 11 УПК РФ);

– предметом обжалования являются любые действия (бездействие) и решения должностных лиц, ответственных за производство по делу. Основанием для принесения жалоб является незаконность, необоснованность решений, нарушение конституционных прав граждан. Решения, принятые прокурором и судом по жалобам, также могут быть обжалованы в установленном порядке;

– подача жалоб на действия и решения дознавателя, органа дознания, следователя, прокурора на досудебном производстве не ограничена сроками. Порядок и сроки рассмотрения жалоб и представлений на приговоры, определения и постановления судов первой, апелляционной и кассационной инстанций, а также жалоб на судебные решения, принимаемые в ходе досудебного производства по делу, установлены гл. 41-43 УПК РФ.

Разумный срок уголовного судопроизводства.

Согласно ч. 1 ст. 6 Конвенции о защите прав человека и основных свобод, каждый в случае спора о его гражданских правах и обязанностях или при предъявлении ему любого уголовного обвинения имеет право на справедливое и публичное разбирательство дела в разумный срок независимым и беспристрастным судом, созданным на основании закона.

Часть 1 статьи 6.1 УПК РФ устанавливает, что уголовное судопроизводство осуществляется в разумный срок, включающий в себя период с момента начала осуществления уголовного преследования до момента прекращения уголовного преследования или вынесения обвинительного приговора. Продление установленных в УПК РФ сроков допустимо только в случаях и в порядке, которые предусмотрены УПК РФ.

Разумный срок производства по уголовному делу не может быть формально предписан законом, поэтому в ч. 3 ст. 6.1 УПК РФ названы три критерия его оценки.

Разумность срок уголовного судопроизводства определяется путем оценки судом:

— правовой и фактической сложности дела;

— поведения участников судопроизводства;

— достаточности и эффективности действий должностных лиц, проводимых в целях своевременного преследования и разрешения дела.

Прокуратура Иркутского района

Добавить комментарий