Ст 446 2 УПК РФ

1. В соответствии данной статьей прекращение уголовного дела допускается при соблюдении следующих условий:

— решение принимается лишь в отношении лица, подозреваемого или обвиняемого, впервые совершившего преступление небольшой или средней тяжести;

— имеется заявление потерпевших или их законных представителей о согласии на прекращение дела по данному основанию;

— имеется согласие руководителя СО или прокурора на прекращение дела (в случае прекращения дела соответственно следователем или дознавателем);

— доказан факт примирения подозреваемого (обвиняемого) с потерпевшим, причем согласия только подозреваемого и обвиняемого или только потерпевшего на примирение недостаточно — необходимо волеизъявление обеих сторон;

— доказан факт заглаживания подозреваемым или обвиняемым причиненного потерпевшему вреда. Заглаживание вреда, причиненного в результате преступления, означает, что лицо устранило уже наступившие вредные последствия (например, возместило потерпевшему причиненные убытки, компенсировало моральный вред, передало потерпевшему определенные вещи и ценности взамен утраченных, обеспечило ремонт автомобиля, пострадавшего в результате преступления, принесло извинения в форме, устраивающей потерпевшего, и т.д.) либо предотвратило вредные последствия или увеличение их размера, которые могут наступить в будущем (например, оказало необходимую первую или медицинскую помощь пострадавшему от преступления, доставило его к врачу и т.п.). Представляется, что суд, следователь, дознаватель в спорных случаях не вправе сами принимать решение о форме и сумме компенсации вреда. Если соглашение между потерпевшим и обвиняемым (подозреваемым) не достигнуто, примирение не может считаться состоявшимся. Важно, чтобы заглаживание вреда было добровольным и правомерным.

Отсутствие любого из этих условий означает невозможность принятия решения о прекращении уголовного дела, и производство должно быть продолжено в общем порядке. Отказ в возбуждении дела по данному основанию не допускается.

2. Лицами, впервые совершившими преступления (ст. 76 УК РФ), должны признаваться лишь те, кто совершил одно преступление впервые, т.е. не совершал других преступлений либо ранее совершал, но судимость за предыдущие преступления с них снята или погашена. Лица, которые совершили несколько преступлений (реальная совокупность), за которые осуждаются впервые, не подпадают под действие ст. 76 УК и ст. 25 УПК. Однако в том случае, если ранее имело место прекращение уголовного дела в отношении данного лица по так называемым нереабилитирующим основаниям, оно должно быть признано совершившим преступление впервые, поскольку так же, как и в случае погашения или снятия судимости за ранее совершенное преступление, считается несудимым .

См.: Павленок В.А. О некоторых проблемных вопросах прекращения уголовных дел в связи с примирением с потерпевшим и деятельным раскаянием // Право в Вооруженных Силах. 2005. N 10.

3. Если по делу о преступлении отсутствует такой участник уголовного процесса, как потерпевший, прекращение по данному основанию недопустимо. Также, как правило, невозможно прекращение дела и тогда, когда совершено так называемое двухобъектное преступление, основной объект которого — определенные государственные или общественные отношения и интересы, обусловливающие принадлежность преступления к тому или иному виду преступных деяний, и лишь дополнительный объект — различные охраняемые уголовным законом интересы потерпевшего, в частности безопасность жизни или здоровья. При этом невозможно достичь примирения с субъектами публичных отношений, являющимися основным объектом охраны, например с государством в лице тех или иных его органов. Не может быть таким субъектом примирения и прокурор (государственный обвинитель), хотя он и представляет публичные интересы государства. В уголовном судопроизводстве потерпевший и прокурор являются различными участниками процесса, имеющими разный правовой статус, и прокурор не вправе принимать на себя роль потерпевшего .

См.: Павленок В.А. Указ. соч.

4. По смыслу комментируемой статьи для прекращения дела по данному основанию необходимо согласие всех потерпевших, а не некоторых из них, ибо, как следует из названия данной статьи, речь идет о примирении именно сторон.

5. Прекращение дела по данному основанию является одновременно и правом, и обязанностью суда, следователя и дознавателя. Их право связано с оценкой доказательств по делу и констатацией соблюдения законных условий для прекращения дела ввиду примирения сторон. Вместе с тем представляется, что, если все эти условия соблюдены и каких-либо разумных, конкретных и правомерных аргументов против освобождения лица от уголовной ответственности не имеется, прекращение дела является их обязанностью. Другими словами, суд, следователь и дознаватель имеют дискреционные полномочия на прекращение дела по данному основанию, но эти полномочия не равнозначны их свободному (диспозитивному) усмотрению. Необходимо учитывать, что главной целью (назначением) уголовного судопроизводства является защита прав и законных интересов потерпевших (п. 1 ч. 1 ст. 6 УПК), а в случае примирения сторон законный интерес потерпевшей стороны состоит именно в прекращении уголовного дела. Следует признать не основанной на законе и порочной сложившуюся в последнее время практику отказа от прекращения дел по данному основанию в ходе предварительного расследования.

Президиум Верховного Суда РФ 10 июля утвердил Обзор судебной практики освобождения от уголовной ответственности с назначением судебного штрафа (ст. 76.2 УК РФ).

В документе, содержащем 13 правовых позиций, отмечается, что за период действия ст. 76.2, 104.4 и 104.5 УК (с 2016 г.) институт судебного штрафа подтвердил свою востребованность. Так, в 2018 г. он был назначен свыше 33 тыс. лицам, что в 1,6 раз больше, чем в 2017 г. Данная мера уголовно-правового характера применялась в отношении лиц, совершивших преступления небольшой и средней тяжести (кражу, мошенничество, присвоение или растрату, умышленное уничтожение или повреждение имущества и др.).

ВС указал, что суды в основном правильно применяли уголовное и уголовно-процессуальное законодательство, регламентирующее основания и порядок освобождения от уголовной ответственности с назначением судебного штрафа, руководствуясь при этом разъяснениями Пленума ВС (постановления от 27 июня 2013 г. № 19; от 22 декабря 2015 г. № 58; от 1 февраля 2011 г. № 1 и от 20 декабря 2011 г. № 21).

Практика применения судебного штрафа

Как указано в п. 1 обзора, закон не запрещает применение данной меры и в тех случаях, когда диспозиция инкриминируемой статьи не предусматривает причинение ущерба или иного вреда в качестве обязательного признака объективной стороны преступления.

При этом подчеркивается, что суд в каждом конкретном случае должен не просто констатировать наличие или отсутствие оснований для освобождения от уголовной ответственности, а принять справедливое и мотивированное решение с учетом всей совокупности данных, характеризующих, в том числе, особенности объекта преступного посягательства, обстоятельства его совершения, действия, предпринятые лицом для возмещения ущерба или иного заглаживания вреда, изменение степени общественной опасности деяния вследствие таких действий, личность виновного, а также обстоятельства, смягчающие и отягчающие наказание.

В п. 2 отмечается, что согласно п. 21 Постановления № 19 способы возмещения ущерба и заглаживания вреда должны носить законный характер и не ущемлять права третьих лиц. При этом они не ограничены законом. Таким образом, суды правильно исходят из того, что причиненный преступлением вред может быть возмещен в любой форме, позволяющей компенсировать негативные последствия, – в том числе и с помощью судебного штрафа.

В п. 3 обзора ВС указал, что лицо также может быть освобождено от уголовной ответственности с назначением судебного штрафа, если материальный ущерб фактически не причинен ввиду того, что преступление не было доведено до конца по независящим от него обстоятельствам. При этом возврат похищенного имущества потерпевшему может быть признан в качестве возмещения ущерба или заглаживания вреда при условии, если это было сделано добровольно (п. 4 обзора). В то же время отмечается обоснованность отказов судов в применении положений ст. 76.2 УК, если похищенные предметы были изъяты при задержании лица, а также в ходе следствия.

В п. 5 обзора подчеркивается, что имущественное положение и отсутствие источника дохода не препятствуют освобождению от уголовной ответственности и применению судебного штрафа. При этом суды исходят из того, что необходимость выяснения имущественного (материального) положения предусмотрена исключительно при определении размера судебного штрафа, что соответствует ст. 19 Конституции РФ.

ВС также разъяснил, что в мотивировке постановления об удовлетворении ходатайства о прекращении уголовного дела и назначении судебного штрафа должны быть приведены основания прекращения дела и (или) уголовного преследования, а также указание на согласие подозреваемого, обвиняемого на это. Так, суды выясняли, возместило ли данное лицо ущерб либо иным образом загладило причиненный вред, и приводили в своих решениях доказательства, подтверждающие это. Если суды первой инстанции не выполняли соответствующие требования УПК, вышестоящие инстанции обоснованно отменяли такие постановления (п. 6 обзора).

Как указано в п. 7, согласие потерпевшего в качестве обязательного условия для освобождения лица от уголовной ответственности по ст. 76.2 УК не предусмотрено. ВС отметил, что в большинстве случаев в ходе предварительного расследования выяснялось мнение потерпевших о такой возможности, оформляемое в виде ходатайств либо письменного согласия на прекращение дела. Если потерпевший возражает против прекращения дела с назначением судебного штрафа, судья выясняет причины его позиции, а также оценивает достаточность принятых обвиняемым мер по возмещению ущерба или заглаживания вреда для признания выполненными условий, предусмотренных ст. 76.2 УК.

В п. 8 обзора разъясняется, что размер судебного штрафа не может превышать половину максимального размера штрафа, предусмотренного соответствующей статьей Особенной части УК. Если же штраф не предусмотрен, то размер судебного штрафа не должен превышать 250 тыс. руб. Минимальный размер судебного штрафа не установлен.

ВС напомнил, что в п. 71 Постановления № 58 указано, что судебный штраф, назначаемый на основании ст. 76.2 УК лицу, освобожденному от уголовной ответственности, не является уголовным наказанием, а относится к иным мерам уголовно-правового характера. Правила ст. 46 УК к назначению и исполнению судебного штрафа не применяются. Размер последнего определяется судом с учетом тяжести преступления и имущественного положения лица, освобождаемого от уголовной ответственности, и его семьи, а также с учетом возможности получения им зарплаты или иного дохода.

В п. 9 обзора ВС указал, что УК не содержит положений, регламентирующих порядок назначения судебного штрафа, а также определения его окончательного размера в отношении лиц, совершивших несколько преступлений небольшой и (или) средней тяжести (образующих их совокупность). В то же время в п. 16.1 Постановления № 19 подчеркивается, что совершение лицом впервые нескольких преступлений небольшой и (или) средней тяжести не препятствует его освобождению от уголовной ответственности с назначением судебного штрафа.

Верховный Суд подтвердил обоснованность позиции судов о том, что судебный штраф является не наказанием, назначаемым за конкретное преступление, а иной мерой уголовно-правового характера, и на него не могут распространяться положения ст. 69 УК. Поскольку освобождение от уголовной ответственности на основании ст. 76.2 УК − это единовременное решение суда в отношении одного лица, то с учетом всех обстоятельств, позволяющих судить о наличии оснований и условий для принятия такого решения, независимо от количества совершенных преступлений всегда вместо наказания применяется одна единая мера уголовно-правового характера в виде судебного штрафа. При определении размера судебного штрафа за несколько преступлений суды, подчеркнул ВС, обоснованно применяют санкцию статьи, устанавливающей наиболее строгую ответственность.

Процессуальные особенности назначения судебного штрафа

Как указано в п. 10 обзора со ссылкой на п. 25.1 Постановления № 19, согласие подозреваемого является обязательным условием прекращения дела в связи с назначением судебного штрафа, так как относится к нереабилитирующим основаниям. ВС подчеркнул, что суды обоснованно отказывают в удовлетворении ходатайств следователей или дознавателей, если обвиняемый не подтвердил согласие.

В п. 11 отмечается, что участие прокурора в рассмотрении соответствующего ходатайства следователя или дознавателя обязательно. При этом ВС подчеркнул, что мнение прокурора, не поддержавшего ходатайство, не препятствует применению ст. 76.2 УК, если судом установлено наличие законных оснований для прекращения дела и (или) уголовного преследования с назначением судебного штрафа.

При рассмотрении ходатайства суд должен убедиться, что предъявленное лицу обвинение в совершении преступления небольшой или средней тяжести обоснованно, подтверждается собранными по делу доказательствами, размер ущерба или иного вреда определен верно и в материалах дела содержатся достаточные сведения, позволяющие суду прекратить дело или уголовное преследование и назначить обвиняемому судебный штраф (п. 12 обзора).

В случаях, когда суд, рассматривая ходатайство, устанавливает иные основания для прекращения дела (как реабилитирующие, так и нереабилитирующие), он отказывает в удовлетворении ходатайства и возвращает его с материалами дела руководителю следственного органа или прокурору (п. 13 обзора).

Вместе с тем, если в ходе предварительного слушания или судебного разбирательства по уголовному делу, поступившему в суд с обвинительным заключением или постановлением, будут установлены основания, предусмотренные ст. 25.1 УПК, а стороны заявляют ходатайство об освобождении подсудимого от уголовной ответственности по иным основаниям (например, в связи с примирением сторон или с деятельным раскаянием), то суд прекращает дело по тому основанию, против которого не возражает подсудимый.

Если суд придет к выводу о невозможности прекращения дела в связи с деятельным раскаянием либо примирением сторон, то при отсутствии возражений подсудимого он прекращает его с назначением судебного штрафа.

Адвокаты оценили практическую значимость правовых позиций ВС

Адвокат и руководитель уголовной практики юридической фирмы «Инфралекс» Артем Каракасиян отметил, что за три года применения института судебного штрафа накопились спорные вопросы, в связи с чем обзор имеет особое значение с точки зрения корректировки практики и расширения сферы применения данной меры.

«ВС упорядочил назначение судебного штрафа по делам, где лицо обвиняется в совершении преступления с формальным составом, т.е. без наступления конкретных вредных последствий и наличия потерпевшего, – пояснил он. – Некоторые суды по таким делам, например по ст. 327 УК «Подделка, изготовление или сбыт поддельных документов, государственных наград, штампов, печатей, бланков”, отказывали в удовлетворении ходатайств о применении судебного штрафа, поскольку считали, что при отсутствии потерпевшего невозможно загладить причиненный преступлением вред».

Эксперт добавил, что в основу позиции ВС было положено Определение Конституционного Суда РФ от 26 октября 2017 г. № 2257-О о том, что отсутствие прямого указания в УК на наступление конкретных последствий не означает, что совершение преступления не причинило никакого вреда или не повлекло возникновение реальной угрозы его причинения. «В этой связи ВС справедливо указал, что совершение лицом преступления с формальным составом не исключает применения к нему норм о судебном штрафе», – подчеркнул Артем Каракасиян.

Другое важное, по мнению адвоката, разъяснение касается способов возмещения ущерба и заглаживания вреда, которые, как указано в обзоре, не ограничены законом. «Таким образом, суды могут учитывать любые меры, принятые подсудимым для минимизации причиненного им вреда, – полагает он. – При этом необходимо учитывать, что достаточность мер по заглаживанию ущерба является оценочным понятием, определяемым исключительно по усмотрению суда». Эксперт добавил, что это может спровоцировать всплеск обращений в вышестоящие инстанции для пересмотра приговоров ввиду субъективного подхода судов.

Также Артем Каракасиян обратил внимание, что положениями обзора была скорректирована практика в части назначения судебного штрафа при отсутствии согласия потерпевшего. «Судебная коллегия по уголовным делам ВС обоснованно сделала вывод, что для применения норм ст. 76.2 УК не требуется согласие потерпевшего, если выполняются требования для назначения судебного штрафа. Таким образом, Суд признал применение данной нормы по аналогии с нормой об освобождении от уголовной ответственности в связи с примирением с потерпевшим некорректным».

Адвокат АБ «Феоктистов и партнеры» Руслан Долотов также считает правовые позиции, включенные в обзор, крайне важными. Он подчеркнул, что Президиум ВС однозначно ответил на весьма спорный вопрос, вызвавший немало дискуссий в уголовно-правовой доктрине, касательно освобождения от уголовной ответственности с назначением судебного штрафа сразу за несколько преступлений: «Суд не назначает вначале судебный штраф за каждое деяние и не суммирует «итоговый штраф” по аналогии с правилами назначения наказания по совокупности преступлений. Разъяснено, что в данной ситуации назначается один судебный штраф независимо от количества совершенных деяний, размер которого определяется исходя из санкции, устанавливающей наиболее строгую ответственность за преступление, входящее в совокупность».

Также, добавил адвокат, в обзоре дан четкий ответ на вопрос о том, как применять ст. 76.2 УК при одновременном наличии оснований освобождения от уголовной ответственности по другим статьям Кодекса. Принципиальное значение, по мнению Руслана Долотова, имеет позиция о том, что освобождение от ответственности с назначением судебного штрафа может быть применено даже в тех случаях, когда речь идет о покушении на преступление и ущерб реально не был причинен. Данный вопрос, считает эксперт, актуален и для ч. 2 ст. 76.1 УК; он выразил надежду, что представленный в обзоре вариант применения ст. 76.2 УК в отношении покушений на преступления послужит толчком к решению аналогичной проблемы для этой статьи.

«К сожалению, в обзоре нет и намека, что ст. 76.2 УК может быть применена при изменении категории тяжести преступления. В Постановлении Пленума ВС от 15 мая 2018 г. № 10 четко указано, что применение ч. 6 ст. 15 УК может повлечь освобождение от наказания со ссылками на ст. 75 и 76 Кодекса. В подобной ситуации, несмотря на спорность подхода (ст. 75 и 76 УК не могут служить основанием для освобождения только от наказания, так как в них идет речь об освобождении от уголовной ответственности вообще), нераспространение «юрисдикции” ч. 6 ст. 15 на ст. 76.2 УК выглядит крайне несистемным шагом», – резюмировал адвокат.

Адвокат АП Тюменской области Илья Сливко подчеркнул, что применение судебного штрафа в России в виде наказания приобрело широкие масштабы. «Суды очень активно используют данную форму прекращения уголовного дела, и не могу сказать, что это плохо, – считает он. – Как всегда, имеют место перегибы, когда правоохранители уговаривают людей признать вину, не всегда по правильно квалифицированному преступлению и доказанную, обещая прекращение уголовного дела с назначением судебного штрафа. Преподносят ситуацию как благо, которое могут предоставить только они. Задача адвоката при этом – разъяснить доверителю все «плюсы” и «минусы”». Самые большие минусы, по мнению эксперта, – факт привлечения лица к уголовной ответственности и дальнейшие последствия, к примеру, в виде искового заявления о взыскании ущерба.

Илья Сливко добавил, что иногда правоохранители, прокуратура и суд используют судебный штраф как «средство торговли» по тем делам, где доказательства вины очень слабые. «Такие прецеденты тоже имеют место быть. Но еще раз отмечу, что в общей системе правосудия в России, к которой масса вопросов и в которой огромное количество проблем, практика применения судебного штрафа носит исключительно положительный характер», – отметил он.

По словам адвоката, в его практике всего три дела закончились назначением судебного штрафа – по ст. 134, 176, 327 УК. В первом случае стороны в суде заявляли о прекращении уголовного дела за примирением сторон. Однако прокурор был против, мотивируя тем, что преступление было совершено против половой неприкосновенности. «Сам факт того, что преступление совершено в сфере половой неприкосновенности, не может являться основанием для отказа в прекращении уголовного дела за примирением сторон. По ходатайству прокурора дело было прекращено судом с применением судебного штрафа в 40 тыс. руб., причем ни я, ни потерпевшие, ни подсудимый об этом не ходатайствовали, – пояснил Илья Сливко. – С учетом разъяснений ВС, приведенных в п. 13 обзора, я бы подал апелляционную жалобу и акцентировал внимание суда на несогласии подсудимого на прекращение дела с применением судебного штрафа. В той ситуации с решением суда пришлось согласиться».

В другом случае ходатайство о применении судебного штрафа было заявлено на стадии судебного разбирательства. «Это был выход как для стороны защиты, так и для стороны обвинения, так как доказательства преступления отсутствовали, было много сомнений в виновности, общий срок уголовного судопроизводства по делу уже составлял более трех лет, и было понятно, что подзащитного все равно осудят, однако до приговора может пройти еще несколько месяцев. Столь длительный срок разбирательства не позволял моему доверителю нормально жить и работать, и нам пришлось согласиться на прекращение дела с применением судебного штрафа», – отметил эксперт.

По третьему случаю адвокат пояснил, что ходатайство о прекращении дела с применением судебного штрафа было заявлено на стадии предварительного расследования, и с согласия прокуратуры суд прекратил дело.

В качестве особенно интересных с практической точки зрения позиций обзора Илья Сливко назвал п. 2, 7, 11, 13. «Так, в п. 2 разъясняется возможность возместить ущерб в любой форме, а не только посредством возмещения материального вреда. Адвокаты активно пользуются практикой возмещения ущерба по неимущественным преступлениям – к примеру, по ст. 228 УК, где нет потерпевших, посредством направления денег в детские дома и благотворительные фонды. Но в рассматриваемом пункте обзора приведен пример общественно полезных работ. Я в своей практике такого не встречал и не видел подобных примеров у коллег», – пояснил он.

Эксперт также считает важным разъяснение о том, что мнение потерпевших и прокурора не обязательно учитывать для применения наказания в виде судебного штрафа. «Зачастую суды идут на поводу как у прокуроров, так и у потерпевших при рассмотрении вопроса и о назначении наказания, и о применении судебного штрафа, – отметил Илья Сливко. – В рассматриваемом обзоре ВС вновь обратил внимание судов на необходимость в первую очередь соблюдать закон, а уже во вторую – учитывать мнение прокурора».

Немного иначе, по мнению адвоката, выглядит ситуация с мнением потерпевших. «Раньше одним из основных нереабилитирующих оснований прекращения дела было примирение сторон, где мнение потерпевших учитывалось. Это создавало условия, когда потерпевшие торговались с подсудимыми за право прекратить дело, называя суммы, не соответствующие реальному ущербу. Сейчас с возможностью прекращения дела с применением судебного штрафа порочная практика может быть искоренена», – подчеркнул Илья Сливко.

По мнению адвоката, обзор поможет улучшить практику применения судебного штрафа и облегчит работу адвокатам по убеждению судов в необходимости прекращения уголовного дела по тем или иным основаниям.

О СУДЕБНОМ ШТРАФЕ КАК ОСНОВАНИИ ПРЕКРАЩЕНИЯ

УГОЛОВНОГО ДЕЛА

ON THE COURT FINE AS THE BASIS OF THE TERMINATION OF

THE CRIMINAL PROCEEDINGS

УДК 343.137

В.И. ЩУКИН,О.Ю. ЦУРЛУЙ,

кандидат юридических наук, доценткандидат юридических наук

(Белгородский юридический институт(Воронежский экономико-правовой институт)

МВД России имени И.Д. Путилина)kijalis@yandex.ru Schukin56@yandex.ru

V.I. SCHUKIN,O.YU. TSURLUY,

candidate of law, associate professorcandidate of law

(Putilin Belgorod Law Institute of(Voronezh Institute of Law and Economics) Ministry of the Interior of Russia)

Аннотация: статья посвящена отдельным проблемам применения судебного штрафа как основания освобождения лица от уголовной ответственности и прекращения уголовного дела. Особое внимание уделено условиям реализации института судебного штрафа.

Ключевые слова: судебный штраф, освобождение от уголовной ответственности, прекращение уголовного дела.

Keywords: judicial fine, exemption from criminal liability, dismissal of the criminal case.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Прекращение уголовного дела, а следовательно, освобождение лица от уголовной ответственности является отказом государства от ее реализации в отношении лица, совершившего преступление (в частности, от осуждения и наказания такого лица), посредством чего реализуются принципы справедливости и гуманизма.

Федеральным законом от 03.07.2016 г. № 323-ФЗ законодатель ввел новое основание освобождения от уголовной ответственности и прекращения уголовного дела или уголовного преследования в связи с назначением судебного штрафа в качестве меры уголовно-правового характера.

Перед проведением анализа и выявления проблем института судебного штрафа необходимо

кратко напомнить законодательные положения его регулирования.

Так, применяются положения ст. 76.2 Уголовного кодекса Российской Федерации (далее по тексту — УК РФ), ст. 25.1 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации (далее по тексту — УПК РФ) в отношении лиц, впервые совершивших преступление небольшой или средней тяжести, по инициативе суда или по результатам рассмотрения ходатайства, поданного следователем с согласия руководителя следственного органа либо дознавателем с согласия прокурора, в случаях возмещения подозреваемым, обвиняемым ущерба или заглаживания причиненного преступлением вреда

иным образом. Прекращение уголовного дела или уголовного преследования в связи с назначением меры уголовно-правового характера в виде судебного штрафа допускается в любой момент производства по уголовному делу в суде первой и апелляционной инстанций до удаления суда в совещательную комнату для вынесения решения по делу.

Данный институт не допускается к реализации, если подозреваемый или обвиняемый против этого возражает. Согласие лица, в отношении которого осуществляется уголовное преследование, является обязательным. В случае несогласия подозреваемого, обвиняемого производство по уголовному делу продолжается в обычном порядке, как указано в ч. 2 ст. 27 УПК РФ.

С учетом внесенных Постановлением Пленума Верховного Суда РФ от 29 ноября 2016 г. № 56 изменений в Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 27 июня 2013 г. № 19 «О применении судами законодательства, регламентирующего основания и порядок освобождения от уголовной ответственности» добавлен п. 25.5. В соответствии с этим к обстоятельствам, препятствующим освобождению лица от уголовной ответственности и назначению ему меры уголовно-правового характера в виде судебного штрафа, могут быть отнесены, в частности, следующие:

-подозреваемый, обвиняемый не подтвердил в судебном заседании свое согласие на прекращение уголовного дела или уголовного преследования по данному основанию;

-сведения об участии подозреваемого, обвиняемого в совершенном преступлении, изложенные в постановлении о возбуждении ходатайства о применении к нему меры уголовно-правового характера в виде судебного штрафа, не соответствуют фактическим обстоятельствам дела;

-уголовное дело или уголовное преследование должно быть прекращено по иным основаниям, например, за отсутствием события или состава преступления, в связи с истечением срока давности уголовного преследования (п. 2 ч. 5 ст. 446.2 УПК РФ).

Следует также обратить внимание, что с учетом высказанных возражений относительно разъяснения, что обязательным условием освобождения от уголовной ответственности по ст. 76.2 УК РФ является признание обвиняемым (подозреваемым) своей вины, оно было исключено в качестве таковых Постановлением Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 29 ноября 2016 г. № 56.

Законодатель в ч. 1 ст. 104.4 УК РФ определил судебный штраф в виде денежного взыскания, назначаемого судом при освобождении лица от уголовной ответственности в случаях, предусмотренных уголовным законом.

Согласно ст. 104.5 УК РФ размер судебного штрафа определяется судом с учетом тяжести совершенного преступления и имущественного положения лица, освобождаемого от уголовной ответственности, и его семьи, а также с учетом возможности получения указанным лицом заработной платы или иного дохода и не может превышать половину максимального размера штрафа, предусмотренного соответствующей статьей Особенной части УК РФ либо быть более двухсот пятидесяти тысяч рублей.

Последствия неуплаты судебного штрафа в установленный судом срок, изложенные в ч. 2 ст. 104.4 УК РФ, заключаются в привлечении лица к уголовной ответственности по соответствующей статье Особенной части УК РФ.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Положительно оценивая гуманизацию уголовного и уголовно-процессуального законодательства Российской Федерации, выразившуюся в проводимой государством уголовной политике, нацеленной на смягчение наказания и ответственности для лиц, совершивших преступления небольшой или средней тяжести, и на ужесточение — для лиц, совершивших тяжкие и особо тяжкие преступления, а также повышенное внимание защите интересов предпринимателей в уголовном судопроизводстве , следует остановиться на некоторых проблемах практического применения, возникающих в связи с рассматриваемым основанием освобождения от уголовной ответственности.

В качестве таковых можно выделить следующее.

Ограниченный ст. 25.1 УПК РФ перечень субъектов, управомоченных заявлять ходатайство о прекращении уголовного дела или уголовного преследования в связи с назначением судебного штрафа: следователь с согласия руководителя следственного органа, дознаватель с согласия прокурора, суд по собственной инициативе.

Как следует из анализа судебных решений, зачастую инициатором такого рода ходатайства выступает защитник. Подобная ситуация является правомерной с учетом положений о разъяснении подозреваемому, обвиняемому прав, а также оснований прекращения уголовного преследования и наличия права в соответствии со ст.ст. 119, 120 УПК РФ заявлять любые ходатайства на любой стадии уголовного судопроизводства. Полагаем целесообразным и правомерным наделение правом ходатайствовать об освобождении от уголовной ответственности в связи с назначением судебного штрафа самого подозреваемого, обвиняемого, а также его защитника и потерпевшего.

Следующим вопросом применения института судебного штрафа, требующим, на наш взгляд, законодательного разрешения, выступают основания и условия его реализации.

Во-первых, возникает вопрос о том, когда считать лицо впервые совершившим преступление? Считается ли лицо впервые совершившим преступление, если в отношении него прекращено уголовное дело или уголовное преследование, в том числе по не реабилитирующим основаниям, либо таким является только лицо, в отношении которого вынесен оправдательный приговор?

На наш взгляд, при определении данной категории следует руководствоваться положением п. 20 Постановления Пленума от 11.01.2007 № 2 «О практике назначения судами Российской Федерации уголовного наказания» о том, что впервые совершившим преступление следует считать лицо, совершившее одно или несколько преступлений, ни за одно из которых оно ранее не было осуждено, либо когда предыдущий приговор в отношении его не вступил в законную силу.

Данное разъяснение согласуется с положениями ч. 1, 2, 6 ст. 86 УК РФ, на основании которых лицо считается судимым со дня вступления обвинительного приговора суда в законную силу до момента погашения или снятия судимости. В случаях освобождения лица от наказания и погашения или снятия судимости, оно считается несудимым, исходя из положений ч. 1 ст. 18 УК РФ, согласно которым рецидивом преступлений признается совершение умышленного преступления лицом, имеющим судимость за ранее совершенное умышленное преступление.

В связи с изложенным, мы поддерживаем мнение о том, что «к указанной категории относятся лица, которые ранее совершали преступления, но в отношении них истекли сроки давности уголовного преследования, истекли сроки давности исполнения обвинительного приговора, если судимость с них снята вследствие актов амнистии, помилования, если судимость снята или погашена на общих основаниях» .

Во-вторых, основной и весьма существенной проблемой применения судебного штрафа является условие возмещения подозреваемым, обвиняемым ущерба или заглаживания причиненного преступлением вреда иным образом.

Проведенный анализ судебных решений, по которым прекращено уголовное преследование в отношении лиц с назначением им судебного штрафа, принятых за период с августа по декабрь 2016 г., выявил факт удовлетворения судом подобного рода ходатайств только при наличии заявления потерпевшего об отсутствии претензий к обвиняемому и о подтверждении потерпевшим факта заглаживания подозреваемым, обвиняемым вреда .

В то же время имеют место отказы суда в освобождении лица от уголовной ответственности в связи с назначением ему судебного штрафа ввиду

несогласия потерпевшего, что является абсолютно логичным и законным, поскольку в противном случае нарушаются права потерпевшего.

Так, Мировой судья судебного участка № 2 Шипуновского района Алтайского края не нашел оснований для применения в отношении Ш-ва А.А. мер уголовно-правового характера в виде штрафа и прекращения производства по делу на основании ст. 25.1 УК РФ, поскольку потерпевшей Ш-ой А.Н. представлено заявление, в котором она настаивала на строгой мере наказания, так как вред подсудимым перед ней не заглажен. Принимая во внимание, что Ш-в А.А. впервые совершил преступление небольшой тяжести; признал вину в полном объеме и раскаялся в совершенном преступлении на стадии дознания и в судебном разбирательстве; до возбуждения уголовного дела давал признательные объяснения, которые суд расценил как явку с повинной; активно способствовал расследованию преступления; от совершенного преступления не наступило тяжких последствий; а также наличие на иждивении двух малолетних детей; имеет постоянное место жительства и место работы, суд признал Ш-ва А.А. виновным и назначил ему наказание в виде ограничения свободы сроком на ** месяцев .

По результатам принимаемых судом решений можно сделать вывод о неприменении судом института судебного штрафа только лишь при несоблюдении единственного условия — возмещении подозреваемым, обвиняемым ущерба или заглаживании причиненного преступлением вреда иным образом.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Верховный Суд Российской Федерации в п. 2.1 Постановления Пленума от 27 июня 2013 г. № 19 «О применении судами законодательства, регламентирующего основания и порядок освобождения от уголовной ответственности» разъяснил, что в соответствии с ч. 1 ст. 75, ст. 76.2 УК РФ под ущербом следует понимать имущественный вред, который может быть возмещен в натуре (в частности, путем предоставления имущества взамен утраченного, ремонта или исправления поврежденного имущества), в денежной форме (например, возмещение стоимости утраченного или поврежденного имущества, расходов на лечение) и т.д.

Под заглаживанием вреда в законодательстве понимается имущественная, в том числе денежная, компенсация морального вреда, оказание какой-либо помощи потерпевшему, принесение ему извинений, а также принятие иных мер, направленных на восстановление нарушенных в результате преступления прав потерпевшего, законных интересов личности, общества и государства.

Приведенные разъяснения Верховного Суда вполне достаточны, когда расследуются и рассматриваются уголовные дела с очевидным причинением ущерба, в частности хищения, а также корыстно-насильственные, где наличествует потерпевший и возможно конкретизировать причиненный вред и ущерб, а также его беспрепятственно возместить и загладить (в том числе путем материальной компенсации).

Однако совершенно очевидно и правомерно возникают вопросы у правоприменителей относительно возможности возмещения ущерба и заглаживания причиненного вреда при рассмотрении уголовных дел, по которым отсутствуют лица, признанные потерпевшими.

Данная проблема не является формальной. Так, на страницах периодических изданий указываются «возникшие в адвокатской практике вопросы о том, что следует считать ущербом при совершении отдельных видов преступлений, например, в понимании ст. 199.2 УК РФ, и должно ли возмещение ущерба, причиненного данным преступлением, заключаться в уплате в полном объеме недоимки по налогам, либо же необходимо также уплачивать пени и штрафы» .

Другой пример. По обвинению Г-на Р.Г. в совершении дачи взятки должностному лицу лично, в значительном размере, за совершение заведомо незаконного бездействия, то есть совершении преступления, предусмотренного ч. 2 ст. 291 УК РФ, никто потерпевшим не признан. Г-ну вменялась дача взятки начальнику ГКУ Калужской области «К….к» за сокрытие выявленных нарушений при производстве ООО К…я «Р-1» ремонта автомобильной автодороги на территории Калужской области . Несмотря на соблюдение и наличие всех иных, предусмотренных ст. 76.2 УК РФ условий (совершение преступления средней тяжести впервые), суд не имеет возможности применить институт судебного штрафа, поскольку обвиняемый не возместил ущерб. Однако органами следствия не установлены вид, размер причиненного действиями Г-на ущерба, а также лицо, которому действиями Г-на причинен такой ущерб или иной вред. В связи с чем по объективным причинам, но при отсутствии фактических препятствий лицо, привлеченное к уголовной ответственности, лишено возможности применения альтернативной уголовно-правовой меры.

С учетом резко возросшего количества подобных уголовных дел обозначенная проблема является актуальной и требует законодательного разрешения либо как минимум разъяснения Верховного Суда РФ.

В связи с чем предлагаем ч. 1 ст. 25.1 УПК РФ изложить в следующей редакции: «Суд по собственной инициативе или по результатам

рассмотрения ходатайства, поданного следователем с согласия руководителя следственного органа, дознавателем с согласия прокурора либо подозреваемым, обвиняемым, его защитником, потерпевшим, его законным представителем и представителем, частным обвинителем, в порядке, установленном настоящим Кодексом, в случаях, предусмотренных статьей 76.2 Уголовного кодекса Российской Федерации, вправе прекратить уголовное дело или уголовное преследование в отношении лица, подозреваемого или обвиняемого в совершении преступления небольшой или средней тяжести, если это лицо возместило ущерб или иным образом загладило причиненный потерпевшему преступлением вред, при наличии согласия потерпевшего, за исключением случаев, когда потерпевший отсутствует, и назначить данному лицу меру уголовно-правового характера в виде судебного штрафа».

Немало решений о прекращении уголовного преследования выносится судами по результатам рассмотрения уголовных дел против интересов личности, по экологическим преступлениям, а также против порядка управления, при заглаживании вреда путем принесения извинений потерпевшему.

Например, подсудимый Ар-в С.В. обвинялся в совершении преступления, предусмотренного ст. 116 УК РФ и не возражал против прекращения уголовного дела в отношении него по основанию, предусмотренному ст. 25.1 УПК РФ. Потерпевшая гр. Н. в судебном заседании пояснила,что подсудимый принес ей свои извинения, они продолжают проживать совместно, претензий к нему не имеет .

Аналогичное решение вынесено Мировым судьей судебного участка №1 района Алтайского края, из текста которого следует, что подсудимый согласен с прекращением в отношении него уголовного дела по обвинению в совершении преступления, предусмотренного ст. 116 УК РФ, свою вину в совершении вышеуказанного преступления признал полностью, в содеянном раскаялся, в дальнейшем не допустит подобных проступков, ущерб перед бывшей супругой загладил, извинился. Потерпевшая гр. Н. против прекращения дела не возражала, претензий к подсудимому не имеет, ущерб возмещен путем принесения извинения, этого для нее достаточно .

В качестве еще одного примера можно привести постановление Мирового судьи судебного участка № 2 Вичугского судебного района Ивановской области о прекращении уголовного дела с назначением судебного штрафа подсудимому Н-ну С.Г., который ранее не судим, на учете у врача психиатра не состоит, однако состоит на учете у врача нарколога с диагнозом: синдром

зависимости от алкоголя средней степени, характеризуется удовлетворительно, совершил преступления, предусмотренные ч. 1 ст. 119, ст. 116 УК РФ. Данные преступления относятся к категории средней тяжести, причиненный преступлением ущерб возмещен полностью путем принесения извинений и компенсации морального вреда, исковых требований потерпевшая не имеет, подсудимый Н-н С.Г. не возражает против прекращения в отношении него уголовного дела по основаниям, указанным в ст. 25.1 УПК РФ, ст. 76.2 УК РФ .

Извинение в качестве способа заглаживания причиненного вреда расценил и Мировой судья 2-го судебного участка Балтийского района Калининградской области, прекратив уголовное дело по обвинению Р-ка И.М. в совершении преступления, предусмотренного ст. 116 УК РФ .

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Еще один несколько специфический пример. Мировым судьей судебного участка № 3 Ломоносовского судебного района г. Архангельска в судебном заседании установлено, что гр. П., обвиняемая в совершении преступления, предусмотренного ст. 319 УК РФ, свою вину в совершении инкриминируемого ей преступления признала в полном объеме, в содеянном раскаялась, загладила причиненный потерпевшему преступлением вред путем принесения извинений, при этом она обвиняется в совершении преступления небольшой тяжести впервые, на учете у психиатра и нарколога не состоит, по месту жительства характеризуется удовлетворительно, имеет на иждивении малолетнего ребенка. Гр. Н., также обвиняемая в совершении преступления, предусмотренного ст. 319 УК РФ, свою вину в совершении инкриминируемого ей преступления также признала в полном объеме и раскаялась в содеянном, кроме того, загладила причиненный потерпевшему преступлением вред путем принесения извинений, при этом она обвиняется в совершении преступления небольшой тяжести впервые, на учете у психиатра и нарколога не состоит, по месту жительства участковым характеризуется удовлетворительно. Приведенные обстоятельства в своей совокупности с очевидностью свидетельствуют о возможности прекращения уголовного дела в отношении обеих подсудимых на основании ст. 25.1 УПК РФ с назначением им меры уголовно-правового характера в виде судебного штрафа .

Любопытно отметить, что в приведенной ситуации имелись возражения, поступившие от государственного обвинителя и потерпевшего, однако мировой судья, приняв данные возражения во внимание, посчитал, что они прекращению уголовного дела по указанному основанию не препятствуют, как и то обстоятельство, что принесенные извинения не были приняты потерпевшим .

Полагаем данный вывод суда необоснованным, поскольку, как отмечалось выше, при наличии в деле потерпевшего, его согласие на применение института судебного штрафа должно быть обязательным.

Специфичным, на наш взгляд, является постановление Мирового судьи судебного участка № 11 Сахалинской области (Охинский район) о прекращении уголовного преследования с назначением судебного штрафа в отношении подсудимой Ц-ка О.П., обвиняемой в совершении преступления, предусмотренного ч.1 ст. 258.1 УК РФ. В своем постановлении суд указал, что в судебном заседании достоверно установлено, что подсудимая впервые совершила преступление небольшой тяжести, загладила причиненный вред путем раскаяния в содеянном .

Относительно порядка заявления ходатайства о прекращении уголовного дела по основанию, предусмотренному ст. 25.1 УПК РФ, необходимо уделить внимание следующим вопросам.

В связи с заинтересованностью стороны защиты во избежание негативных последствий привлечения к уголовной ответственности, возникает вопрос: возможно ли возмещение ущерба или заглаживание причиненного вреда в ходе судебного разбирательства по уголовному делу?

Данная ситуация отнюдь не гипотетическая. Г-в обвиняется в совершении преступления, предусмотренного п. «в» ч. 2 ст. 115 УК РФ, преступление совершил впервые небольшой тяжести, имеет исключительно положительные характеристики. В судебном заседании установлено противоправное поведение потерпевшего. Однако в удовлетворении ходатайства защитника о прекращении уголовного дела на основании ст. 25.1 УПК РФ, поддержанного подсудимым, судом отказано в связи с отсутствием сведений о возмещении причиненного потерпевшему ущерба. Вместе с тем, с учетом поведения потерпевшего, подсудимый не имел возможности возместить ему причиненный вред здоровью путем оплаты лечения, но готов был это сделать в любой момент .

Полагаем возможным и допустимым положительно рассматривать подобного рода ходатайства при наличии согласия потерпевшего и обвиняемого либо подсудимого, поскольку права участников в данной ситуации соблюдаются, условия применения института судебного штрафа реализуются.

Однако такой подход, как следует из анализа судебной практики, приемлем только до вступления приговора в законную силу.

Так, в постановлении Кемеровского областного суда правильно указано, что оснований для применения ст. 76.2 УК РФ не установлено, поскольку приговор от 07.07.2010 года вступил в

законную силу, судебное производство по уголовному делу окончено. По смыслу ст. 25.1 УПК РФ в совокупности с положениями главы 51.1 УПК РФ применение положений ст. 76.2 УК РФ на стадии исполнения приговора невозможно .

В заключение отметим правомерные отказы в удовлетворении ходатайств о прекращении уголовного дела в связи с назначением судебного штрафа в отношении лиц, не имеющих источника дохода. В данной связи согласимся с мнением отдельных авторов, что «хотя судебный штраф расширяет основания для освобождения от уголовной ответственности, более приемлемым является прекращение уголовных дел за примирением сторон, где достаточно только примириться с потерпевшим без уплаты значительных сумм в качестве штрафа» .

Проиллюстрируем сказанное примерами судебной практики.

Мировой судья судебного участка № 1 по городу Сибаю Республики Башкортостан, исходя из данных о личности подсудимой, которая официально не работает и иного постоянного источника самостоятельного дохода не имеет, не находит оснований для применения положений ст. 25.1 УПК РФ и ст. 76.2 УК РФ, освобождения подсудимой от уголовной ответственности, прекращения в отношении неё уголовного дела и назначения ей меры уголовно-правового характера в виде судебного штрафа. Иных оснований для прекращения уголовного дела также не имеется .

Аналогичное решение принял Мировой судья судебного участка по Бижбулякскому району Республики Башкортостан в отношении М-ва Р.Р., обвиняемого в совершении преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 158 УК РФ. С учетом материального положения осужденного (подсудимый не работает), данных о личности и обстоятельств содеянного суд назначает подсудимому М-ву Р.Р.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

наказание в виде обязательных работ. Такое наказание соответствует целям восстановления социальной справедливости и целям исправления осужденного и предупреждения совершения им новых преступлений, менее строгий вид наказания не сможет обеспечить достижение целей наказания .

Нормы, регламентирующие порядок применения и исполнения судебного штрафа, не содержат положений о порядке выплаты лицом судебного штрафа, ограничиваясь только указанием в ч. 6 ст. 446.2 УПК РФ. Судья, вынося постановление о назначении лицу меры уголовно-правового характера в виде судебного штрафа, учитывает материальное положение конкретного лица и его семьи, устанавливает срок, в течение которого лицо обязано оплатить судебный штраф, и разъясняет ему порядок обжалования постановления и последствия уклонения от уплаты судебного штрафа. Размер судебного штрафа определяется судьей в соответствии со статьей 104.5 УК РФ.

На наш взгляд, учитывая специфику рассматриваемого института, по аналогии с исполнением наказания в виде штрафа, норму ч. 6 ст. 446.2 УПК РФ следует дополнить положением: «С учетом тех же обстоятельств суд может назначить уголовно-правовую меру в виде судебного штрафа с рассрочкой выплаты определенными частями на установленный судом срок».

Подводя итог, следует отметить, безусловно, положительные последствия введения законодателем альтернативной меры уголовно-правового характера в виде судебного штрафа, прежде всего с позиции возможности избежать приобретения лицом негативных последствий совершенных им действий в виде судимости. Однако законодательная регламентация применения данной меры все же нуждается в некоторой доработке.

Литература

1.Гаспарян Н. Шаги к человечности // Новая адвокатская газета. 2016. № 24.

2.Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации / отв. ред. В.М. Лебедев. 13-е изд., перераб. и доп. — М.: Юрайт, 2013. 861 с.

3.Признание вины необязательно // Новая адвокатская газета. 2016. № 23.

4.Архив Мирового судьи 2-го судебного участка Балтийского района Калининградской области.

5.Архив Мирового судьи судебного участка № 2 Вичугского судебного района Ивановской области.

6.Дело № 1-100/2016: Архив Мирового судьи судебного участка № 2 Шипуновского района Алтайского края.

7.Дело № 1-125/4-2016: Архив Мирового судьи судебного участка № 4 Заводского судебного района г. Кемерово.

8.Дело № 1-135/4-2016: Архив Мирового судьи судебного участка № 4 Заводского судебного района г. Кемерово.

9.Дело № 1-40/2016: Архив Мирового судьи судебного участка № 5 Калининского района г. Чебоксары Чувашской Республики.

10.Дело № 1-408/2016: Архив Нахимовского районного суда г. Севастополя.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

11.Дело № 1-45/2016: Архив Мирового судьи судебного участка № 1 Фрунзенского судебного района г. Иваново.

12.Дело № 15…/2015: Архив Мирового судьи судебного участка № 3 Левобережного района г. Воронежа.

13.Дело № 15.0018: Архив Калужского районного суда Калужской области, 2016.

14.Дело № 1-55/2016: Архив Мирового судьи судебного участка № 11 Сахалинской области, Охинский район.

15.Дело № 1-57/2016: Архив Мирового судьи судебного участка № 3 Ломоносовского судебного района г. Архангельска.

16.Дело № 1-60/2016: Архив Мирового судьи судебного участка № 1 Новоалтайска Алтайского края.

17.Дело № 1-74/2016: Архив Мирового судьи судебного участка Пучежского судебного района в Ивановской области.

18.Дело № 1-74/2016: Архив Мирового судьи судебного участка № 2 г. Новоалтайска Алтайского края.

19.Дело № 1-78\2016: Архив Мирового судьи судебного участка № 3 Кузнецкого судебного района г. Новокузнецка Кемеровской области.

20.Дело № 1-95/2016: Архив Мирового судьи судебного участка по Бижбулякскому району Республики Башкортостан.

21.Дело № 22-6568/2016: Архив Кемеровского областного суда.

22.Дело №1-77/2016: Архив Мирового судьи судебного участка № 1 по городу Сибаю Республики Башкортостан.

= References=

1.Gasparyan N. Steps to humanity // Novaya advokatskaya gazeta. 2016. № 24.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

3.Confession is optional // Novaya advokatskaya gazeta. 2016. № 23.

4.Archive of the magistrate of the 2nd judicial district of the Baltic district of Kaliningrad region.

5.Archive of the magistrate court plot № 2 judicial Vichuga district of Ivanovo region.

6.Case № 1-100/2016: Archive of the magistrate court plot № 2, Shipunovsky district, Altai Krai.

7.Case № 1-125/4-2016: Archives of the magistrate court plot № 4 Zavodskoy district court of Kemerovo.

8.Case № 1-135/4-2016: Archives of the magistrate court plot № 4 Zavodskoy district court of Kemerovo.

9.Case № 1-40/2016: Archive of the magistrate court plot № 5 of the Kalinin district of Cheboksary of the Chuvash Republic.

10.Case № 1-408/2016: Archive of the Nakhimov district court of Sevastopol.

11.Case № 1-45/2016: Archive of the magistrate court plot № 1 Frunze district court of Ivanovo.

12.Case № 15…/2015: Archives of the magistrate court plot № 3 of the left Bank district of Voronezh.

13.Case № 15…0018: archive of the Kaluga district court of the Kaluga region by 2016.

14.Case № 1-55/2016: Archive of the magistrate court plot № 11 of the Sakhalin region, okhinskiy district.

15.Case № 1-57/2016: Archive of the magistrate court plot № 3 of the Lomonosov district court of Arkhangelsk.

16.Case № 1-60/2016: Archive of the magistrate court plot № 1 of Novoaltaysk of Altai Krai.

17.Case № 1-74/2016: Archive of the magistrate court plot puchezhskiy district court in Ivanovo region.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

18.Case № 1-74/2016: Archive of the magistrate court plot № 2 of the city of Novoaltaysk of Altai Krai.

1. В соответствии данной статьей прекращение уголовного дела допускается при соблюдении следующих условий:

— решение принимается лишь в отношении лица, подозреваемого или обвиняемого, впервые совершившего преступление небольшой или средней тяжести;

— имеется заявление потерпевших или их законных представителей о согласии на прекращение дела по данному основанию;

— имеется согласие руководителя СО или прокурора на прекращение дела (в случае прекращения дела соответственно следователем или дознавателем);

— доказан факт примирения подозреваемого (обвиняемого) с потерпевшим, причем согласия только подозреваемого и обвиняемого или только потерпевшего на примирение недостаточно — необходимо волеизъявление обеих сторон;

— доказан факт заглаживания подозреваемым или обвиняемым причиненного потерпевшему вреда. Заглаживание вреда, причиненного в результате преступления, означает, что лицо устранило уже наступившие вредные последствия (например, возместило потерпевшему причиненные убытки, компенсировало моральный вред, передало потерпевшему определенные вещи и ценности взамен утраченных, обеспечило ремонт автомобиля, пострадавшего в результате преступления, принесло извинения в форме, устраивающей потерпевшего, и т.д.) либо предотвратило вредные последствия или увеличение их размера, которые могут наступить в будущем (например, оказало необходимую первую или медицинскую помощь пострадавшему от преступления, доставило его к врачу и т.п.). Представляется, что суд, следователь, дознаватель в спорных случаях не вправе сами принимать решение о форме и сумме компенсации вреда. Если соглашение между потерпевшим и обвиняемым (подозреваемым) не достигнуто, примирение не может считаться состоявшимся. Важно, чтобы заглаживание вреда было добровольным и правомерным.

Отсутствие любого из этих условий означает невозможность принятия решения о прекращении уголовного дела, и производство должно быть продолжено в общем порядке. Отказ в возбуждении дела по данному основанию не допускается.

2. Лицами, впервые совершившими преступления (ст. 76 УК РФ), должны признаваться лишь те, кто совершил одно преступление впервые, т.е. не совершал других преступлений либо ранее совершал, но судимость за предыдущие преступления с них снята или погашена. Лица, которые совершили несколько преступлений (реальная совокупность), за которые осуждаются впервые, не подпадают под действие ст. 76 УК и ст. 25 УПК. Однако в том случае, если ранее имело место прекращение уголовного дела в отношении данного лица по так называемым нереабилитирующим основаниям, оно должно быть признано совершившим преступление впервые, поскольку так же, как и в случае погашения или снятия судимости за ранее совершенное преступление, считается несудимым .

См.: Павленок В.А. О некоторых проблемных вопросах прекращения уголовных дел в связи с примирением с потерпевшим и деятельным раскаянием // Право в Вооруженных Силах. 2005. N 10.

3. Если по делу о преступлении отсутствует такой участник уголовного процесса, как потерпевший, прекращение по данному основанию недопустимо. Также, как правило, невозможно прекращение дела и тогда, когда совершено так называемое двухобъектное преступление, основной объект которого — определенные государственные или общественные отношения и интересы, обусловливающие принадлежность преступления к тому или иному виду преступных деяний, и лишь дополнительный объект — различные охраняемые уголовным законом интересы потерпевшего, в частности безопасность жизни или здоровья. При этом невозможно достичь примирения с субъектами публичных отношений, являющимися основным объектом охраны, например с государством в лице тех или иных его органов. Не может быть таким субъектом примирения и прокурор (государственный обвинитель), хотя он и представляет публичные интересы государства. В уголовном судопроизводстве потерпевший и прокурор являются различными участниками процесса, имеющими разный правовой статус, и прокурор не вправе принимать на себя роль потерпевшего .

См.: Павленок В.А. Указ. соч.

4. По смыслу комментируемой статьи для прекращения дела по данному основанию необходимо согласие всех потерпевших, а не некоторых из них, ибо, как следует из названия данной статьи, речь идет о примирении именно сторон.

5. Прекращение дела по данному основанию является одновременно и правом, и обязанностью суда, следователя и дознавателя. Их право связано с оценкой доказательств по делу и констатацией соблюдения законных условий для прекращения дела ввиду примирения сторон. Вместе с тем представляется, что, если все эти условия соблюдены и каких-либо разумных, конкретных и правомерных аргументов против освобождения лица от уголовной ответственности не имеется, прекращение дела является их обязанностью. Другими словами, суд, следователь и дознаватель имеют дискреционные полномочия на прекращение дела по данному основанию, но эти полномочия не равнозначны их свободному (диспозитивному) усмотрению. Необходимо учитывать, что главной целью (назначением) уголовного судопроизводства является защита прав и законных интересов потерпевших (п. 1 ч. 1 ст. 6 УПК), а в случае примирения сторон законный интерес потерпевшей стороны состоит именно в прекращении уголовного дела. Следует признать не основанной на законе и порочной сложившуюся в последнее время практику отказа от прекращения дел по данному основанию в ходе предварительного расследования.

Добавить комментарий