Программы борьбы с бедностью

Россия тратит на социальную помощь 3% ВВП — много по меркам развивающихся стран, но бедность в стране сокращается медленно, утверждает Всемирный банк. Он предложил программу, которая позволит сокращать бедность быстрее и дешевле

Читать в полной версии

Фото: Андрей Любимов / РБК

Фото: Андрей Любимов / РБК

Российское правительство ставит задачу сократить уровень бедности в стране до 6,6% к 2030 году, однако при сохранении существующих условий эта цель «остается недостижимой», считает Всемирный банк (ВБ). Эта цель вряд ли будет достигнута без реформирования системы помощи малоимущим или по крайней мере без существенного ускорения экономического роста, сказал журналистам главный экономист ВБ по России Апурва Санги.

Действующая российская система социальной помощи является дорогостоящей, но недостаточно эффективной, говорится в очередном (полугодовом) докладе ВБ об экономике России, представленном 26 мая. В частности, указано там, помощь малоимущим не является для российского государства приоритетной, если судить по тому, что бедное население до пандемии получало лишь 10% выплат в рамках всей социальной помощи. Институт предложил новую национальную программу борьбы с бедностью в России, которая будет более экономной и более результативной.

«Многие из предложений Всемирного банка уже реализуются на практике. В частности, расширение контингента получателей помощи, внедрение комплексной оценки нуждаемости, дифференциация размеров выплат по отдельным мерам поддержки, установление единых правил предоставления поддержки», — сообщили РБК в пресс-службе Министерства труда и социальной защиты. На вопрос, обсуждал ли ВБ свои идеи с российскими властями, представитель международного института ответил журналистам: «Все, что можно сделать публичным, мы публикуем. Наши частные коммуникации пускай останутся частными».

По итогам 2020 года уровень бедности составил 12,1% (17,8 млн человек за официальной чертой бедности), сообщал Росстат. В 2020 году воздействие пандемии было смягчено компенсирующими мерами социальной поддержки, что помогло даже сократить уровень бедности с 12,3% по итогам 2019 года. В 2021 году уровень бедности может снизиться до 11,4%, исходя из «совокупного эффекта экономического роста и изменений в мерах социальной поддержки (при допущении о полной и адресной реализации новых объявленных мер)», ожидает ВБ. Организация ждет роста ВВП России в 2021 году на 3,2%, согласно ее базовому прогнозу.

Сценарии экономического роста

Базовый прогноз ВБ по российской экономике исходит из постепенного сокращения числа новых случаев заболевания COVID-19. Институт также составил оптимистичный и пессимистичный варианты прогноза:

  • в позитивном сценарии рост ВВП России ускоряется до 3,8, 4,8 и 3,3% в 2021–2023 годах (предпосылки — более быстрая вакцинация, более высокий спрос на нефть в мире);
  • в негативном сценарии ВВП России растет на 2,6% в 2021 году, снижается на 0,7% в 2022 году и увеличивается на 0,6% в 2023-м (распространение новых штаммов коронавируса, слабый спрос на нефть).

Минимальный гарантированный доход

«Россия традиционно имела весьма впечатляющий комплекс систем социального обеспечения. Однако страна расходует на системы социального обеспечения больше средств (3% ВВП, или $30 млрд ежегодно), чем другие страны региона Европы и Центральной Азии, где этот показатель составляет 2,2% ВВП», — указал директор и постоянный представитель Всемирного банка в России Рено Селигманн. По его словам, можно ликвидировать бедность быстрее и с меньшими затратами для бюджета.

Сейчас размер пособий в России слишком мал, чтобы помочь малоимущим выбраться из бедности; во многих случаях методики проверки нуждаемости неэффективны; 1 руб., израсходованный всей системой социальной помощи в России, обеспечивает сокращение дефицита дохода бедных только на 0,17 руб., утверждает международная организация. Под дефицитом дохода понимается разница между доходом домохозяйства и линией бедности.

ВБ предлагает альтернативную программу борьбы с бедностью в России («национальная программа минимального гарантированного дохода»), стоимость которой может составить всего лишь 0,33% ВВП. Создавать ее можно на базе действующей программы социального контракта, считает ВБ. Однако для успеха такой программы нужно обеспечить ее адресность — в частности, отсутствие утечек средств (например, из-за включения в программу тех, кто в помощи реально не нуждается). Одновременно нужно избежать ошибок, когда в программу не включается тот, кто нуждается в помощи.

В идеальной модели ВБ (на основе данных за 2019 год) средний дефицит дохода малоимущего населения в России был оценен в 2,8 тыс. руб. в месяц. Если бы каждая такая семья получала выплату в размере своего дефицита дохода, ориентировочная сумма бюджетных расходов на ликвидацию бедности составила бы 530 млрд руб., говорится в докладе банка.

Аналогичное решение предлагала Счетная палата. «Мы считаем возможным рассматривать пособия по социальной поддержке, которые исходили бы из дефицита семьи, и распространять на другие категории населения, не только имеющие детей», — говорил председатель Счетной палаты Алексей Кудрин в конце марта.

Система социального контракта

Для перехода к программе минимального гарантированного дохода Россия «могла бы развивать систему, опираясь на сильные стороны своей действующей программы социального контракта, призванной избавлять семьи от бедности с помощью комплекса мер поддержки, включая предоставление денег, условий и услуг», пишет ВБ. Программа предусматривает «контракт» между получателями поддержки и государством: в обмен на пособия и льготы их получатели должны принимать определенные меры, например искать работу и соглашаться на работу, когда она предлагается.

В Минтруде РБК сообщили, что такие рекомендации, как «усилить адресность поддержки, внедрить единую методологию оценки нуждаемости», уже реализуются. Например, выплаты на детей от трех до семи лет, выплаты женщинам, ожидающим детей, и одиноким родителям вводятся с учетом комплексной оценки нуждаемости: органы соцзащиты на основании данных информационных систем оценивают доходы и имущество граждан.

«В основе предложений Всемирного банка — трансформация механизма социального контракта. Предлагается использовать этот механизм по всей стране на единых для Федерации правилах и контролировать его эффективность», — отмечает Минтруд. До 2019 года социальный контракт реализовывался лишь в отдельных регионах, в 2020 году в 21 субъекте был проведен пилот, по итогам которого были выработаны единые правила, система учета эффективности мероприятий соцконтракта, и он был распространен на всю страну с федеральным софинансированием, напоминает ведомство. Если нужно, будут предложены дополнительные меры по борьбе с бедностью, так что цель по сокращению бедности в два раза к 2030 году будет достигнута, заверили в Минтруде.

Дарья Юдкевич, Марина Егорова, 18 декабря 2020, 16:50 — REGNUM Названная Владимиром Путиным цель — за 10 лет вдвое снизить число живущих за чертой бедности граждан России, с нынешних 13,5% до 6,5%, может быть достижимой. Для такого достижения требуются и политическая воля, и комплекс продуманных мер, обязательных для реализации, и, что существенно, это должна быть именно государственная задача, которая объединит и власть на всех уровнях, и предпринимательство, и всех, кого принято называть «простыми гражданами».

Бедность
Бедность
Иван Шилов © ИА REGNUM

Следите за развитием событий в трансляции: «Большая пресс-конференция Владимира Путина: мнения и реакции»

Только при активном регулировании различных сфер деятельности в жизни общества бедность может и должна быть побеждена. «Первые ласточки» в госрегулировании уже появляются, теперь надо научиться не стесняться этого, не комплексовать перед старыми либеральными мантрами о «рынке всеблагом и всемогущем». Либеральный проект, царствовавший в российской экономике почти 30 лет, вполне показал свои возможности. У нас богатая страна, а подавляющее большинство беднеет — это очевидно для многих, живущих в наше время и сталкивающихся с действительным положением дел. Людям с ограниченными возможностями, детям, пенсионерам необходима государственная поддержка, это провозглашено, но меры поддержки должны расширяться, системы оказания помощи совершенствоваться, работать на практике.

Особо ужасает тот факт, что за чертой бедности оказывается трудоспособное население, не имеющее возможности найти работу, и уж еще парадоксальнее бедственное финансовое состояние работающих людей. Впрочем, парадокс этот лишь на первый взгляд. Бедность — неотъемлемая часть капиталистического общества. Страх бедности и страх безработицы вынуждает человека идти на работу на невыгодных условиях, что совершенно не беспокоит капиталиста, чья цель — получать большую прибыль, а не повышать благосостояние работника — за счет собственной прибыли. Тут корень зла в страхе одних перед нищетой, которая хуже бедности, и в прямой выгоде других от этого страха. Так что первостепенной задачей является реализация нормы конституционного права гражданина на труд и достойную оплату труда. У нас колоссальный разрыв между узкой группкой сверхбогатых людей и всем населением, и это деморализует общество, создает в нем колоссальную напряженность. И повышение МРОТ ее не снимает, ведь, как в народе говорят, если МРОТ 12 тысяч, и он рассчитан верно, и на эти деньги можно нормально жить, зачем назначать госслужащим и топ-менеджерам госкорпораций зарплаты в десятки, а то и в сотни раз выше? Справедливый вопрос. Народ прав. Работающий человек не должен жить на грани выживания, а разрыв между зарплатами должен быть ограничен законом, раз уж по совести не получается.

Зарплата
Зарплата
Владимир Чичилимов © ИА Красная Весна

Хорошо, что сделан первый шаг к повышенному налогообложению богатых, нужны следующие. В противном случае люди скатываются в кастовое общество, и сами это видят, — опасаясь, что в ближайшее время никаких социальных лифтов уже просто не будет. Отсюда, кстати, и демографическая яма (одна из ее причин). А поскольку рождаемость хоть и в тяжелом кризисе, но всё же есть, то некорректно рассуждение самых скептиков, что бедность снизится за счет того, что вымрут бедные. Нет: у них появятся дети, и страшно думать, что этих детей ждет прозябание. Родителям тоже про это думать страшно. Поэтому они и не рожают много детей.

Многодетность сейчас считается путевкой в бедность и беспросветность. А должно быть наоборот: чем больше в семье детей, тем больше у них жизненных перспектив, больше шансов на поступление в вуз, на стипендию, которая достаточна для жизни. Понятно опасение давать многочисленные льготы — ими могут воспользоваться люди нечестные, и у таких опасений есть основания. Но помимо материальных стимулов, можно подключать нематериальные — а это, опять же, социальные лифты. Нормальным людям, которые детей рожают потому, что любят их и любят, когда их много, не нужна халява, но остро нужна возможность обеспечить себя и детей. Самостоятельно! На деле же всё чаще мы слышим про то, что на грани бедности находятся семьи с детьми, при этом речь идет про семьи, где родители работают и получают не минималку. И тем не менее после выплаты коммуналки, кредитов у них остается только на еду. С пенсионерами не лучше, разрыв в размере государственных пенсий также чудовищен. Государственные пенсии одних групп населения не должны в десятки раз превышать размеры минимальных пенсий, а уровень минимальной пенсии не обеспечивает потребностей пожилого человека на приемлемом в современном мире уровне. От этой мизерной пенсии съедает крупную часть коммуналка. Высоки для большинства расходы на ЖКХ, при этом людей злит и низкое качество обслуживания, и оплата обязательных услуг, которые люди не получают и никогда не получат (типа капремонта). Наиболее незащищенные группы людей страдают от своего бессилия, ресурсов финансовых и физических у них на защиту своих прав нет.

Население закредитовано, количество банкротств динамично растет.

Эксперты проекта ОНФ «За права заемщиков» на основе данных Банка России, Росстата и крупнейших бюро кредитных историй обновили карту кредитной и сберегательной активности российских домохозяйств.

Уровень закредитованности в третьем квартале 2020 г. увеличился по отношению к уровню второго квартала на 2% и составил 32%. Годом ранее этот показатель составлял 30%.

По итогам третьего квартала 2020 г. совокупная задолженность россиян по банковским кредитам составила 19,28 трлн руб., увеличившись на 9,8% с начала года. По сравнению с третьим кварталом 2019 г. рост задолженности составил 13,3%. Средняя задолженность домохозяйства составила 341 559 руб.

Средний размер потребительского кредита в сентябре 2020-го вырос на 19,3% по сравнению с сентябрем 2019-го и составил 228,7 тыс. руб. (в сентябре 2019 г. — 191,7 тыс. руб.).

Число банкротств граждан в январе — сентябре 2020 года выросло на 65% по сравнению с тем же периодом прошлого года, следует из статистики Федресурса.

В отделении банка
В отделении банка
Дарья Драй © ИА REGNUM

Льготная ипотека обернулась лавинообразным ростом цен (до 30%) на жилье. В итоге решением жилищной проблемы она не стала, как не станет им и ввод новых метров: ввести-то можно, а покупать их на что? Наше государство вполне может позволить строительство социального жилья. Иметь жилье именно в собственности необязательно, важно, чтобы оно было, а право на проживание и передачу по наследству сохранить через прописку: главное — предоставить своим гражданам социальное жилье и нужно, и можно. Но снова — должна быть государственная программа, государственный заказ.

Одновременно нужно создание дополнительных рабочих мест. Причем не в «сфере услуг», а в сфере производства, потому что услугами много не заработаешь. Если у тебя всё население оказывает ряд определенных услуг, то услуги эти дешевеют — и борьба с бедностью тут не идёт. Это получится Таиланд. А вот наращивать производство, причем и в наукоемких областях — путь уже более эффективный. Как и развитие внутреннего рынка, как делается в Китае, где абсолютную бедность уже победили. Проблему безработицы и проблему низких доходов без участия государства не решить, иллюзиями о руке рынка уже мало кто утешится. В трудные времена прорыв из кризиса под силу только с сильным государственным управлением. Да, нужен госплан, государственное регулирование, госзадача, сверхзадача развития экономики, государственного строительства предприятий, социальной инфраструктуры, строительства нового общества на принципах справедливости, заботы о гражданах. Ничего невозможного нет, когда цель ясна и когда общество эту цель разделяет.

Счетная палата России изучила способы борьбы с бедностью, разработанные в правительстве. Ведомство разработало собственные меры, о которых глава Счетной палаты Алексей Кудрин рассказал президенту России Владимиру Путину во вторник, 23 марта.

Контрольное ведомство в первом полугодии 2020 года оценивало эффективность мер правительства по борьбе с бедностью, сообщает РИА Новости. Аудиторы выяснили, какие программы и мероприятия помогают повысить доходы населения, а какие не приносят реальных результатов. Во втором полугодии прошлого года в Счетной палате с помощью математического моделирования рассчитали возможные методы снижения бедности в России. Эти методы учитывают особенности всех социальных групп и то, как различается в них дефицит доходов.

Проект Счетной палаты представили заместителю председателя правительства Татьяне Голиковой. В правительстве анализируют предложенные контрольным органом решения, объяснил Кудрин.

Ранее «Профиль» писал, что в июле 2020 года президент России Владимир Путин подписал указ «О национальных целях развития России на период до 2030 года». В нем перед правительством ставится несколько целей в сфере социальной политики. Одна из них – снизить вдвое уровень бедности по сравнению с показателями 2017 года.

Москва, 10 декабря 2020, 21:15 — REGNUM Для борьбы с бедностью в России, среди прочего, следует реформировать налоговую систему. Об этом корреспонденту ИА REGNUM рассказал президент Русско-Азиатского Союза промышленников и предпринимателей (РАСПП) Виталий Манкевич, комментируя заявление президента РФ Владимира Путина о недопустимости ситуации с нехваткой у населения средств на продукты.

Бедность
Бедность
Иван Шилов © ИА REGNUM

«Владимир Владимирович правильно говорит, что ситуация, при которой работающее население не может позволить себе покупать продукты питания, недопустима. Более того, она немыслима в XXI веке в стране, имеющей глобальные экономические и геополитические интересы», — сказал Манкевич.

По его словам, в таких ситуациях появляются соблазны по введению государственного регулирования цен или талонов на еду, но такие меры поддержки, скорее, неэффективны. При этом талоны для особо нуждающихся могут быть временной мерой, но системный подход должен быть иным.

Глава РАСПП отметил, что в мире существует множество программ, направленных на борьбу с бедностью. Как правило их объединяют следующие пункты: рост расходов на образование и рост доступности образования, снижение налогов на наименее обеспеченные слои населения, стимулирование самозанятости и малого предпринимательства, стимулирование инновационного развития экономики, привлечение инвестиций и создание рабочих мест.

«Что же мы видим сейчас? Расходы на образование относительно снижаются, количество платных мест в вузах растет, налоги и акцизы растут, доля малого бизнеса в ВВП снижается, промышленные фонды устаревают и нуждаются в модернизации, рост рабочих мест замедляется. Вопрос решения проблемы бедности требует политической воли, пока борьба с бедностью в России напоминает статистическую эквилибристику: Росстат жонглирует статистическими показателями и на бумаге добивается изменения отдельных показателей при отсутствии реальных изменений. Это другая проблема. Вместе с тем мы должны помнить, что коллапс Российской Империи совпал с датой, когда в Петрограде кончился хлеб, а распад СССР — на пустые полки в советских магазинах. Так бедность превращается из проблемы экономической в проблему политическую», — заявил Манкевич.

Как считает глава РАСПП, реальное решение проблемы бедности должно включать в себя обнуление НДФЛ для наименее обеспеченной категории граждан. Налоговая система в России, по мнению Манкевича, является регрессивной.

«Те, кто работают за «еду и бензин», платят больше всех налогов: за счет НДФЛ, НДС на ту же самую еду, акцизов на сигареты, алкоголь, бензин. Кроме того, система пенсионного страхования также регрессивна: те, у кого доходы выше, платят меньший процент. Вероятно, это решение тоже было принято не просто так: собирать налоги проще с бедных, чем с богатых», — подчеркнул экономист.

В целом, решение проблемы бедности может быть двояким: перераспределить часть доходов от богатых к бедным или поднять средний уровень богатства общества, чтобы сегодняшние бедные стали в нем средним классом. Однако и тот, и другой путь требует волевых решений и упорной работы, считает глава РАСПП.

Читайте ранее в этом сюжете: Экономист оценил долю серого рынка труда в России в 40%

Читайте развитие сюжета: Власти выделят более 15 трлн рублей на снижение уровня бедности в России

Добавить комментарий