Причины отнесения физ лица к бенефициарным владельцам

Кто такой «бенефициар» (бенефициарный владелец)?

Алексей Васильевич Гайдов — Управляющий партнер, адвокат

Слово «бенефициар» прочно вошло в лексикон всех, кто так или иначе связан с бизнесом, а также с банковским, налоговым, корпоративным и трастовым правом. Концепция «бенефициарного владельца» влияет на многие аспекты деятельности юридических лиц, а для самих бенефициаров — предопределяет ряд правовых последствий.

Обычно под бенефициаром (бенефициарным собственником, бенефициарным владельцем) понимается реальный собственник компании, то есть тот, кому компания принадлежит не юридически, а фактически и в конечном счёте, и тот, кто оказывает существенное влияние на принятие такой компанией решений. Бенефициаром в этом смысле может быть только физическое лицо, конкретный человек.

Однако, понятие «бенефициар» может иметь различное содержание в зависимости от того, в какой сфере оно применяется:

  • Прежде всего, понятие «бенефициарный владелец» употребляется в законодательстве о противодействии отмыванию денежных средств и финансированию терроризма (далее – AML/CFT) и банковском законодательстве, а также в документах международных организаций в данной области (ФАТФ, ОЭСР, ЕС).
  • Далее, слово «бенефициар» употребляется в корпоративном и трастовом праве стран англосаксонской правовой семьи. Бенефициаром компании может быть либо её титульный акционер, либо лицо, в чью пользу держит акции номинальный акционер. Бенефициаром траста является лицо, в пользу (к выгоде) которого доверительный собственник владеет и управляет переданным в траст имуществом.
  • Также мы говорим о «бенефициарном собственнике» как о лице, которое имеет фактическое право на доход (фактическом получателе дохода), для целей применения международных соглашений об избежании двойного налогообложения.
  • Наконец, понятие «бенефициар» частично пересекается с понятием «контролирующего лица», которое используется для целей налогообложения контролируемых иностранных компаний в России.

Бенефициарный владелец для целей AML/CFT в России

В России понятие «бенефициарный владелец» используется в основном в контексте «антиотмывочного» законодательстве. Федеральный закон от 07.08.2001 № 115-ФЗ «О противодействии легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путем, и финансированию терроризма» (далее – Закон № 115-ФЗ) даёт следующее определение:

Бенефициарный владелец – это физическое лицо, которое в конечном счете прямо или косвенно (через третьих лиц) владеет (имеет преобладающее участие более 25% в капитале) клиентом — юридическим лицом либо имеет возможность контролировать действия клиента.

Пример. Единственным участником российского ООО является компания, зарегистрированная на Кипре. 100-процентным акционером указанной кипрской компании является компания, зарегистрированная на Британских Виргинских Островах, 100-процентным акционером которой является гражданин N. В рассматриваемом случае гражданин N. является бенефициарным владельцем российского ООО.

В каких же случаях требуются данные о бенефициарах?

1. Во-первых, статья 6.1 Закона № 115-ФЗ обязывает юридических лиц располагать информацией о своих бенефициарных владельцах и принимать меры по установлению сведений о них, а также регулярно обновлять, документально фиксировать и хранить такую информацию не менее 5 лет. Данное требование вступило в силу с 21 декабря 2016 года.

Cведения, которые юридическое лицо должно установить в отношении бенефициара, включают:

  • фамилию, имя, отчество (при наличии);
  • гражданство;
  • дату рождения;
  • реквизиты документа, удостоверяющего личность;
  • данные миграционной карты, документа, подтверждающего право иностранного гражданина или лица без гражданства на пребывание (проживание) в РФ;
  • адрес места жительства (регистрации) или места пребывания;
  • идентификационный номер налогоплательщика (при наличии).

Юридическое лицо обязано представлять имеющуюся документально подтвержденную информацию о своих бенефициарных владельцах либо о принятых мерах по установлению сведений о них по запросу уполномоченного органа (Росфинмониторнга) или налоговых органов.

Неисполнение юридическим лицом указанных обязанностей влечет ответственность (статья 14.25.1 КоАП РФ) в виде административного штрафа на должностных лиц от 30 000 до 40 000 руб., на юридических лиц – от 100 000 до 500 000 руб.

2. Во-вторых, организации, осуществляющие операции с денежными средствами или иным имуществом (а именно – банки, брокеры, страховые компании, управляющие компании инвестиционных фондов, риелторы, ломбарды и ряд других), обязаны принимать обоснованные и доступные им меры по идентификации бенефициарных владельцев своих клиентов.

В случае, если в результате принятия указанных мер бенефициарный владелец не был выявлен, таковым может быть признан единоличный исполнительный орган (напр., генеральный директор) клиента.

Кроме того, банки (и прочие организации, работающие с денежными средствами) обязаны обновлять информацию о бенефициарных владельцах своих клиентов не реже одного раза в год, а в случае возникновения сомнений в достоверности и точности ранее полученной информации – в течение 7 рабочих дней, следующих за днём возникновения таких сомнений.

Наконец, банки обязаны предоставлять в уполномоченный орган (Росфинмониторинг) по его запросу имеющуюся у организации информацию о бенефициарных владельцах клиентов в порядке, предусмотренном Положением ЦБ РФ от 20.09.2017 № 600-П.

Бенефициарный владелец для целей AML/CFT в Евросоюзе

В государствах-членах Европейского Союза «бенефициарный владелец» определяется на основании Директивы 2015/849 от 20 мая 2015 г. «О предотвращении использования финансовой системы в целях отмывания денежных средств и финансирования терроризма» (т.н. 4-я Директива).

Согласно пункту 6 статьи 3 указанной Директивы, «бенефициарный владелец» — это любое физическое лицо (лица), которое в конечном счете владеет или контролирует клиента и/или физическое лицо (лица), в чьих интересах совершается сделка или осуществляется деятельность.

В случае корпоративных юридических лиц бенефициарным владельцем признается физическое лицо, которое в конечном счете владеет юридическим лицом или контролирует его посредством прямого или косвенного владения через достаточную долю акций, прав голоса или долей участия в таком юридическом лице, в том числе через акции на предъявителя, либо через контроль иными средствами.

Под «прямым владением» понимается владение физическим лицом акциями в объеме 25% плюс одна акция или долей участия в компании более 25%. «Косвенное владение» имеет место в случае, когда 25 процентами акций плюс одна акция, либо долей участия более 25% в юридическом лице-клиенте владеет другое юридическое лицо (или несколько юридических лиц), которые находятся под контролем физического лица. Государства-члены ЕС имеют право устанавливать меньшую процентную долю для определения владения или контроля.

В случае трастов бенефициарным владельцем может быть признан:

  1. учредитель траста;
  2. доверительный собственник;
  3. протектор (при наличии);
  4. собственно бенефициары траста, либо, в случае, если такие лица ещё не определены, то – класс лиц, в интересах которых учрежден траст;
  5. любые иные физические лица, осуществляющие конечный контроль над трастом.

Обратим внимание, что бенефициарами траста для целей AML/CFT в ЕС могут быть признаны не только непосредственно выгодополучатель («бенефициар» в терминологии условий траста), но и иные участники трастовых отношений – учредитель траста, доверительный собственник и др.

В случае фондов (являющихся юридическими лицами) или правоотношений, схожих с трастами, бенефициарными владельцами признаются физические лица, занимающие эквивалентные или схожие позиции с вышеуказанными лицами для трастов.

В странах ЕС идентификация бенефициарного владельца клиента банков и прочих финансовых организаций является обязательным предварительным условием установления с ним отношений или заключения сделки.

Корпоративные и иные юридические лица стран ЕС обязаны получать и хранить полную, точную и актуальную информацию о своих бенефициарных владельцах, в том числе о характеристиках их бенефициарного интереса. Компетентные органы (напр., органы финансовой разведки) вправе получать доступ к такой информации.

Далее, страны ЕС должны будут создать централизованные реестры сведений о бенефициарных владельцах компаний, зарегистрированных в этих странах и определить условия, порядок и объём публичного доступа к таким данным.

Бенефициар в корпоративном и трастовом праве

В компании бенефициаром может являться:

  • титульный акционер (лицо, чьи данные указаны в сертификате акций), либо
  • иное лицо, по поручению и в интересах которого акциями владеет номинальный акционер (в странах, право которых допускает номинальное владение акциями/долями в компаниях).

На практике отношения между номинальным и бенефициарным владельцем фиксируются в трастовой декларации или соглашении (не путать с «трастом» — см. ниже), по которому номинальный владелец обязуется воздерживаться от каких-либо действий (напр., отчуждения, распоряжения) с вверенными ему акциями, безоговорочно уступает бенефициарному владельцу все права на получение дивидендов и иных распределений прибыли компании, а также обязуется осуществлять права голоса в отношении принадлежащих ему акций только в соответствии с указаниями бенефициарного владельца.

Таким образом, бенефициар компании – это не только тот, кто в конечном счете владеет акциями/долями в ней, но и тот, кто даёт указания, обязательные для исполнения номинальным лицом, и определяет экономическую судьбу доходов компании.

При открытии банковского счёта компании в любом банке потребуется указание (и идентификация) именно бенефициара, а не только номинального владельца компании. Тогда как роль номинального владельца ограничивается держанием акций и формальным нахождением в реестре акционеров компании. Юридическую ответственность за любые действия компании (включая ситуации, приведшие к судебным разбирательствам) несет её бенефициар.

В трасте (речь идёт именно о полноценном трасте как фидуциарном правоотношении, а не о трастовой декларации в рамках компании, как описано выше) бенефициаром является лицо, в пользу и в интересах которого доверительный собственник (trustee) выполняет свои обязанности по управлению переданным в траст имуществом. Бенефициар имеет определённый условиями траста интерес в имуществе и/или доходах траста, однако не имеет права на управление имуществом траста и контроль над действиями доверительного собственника.

Конструкция траста характерна для стран англо-саксонской правовой семьи (в том числе ряда офшорных юрисдикций) и не предусмотрена в большинстве стран континентальной Европы, включая Россию.

Бенефициар для целей применения СИДН

В международном налоговом праве (а именно – для целей применения соглашений об избежании двойного налогообложения (СИДН)) слово «бенефициар» имеет иное значение. Под ним понимается лицо, имеющее фактическое право на доход. Причём, такими лицами могут быть и физические лица, и юридические лица, и иные структуры.

Дело в том, что льготные положения СИДН (пониженные ставки или освобождения от налога) могут правомерно применяться при условии, что получатель дохода (резидент государства-стороны СИДН) является лицом, имеющим фактическое право на такой доход. Данная формулировка используется в большинстве русских текстов СИДН. В равно аутентичных англоязычных текстах тех же СИДН она звучит как «beneficial owner” («бенефициарный собственник»).

Согласно пункту 2 статьи 7 НК РФ лицом, имеющим фактическое право на доходы, признается лицо (или иностранная структура без образования юридического лица), которое в силу прямого и (или) косвенного участия в организации, контроля над организацией (структурой) либо в силу иных обстоятельств имеет право самостоятельно пользоваться и (или) распоряжаться доходом, полученным этой организацией (структурой).

Иностранное лицо не признается имеющим фактическое право на доходы, если оно:

— обладает ограниченными полномочиями в отношении распоряжения этими доходами,
— осуществляет в отношении указанных доходов посреднические функции в интересах иного лица, не выполняя никаких иных функций и не принимая на себя никаких рисков,
— прямо или косвенно выплачивая такие доходы (полностью или частично) этому иному лицу, которое при прямом получении таких доходов от источников в Российской Федерации не имело бы права на применение соответствующих положений СИДН.

Указанный подход призван предотвращать злоупотребление льготными положениями СИДН в случаях, когда при выплате дохода из России в адрес лица – резидента страны-участника СИДН, бенефициарным собственником дохода оказывается третье лицо из иной, например, офшорной, юрисдикции с нулевым налогообложением. На практике также возможны ситуации, когда фактическим (конечным) получателем выплачиваемого за рубеж дохода оказывается налоговый резидент РФ (для таких случаев НК РФ предусматривает специальные правила – статьи 7, 312 НК РФ).

Иностранная организация, получающая доход из России без удержания в России налога у источника (или с применением пониженных ставок) согласно СИДН, должна предоставлять налоговому агенту в России документальное подтверждение наличия у неё фактического права на доход (пункт 1 статьи 312 НК РФ). Данное требование действует с 1 января 2017 года.

«Бенефициарный владелец» и «контролирующее лицо» КИК

Установленные российским законодательством определения «бенефициарного владельца» для целей AML/CFT и «контролирующего лица» для целей налогообложения контролируемых иностранных компаниях (КИК) не совпадают, однако часто употребляются как синонимы, когда речь идёт о налоговых обязанностях российских бенефициаров офшорных компаний. Различия состоят в следующем:

Во-первых, такая характеристика, как «контролирующее лицо» используется в РФ только в отношении иностранных компаний и структур для целей налогообложения по правилам КИК. Тогда как понятие «бенефициарного владельца» для целей AML/CFT применимо к любым – и российским, и иностранным компаниям.

Во-вторых, основание для признания иностранной компании «контролируемой» привязано к стране налогового резидентства контролирующего лица (то есть, если такое лицо – налоговый резидент РФ, то данная иностранная компания – «контролируемая»). Для целей AML/CFT фактор налогового резидентства значения не имеет.

В-третьих, согласно НК РФ «контролирующим лицом» может быть не только физическое, но и юридическое лицо. Это, впрочем, не освобождает физических лиц – налоговых резидентов РФ, которые косвенно (т.е. через российских юридических лиц) контролируют иностранные компании, декларировать своё участие и контроль над ними в налоговые органы РФ.

В-четвертых, в случае, если более половины участников иностранной компании являются налоговыми резидентами РФ, процентная «планка» участия лица в капитале компании, превышение которой влечёт признание лица «контролирующим», становится ниже – и составляет уже не 25%, а всего 10% (подпункт 2 пункта 3 статьи 25.13 НК РФ).

На практике (с поправкой на вышеуказанные особенности) «контролирующее лицо» и «бенефициарный владелец» иностранной компании часто совпадают в одном лице. Поэтому в публикациях СМИ, посвящённых деофшоризации и налогообложению КИК, о «бенефициарах» говорят, имея в виду именно «контролирующих лиц».

Кто такой бенефициарный владелец в ООО?

Согласно положениям абз. 13 ст. 3 федерального закона «О противодействии…» от 07.08.2001 № 115, бенефициарные владельцы юридического лица — это физические или другие юридические лица, которые самостоятельно или через третьих лиц владеют этим юрлицом или имеют право на осуществление контроля над его действиями. Основанием для получения статуса бенефициара является наличие у него доли в капитале компании размером 25% и более.

Порядок определения точного размера доли, принадлежащей тому или иному лицу, ФЗ № 115 не определяет, поэтому при решении этого вопроса можно руководствоваться порядком определения степени взаимозависимости лиц, используемым в сфере налогообложения. Точная последовательность таких действий установлена п. 3 ст. 105.2 НК РФ, а также детально прокомментирована в письме Минфина «О применении…» от 16.08.2013 № 03-01-18/33535.

Бенефициарный владелец может:

  • принимать участие в собраниях владельцев акций;
  • влиять на выбор руководителя компании;
  • выбирать сферу деятельности предприятия;
  • распоряжаться принадлежащей ему долей в уставном капитале и т. д.

Сведения о бенефициарах не всегда отображаются в официальной документации компании, однако это не является препятствием для оказания ими влияния на ее деятельность.

Причиной отсутствия прямых указаний на лиц, являющихся бенефициарами компании, может быть:

Не знаете свои права? Подпишитесь на рассылку Народный СоветникЪ.
Бесплатно, минута на прочтение, 1 раз в неделю.

  • использование офшорных зон для операций с денежными потоками;
  • уклонение от уплаты налогов;
  • легализация доходов, полученных преступным путем, и пр.

Бенефициар и выгодоприобретатель — в чем разница?

Стоит отличать сущность понятия «конечный бенефициар» от понятия «выгодоприобретатель». В качестве последнего, согласно абз. 12 ст. 3 ФЗ № 115, может выступать любой субъект, получивший доход или иную выгоду от деятельности компании. Основанием получения выгоды может стать исполнение различных договоров:

  • агентских;
  • комиссионных;
  • поручительских;
  • доверительного управления и пр.

Однако выгодоприобретатель не может принимать участия в распределении прибыли и управлении компанией по причине отсутствия у него доли в ее уставном капитале. Таким образом, понятие «конечный бенефициар» является более узким, чем понятие «выгодоприобретатель», т. к. к первой категории субъект может быть отнесен лишь в том случае, если он обладает определенной законом долей в капитале компании, а также получает выгоду от осуществления ею своей деятельности. Именно поэтому при выявлении нарушений законодательства предприятием контролирующие органы в первую очередь проводят проверки в отношении бенефициаров, решения и указания которых задают основное направление его работы.

Конечный бенефициар юридического лица

В число собственников предприятия могут входить не только физические, но и юридические лица, которые имеют одного или нескольких владельцев. В особо сложных случаях количество звеньев в такой цепочке может достигать нескольких десятков. Чтобы установить, кто на самом деле является владельцем предприятия, обладающего полномочиями, которые позволяют контролировать и регулировать его деятельность, необходимо найти конечного бенефициара. Конечный бенефициар — это лицо (или группа лиц), которое реализует свое право осуществления контроля над деятельностью предприятия косвенно, с привлечением третьих лиц, номинально наделяя их полномочиями по принятию стратегически важных решений.

В том случае, если конечный бенефициар намеренно скрывает сведения о себе, создает видимость передачи права управления третьему лицу, регистрируя на него крупные банковские счета и заключая от его имени серьезные сделки, в дело вступают правоохранительные органы. Их основной задачей является изучение принадлежащих компании счетов и формирование цепочки их владельцев, которая в итоге должна привести к истинному собственнику юридического лица. Подобный подход позволяет снизить объемы легализации средств, полученных преступным путем, а также обеспечить прозрачность иных сделок, в том числе проводимых с привлечением крупных государственных и частных компаний.

Бенефициарный владелец — это учредитель или нет?

Учредитель компании может одновременно являться и ее бенефициаром лишь в том случае, если его доля в уставном капитале составляет не менее 25%. Это значит, что любой участник ООО, обладающий долей, не превышающей указанного значения, имеет все права и обязанности участника, но при этом не может оказывать непосредственного влияния на деятельность фирмы и получаемые по итогам ее осуществления результаты.

Информация об участниках компании не является конфиденциальной и размещается в открытом доступе, в том числе на общедоступных интернет-ресурсах (например, на сайте ФНС). Найти информацию о бенефициаре предприятия гораздо сложнее, т. к. проблемы с определением лица, обладающего реальными полномочиями по управлению фирмой, могут возникнуть даже у правоохранительных структур. Именно поэтому юридические лица, согласно действующему законодательству, обязаны раскрывать информацию о своих бенефициарах (в том числе конечных), а контролирующие органы и кредитные организации — запрашивать такую информацию при любом взаимодействии с компанией.

***

Итак, бенефициары юридического лица — это физические лица, которым принадлежит не менее четверти его уставного капитала, получающие прибыль от его деятельности. Основным отличием их от выгодоприобретателей является то, что последние не могут участвовать в деятельности компании и принимать решения, которые оказывают существенное влияние на ее результаты. Конечный бенефициар юридического лица — это лицо, обладающее правом управление компанией и являющееся итоговым звеном в цепочке из нескольких реальных и формальных управляющих.

Правила информирования юридическими лицами об их бенефициарных владельцах

Указанные правила установлены Постановлением Правительства РФ от 31.07.2017 № 913. Соответствующие информационные запросы от Росфинмониторинга или налоговой могут быть как электронными, так и бумажными. Их электронный вариант подается через операторов электронного документооборота (ЭДО) с обязательным использованием усиленной квалифицированной электронной подписи (УКЭП). Структура и формат цифрового запроса и такого же передаваемого ответного сообщения определяются надлежащим приказом ФНС, согласованным с Росфинмониторингом, на момент написания статьи он отсутствует. Образец бумажного запроса указанных выше органов определяется их приказами. Пока есть только соответствующий Приказ Росфинмониторинга от 13.11.2017 № 373.

В течение 5 рабочих дней после получения запроса ЮЛ предоставляет информацию о своих БВ в орган, который ее запросил. Информация предоставляется по состоянию на дату, обозначенную в запросе. При обнаружении ЮЛ неполноты, неточностей, ошибок в прежде предоставленных сведениях оно не позже трех рабочих дней со дня их обнаружения направляет надлежащую корректировку данных. Ответ на запрос также может быть цифровым. Тогда он направляется через оператора ЭДО или записывается на диск, флешку или карту памяти и снабжается сопроводительным бумажным письмом. Ответ также подписывается УКЭП руководителя ЮЛ либо его уполномоченного представителя.

Электронное сообщение принято с момента направления ЮЛ квитанции об этом.

Если ЮЛ не установило обязательные данные о своем БВ или они не переданы по запросу госорганов, нарушителя ждет штраф по ст. 14.25.1 КоАП:

  • 30 000–40 000 руб. — для должностных лиц;
  • 100 000–500 000 руб. — для ЮЛ.

Кто такие бенефициары

Бенефициарный владелец того или иного юридического лица – это человек, владеющий напрямую или через другие предприятия более чем четвертью уставного капитала субъекта экономической деятельности. Кроме того, он также должен обладать возможностью контролировать работу коммерческой структуры.

Подобное определение присутствует в тексте Федерального закона о противодействии такому негативному явлению, как отмывание доходов (ранее упомянутый 115-й ФЗ).

Определение понятия бенефициарный владелец в отношении ИП – физическое лицо, которое в конечном счете является и зарегистрированным индивидуальным предпринимателем.

Читайте также: Сколько работодатель платит за сотрудника

Давайте рассмотрим пример:

  • владельцем ООО «Красная нить» является компания «Саламандра», зарегистрированная в Панаме (65 процентов капитала общества – ее собственность);
  • при этом 25% ООО принадлежат Сидорову, а оставшиеся 10% – Иванову;
  • последний зарегистрирован как единоличный собственник «Саламандры».

Таким образом, де-юре именно Иванова следует считать бенефициаром «Красной нити», невзирая на то, что его доля в этом обществе меньше, чем у Сидорова. Именно в его распоряжении по факту находится 75% капитала.

Рассматриваемый в настоящей статье термин – сугубо юридическое понятие, зафиксированное в корпоративном праве. Это, однако, не объясняет, какое отношение бенефициарный владелец имеет к управлению предприятием. Далее мы расскажем, как соотнести названный статус с основными фигурами любой компании – директором и собственно учредителем.

Бенефициарный владелец – это любой учредитель или конкретно директор

Здесь все очень просто. По большому счету никакого существенно значения не имеет, является ли бенефициар совладельцем, гендиректором или же учредителем общества. Самое главное, чтобы конкретное лицо в точности соответствовало определению, приведенному в 115-м законе.

То есть, по сути, человек, именуемый бенефициаром, может:

  • оказаться одновременно и формальным и фактическим владельцем субъекта хозяйственной деятельности;
  • при этом занимать пост директора либо неофициальным порядком принимать решения, влияющие на деятельность компании, уступив руководящую должность другому.

Здесь особого значения не имеет, закреплена ли за ним доля в капитале юридически или же нет. Впрочем, в подавляющем большинстве случаев, бенефициарный владельцем именуют непосредственно учредителя предприятия. Но это не означает, что подобный статус не переходит лицу приобретшему требуемую долью в уставном капитале впоследствии. В практике очень часто встречаются случаи, когда бенефициаром оказывается основатель компании, владеющей главной долей конкретного субъекта экономической деятельности.

Давайте рассмотрим пример. Смутьянову принадлежит 65 процентов АО «Конь». Последнее при этом владеет 75% ПАО «Спринг». Получается, что господин Смутьянов по факту не имеет в наличии ни одной акции последнего предприятия, но при этом все же считается совладельцем «Кисы», хотя, конечно, только косвенным. Теперь следует выяснить, может ли он именоваться бенефициаром? Тут потребуется рассчитать долю. Порядок действий такой: 0,65 × 0,75 = 0,4875. То есть получается, что у Смутьянова 48,75% капитала. Из этого следует однозначный вывод: названный делец имеет рассматриваемый статус.

Тождественны ли статусы бенефициарного и фактического владельцев

Как мы выяснили ранее, бенефициар – это вполне официальный юридический термин, но тут возникает другой вопрос: корректно ли полагать, что его допустимо использовать вместо другого распространенного понятия – «фактический собственник»? Сразу отметим, что толкования последнего в действующем российском законодательстве найти не удастся. Причем словосочетание иногда встречается в отдельных нормативных документах и ровно в том же контексте, что и бенефициар. Примером тому служит письмо, изданное Министерством финансов в апреле 2014-го (его номер – 03-00-РЗ / 16236). Но является ли это основанием рассматривать термины как синонимы?

Анализ вышеупомянутого 115-го ФЗ позволяет сделать вывод о правомерности отождествления. Поводом для этого становится определение бенефициара, встречающееся в 3-й статье закона. Здесь отмечается, что таким образом допустимо именовать гражданина, имеющего возможность непосредственно влиять на принимаемые компанией решения, даже если он и не располагает долей в ее капиталах.

При этом совершенно однозначно следует называть фактическим собственником любого, кто в официальном порядке именуется и бенефициаром физлица-предпринимателя. Здесь, впрочем, есть одно существенное отличие от ООО. У ИП, в принципе, нет уставного капитала, а значит, его владелец рассматривается как лицо, которому принадлежат всегда 100 процентов предприятия.

Несмотря на то что бенефициарные собственники – это совершенно конкретная выделенная законодательством категория, чьих представителей допустимо отождествлять с фактическими владельцами, последний термин более целесообразно использовать в отношении граждан, контролирующих действия и решения физических или юридических лиц без формального закрепления права собственности на них. Человека же, владеющего долей в уставном капитале субъекта экономической деятельности, надлежит именовать исключительно бенефициаром.

Кто должен сообщать сведения о бенефициарах

По получении запроса от уполномоченного органа или же налогового органа компании обязаны раскрывать информацию о бенефициарных владельцах в отчетности. Данная норма присутствует в 6-й статье 115-го ФЗ. Требовать подобные сведения по закону может не только собственно ФНС, но и Росфинмониторинг.

Рассказывают о своих бенефициарных владельцах ИП и другие организации, если они обращаются в коммерческие структуры, осуществляющие управление финансовыми средствами. Данная обязанность предусмотрена в 7-й статье 115-го закона.

Если хозяйствующий субъект проигнорирует требование госорганов и не расскажет о владельцах-бенефициарах, то на него могут наложить наказание, предусмотренное в Административном кодексе. Его статья 14.25 позволит взыскать штраф в размере:

  • до 500 тысяч (юридическое лицо);
  • максимум 40 000(должностное).

Такими образом, мы выяснили, что бенефициарным владельцем может стать:

  • учредитель компании;
  • один из ее собственников;
  • директор;
  • фактический владелец.

И в последнем случае не имеет решительно никакого значения, есть ли у него юридически оформленная доля в предприятии. Здесь главное, на что обращают внимание – возможность держать под контролем деятельность компании. Также не принимается к сведению и статус хозяйствующего субъекта (ООО, ПАО, ИП и пр.).

Употребление термина «бенефициар» корректно лишь в отношении гражданина, обладающего минимум 25-процентной долей уставного капитала. Предприятия обязаны раскрывать сведения о своих совладельцах по запросу от государственных органов и финучреждений.

Добавить комментарий