Право общей долевой собственности судебная практика

Столярова Анастасия, корпоративный юрист

E-mail: snn.sea@gmail.com

Юристам, работающим с недвижимостью, хорошо знакома тема о праве общей долевой собственности на помещения общего пользования (лестничные площадки, лестницы, холлы, лифты и т. д.) в нежилых зданиях.

После закрепления в 2009 году в арбитражной практике применения аналогии закона о жилых объектах к нежилым во многие ситуации была внесена ясность.

Сейчас при спорах о праве собственности на вспомогательные помещения в основном рассматриваются вопросы, касающиеся соотношения норм законодательства о приватизации и норм Гражданского кодекса РФ; об отнесении спорных объектов к помещениям общего пользования по различным основаниям с целью исключения их из общей долевой собственности; споры, связанные со строительством; некоторые другие споры.

В статье рассматривается интересный пример, который можно отнести к числу редких и, возможно, пока неразрешимых в условиях существующего законодательства и судебной практики.

Коммерческая организация столкнулась со следующей правовой ситуацией.

Отдельно стоящее здание находилось в государственной собственности и было приватизировано в 2000 г. Между гос. собственником (г. Москва) и коммерческой организацией был заключён договор купли-продажи, согласно которому организации передавалась в собственность часть помещений в здании. Другая часть помещений оставалась в гос. собственности. Казус заключается в том, что все помещения, поступившие в собственность организации, были основными (комнаты, офисы), а все помещения, оставшиеся в гос. собственности, являлись по сути вспомогательными (техническими, служебными), то есть относились к помещениям общего пользования.

Право собственности было зарегистрировано за двумя владельцами в установленном порядке, выдано два свидетельства с указанием помещений и их площадей.

После этого помещения гос. собственника были переданы организации в пользование на основании договора аренды. Организация на протяжении многих лет фактически несла бремя содержания всего здания и вносила установленную арендную плату второму собственнику.

В какой-то момент возникла необходимость отчуждения принадлежащих организации площадей, при этом обозначились проблемы, связанные с наличием второго собственника, который владеет помещениями практически формально. Встал вопрос о приобретении права собственности на всё здание.

По ряду причин вариант выкупа спорных помещений организацией не рассматривался, было принято решение о защите своего права в судебном порядке.

Юристы организации предприняли две попытки обращения в суд с разным предметом иска в разные периоды (истцами в двух арбитражных делах были разные организации, т. к. объект передавался новому собственнику, для схематичности используется общее обозначение «истец, организация»).

Первоначально было подано исковое заявление о признании права собственности на спорные помещения за истцом по основаниям, предусмотренным ст. 135 ГК РФ о судьбе принадлежности при главной вещи. Далее исковые требования были уточнены: дополнительно истец заявил требование о прекращении права собственности города Москвы на спорные помещения (дело № А40- 112969/2010).

Арбитражный суд города Москвы в иске отказал, мотивируя тем, что «согласно ст. 135 ГК РФ, вещь, предназначенная для обслуживания другой, главной, вещи и связанная с ней общим назначением (принадлежность), следует судьбе главной вещи, если договором не предусмотрено иное. Исходя из положений названной статьи и оценивая условия договора купли-продажи, можно сделать вывод, что по соглашению сторон спорные помещения были исключены и не вошли в объект купли-продажи. Между сторонами иного соглашения, в частности, изменяющего условия договора купли-продажи, либо договора купли-продажи спорного имущества не заключено», а также «не подлежит удовлетворению требование истца о прекращении права собственности ответчика на спорные помещения. При этом суд исходит из того, что отсутствуют основания, предусмотренные ст. 235 ГК РФ, для прекращения права».

В апелляционной жалобе истец оспаривает довод суда о том, что технические помещения не вошли в перечень передаваемых объектов по договору купли-продажи только потому, что не были в договоре указаны и должны считаться переданными «автоматически».

Суд, не согласившись с этим доводом, исходя из буквального толкования положений договора, дополнительно ссылается на Федеральный закон «О приватизации государственного имущества и об основах приватизации муниципального имущества в Российской Федерации» от 21.07.1997, который предусматривает принцип платности приобретения приватизируемого имущества и делает вывод, что «признание права собственности на имущество в порядке ст. 135 ГК РФ невозможно, поскольку означало бы безвозмездную передачу государственной собственности г. Москвы истцу», «права собственности на спорную недвижимость у истца никогда не возникало, в связи с чем оно не может быть и нарушено».

Решение суда апелляционной инстанции истцом не оспаривалось.

Вторая попытка разрешить ситуацию была предпринята через некоторое время путём подачи искового заявления о признании права общей долевой собственности на спорные помещения, то есть с другим предметом иска (дело № А40-161375/2012). Учитывая, что истцу принадлежат все основные помещения, а ответчику — только вспомогательные, при этом в силу закона право общей долевой собственности принадлежит сособственникам пропорционально занимаемым площадям — нельзя не отметить некоторую оригинальность исковых требований.

Однако Арбитражный суд города Москвы иск удовлетворил, сформулировав резолютивную часть решения традиционно для споров с таким же предметом иска, то есть согласно п. 4 Постановления Пленума ВАС РФ от 23.07.2009 № 64 «О некоторых вопросах практики рассмотрения споров о правах собственников помещений на общее имущество здания»: «Признать право общей долевой собственности (истца) … на помещения общей площадью … в здании, расположенном по адресу: … в размере пропорционально площади, находящейся в его собственности».

Суд апелляционной инстанции оставил решение в силе, однако суд кассационной инстанции обратил внимание на фактическую невыполнимость решения суда, на неполноту исследования вопроса о том, что режим долевой собственности в рассматриваемом случае невозможен, т. к. у имущества остаётся только один собственник: «Суды не дали какой-либо оценки доводам Департамента городского имущества города Москвы о том, что иных собственников помещений нет и в случае удовлетворения исковых требований истец становится единственным собственником помещений в данном здании.

Приведённые доводы заслуживали внимания, поскольку, по смыслу статьи 244 Гражданского кодекса Российской Федерации, лицо, приобретающее все доли в праве собственности на объект имущества, становится единоличным собственником такого объекта как единого целого (индивидуальная собственность).

Принимая во внимание, что требования заявлены в отношении всех помещений, принадлежащих на праве собственности городу Москве, суду следовало установить, в чьей собственности находятся помещения в здании, кто является участниками долевой собственности совместно с истцом, и в зависимости от установленных обстоятельств определить, является ли избранный истцом способ защиты права надлежащим».

К сожалению, истец принял решение не продолжать судебное разбирательство и отозвал иск, лишив юридическую общественность возможности узнать мнение высшего судебного органа по этому делу.

Для формирования каких-то предположений о возможном развитии аналогичных дел приведём некоторые подробности, не вошедшие в общедоступные тексты судебных решений.

После вступления в силу решения суда первой инстанции истцом было подано заявлении о регистрации права общей долевой собственности на спорные помещения. Росреестр отказал в государственной регистрации права по основанию, предусмотренному п. 1.2. ст. 20 Закона о регистрации, согласно которому не допускается осуществление государственной регистрации права на объект недвижимого имущества, который не считается учтённым в соответствии с ФЗ «О государственном кадастре недвижимости».

Отдельным абзацем регистратор касается вопроса о прекращении права собственности г. Москвы как субъекта и индивидуальной, и долевой собственности: «Дополнительно сообщаю, что прекращение права собственности города Москвы на (площадь) приведёт к отсутствию лица как участника общей долевой собственности, поскольку, по сведениям Управления, других помещений в собственности города Москвы не имеется».

Формулировка позволяет предполагать, что в случае постановки спорных помещений на кадастровый учёт отказа в регистрации по другим основаниям не возникло бы. Видимо, следующим этапом было бы признание права собственности на всё здание в судебном порядке.

Департамент городского имущества г. Москвы в апелляционной и кассационной жалобах указывал несколько различных самостоятельных оснований для отмены решения суда первой инстанции, а именно: недопустимость безвозмездного выбытия имущества из собственности г. Москвы (без отсылки к закону «О приватизации», но см. решение по делу № А40-112969/2010); фактическое лишение г. Москвы права индивидуальной собственности в результате признания права долевой собственности (то есть заявленный предмет иска фактически не соответствует реальному результату, ненадлежащий способ защиты права); недоказанность отнесения всех спорных помещений к служебным (оспаривание технического заключения экспертной организации). Последнему пункту — попытке выделить часть помещений из числа вспомогательных с целью сохранить право индивидуальной собственности на них — уделено много внимания, возможно, по причине предполагаемой ответчиком уязвимости правовой позиции по двум предыдущим основаниям.

При анализе судебной практики прецедентов с таким сочетанием долей и назначения помещений найти не удалось.

Для Росреестра основанием для регистрации права собственности на всё здание за истцом будет решение суда о признании права собственности истца на спорные помещения (п. 8 Постановления Пленума № 64, Письмо Росреестра от 17.04.2012 № 14-1740/12 — в случае приобретения одним лицом в различное время по различным основаниям всех долей в праве собственности на один и тот же объект недвижимости, такое лицо становится единоличным собственником данного объекта недвижимости, дело № А39-2998/2012 — собственнику всех квартир в многоквартирном доме отказано в регистрации права общей долевой собственности на земельный участок под зданием, однако предполагается право обратиться в Росреестр с заявлением о регистрации права индивидуальной собственности на весь объект).

Существуют ли основания для признания права собственности на спорные помещения за истцом? На первый взгляд, проблема заключается только в соотношении долей основных помещений 1/0 и отсутствии проверенных оснований и формулировок для признания права за истцом «пропорционально занимаемой площади».

Однако особенностью дела является участие гос. собственника и первоначальное выбытие имущества из его владения в результате приватизации. Согласно п. 2 ст. 217 ГК РФ, «при приватизации государственного и муниципального имущества предусмотренные настоящим Кодексом положения, регулирующие порядок приобретения и прекращения права собственности, применяются, если законами о приватизации не предусмотрено иное».

На основании анализа судебных актов и материалов дела (доводов ответчика) по приведённому в статье примеру можно предположить, что суд будет уделять внимание предмету иска, выбору истцом надлежащего способа защиты своего права, а также вопросу о допустимости безвозмездного лишения гос. собственника его имущества, что противоречит законодательству о приватизации.

Ответчик настаивает на недопустимости безвозмездного выбытия имущества из гос. собственности, однако неясно, чем в правовом смысле частичное выбытие имущества в силу закона при возникновении права общей долевой собственности на помещения общего пользования отличается от полного выбытия при признании всех помещений общими. Расчёт долей идёт пропорционально занимаемым площадям, и нет принципиальной разницы, равны ли доли ½, 1/300 или 1/0, закон одинаков для любых цифр.

Имеется практика признания судами прав сособственников на общее имущество зданий, частично отчуждённых в результате приватизации с сохранением доли гос. собственника, без возникновения вопроса об обязательной возмездности (Определение ВАС РФ от 23.03.2011 № ВАС2697/11). Более того, в судебных актах по этому делу (№ А76-3894/2010) есть мнение суда о том, что регистрация права индивидуальной собственности на общие объекты могла осуществляться без обращения в суд: «Довод управления о том, что прекращение права собственности муниципального образования «Город Снежинск» на спорное помещение должно быть осуществлено в судебном порядке путём признания права общей долевой собственности собственников помещений дома на общее имущество, отклоняется как основанный на неверном толковании норм права».

Другие примеры, касающиеся бесплатного выбытия гос. имущества при автоматическом изменении правового режима имущества (земельного участка) содержатся в Определениях ВАС РФ от 26 августа 2009 г. № ВАС-10623/09, от 17 июля 2009 г. № ВАС-8594/09 и др.

По вопросу приватизации можно посмотреть судебные акты по делу А40-128890/11-23-1132.

Как следует из постановления суда кассационной инстанции, в случае повторного рассмотрения дела суду следовало выяснить вопросы, касающиеся статуса истца и ответчика как собственников спорных помещений с момента приватизации и далее до настоящего момента, т. е. когда и на каком основании у субъектов правоотношений, в том числе предыдущего собственника основных помещений, возникли или прекратились права, каков был правовой режим помещений с точки зрения закона после первоначальной регистрации прав и т. д.

Рассмотренный в статье случай, возможно, позволит увидеть новые аспекты споров о праве общей долевой собственности на помещения общего пользования.

Относительно неоднократного обращения в суд за защитой своего права с разным предметом иска по поводу одного объекта, неоднократных отказов в иске, примером настойчивости может служить ситуация, отражённая в Постановлении Президиума ВАС РФ от 09.02.2010 № 13944/09, в котором упоминаются три дела, от первой до кассационной инстанций, которые пришлось инициировать собственнику для достижения цели.

1. Закон допускает раздел имущества, являющегося предметом общей долевой собственности, в натуре. Раздел общего имущества влечет за собой прекращение режима общей долевой собственности. По общему правилу, раздел общего имущества осуществляется по соглашению участников общей долевой собственности.

2. Комментируемая статья устанавливает право участника общей долевой собственности на выдел в натуре своей доли в соответствующем имуществе. Выдел доли прекращает отношения общей долевой собственности только для выделившегося собственника, отношения общей долевой собственности между остальными участниками при этом сохраняются. По соглашению участников общей долевой собственности выделяющемуся сособственнику вместо выдела натуральной доли другими сособственниками может быть выплачена компенсация ее стоимости.

3. По общему правилу, вопросы, связанные с разделом общего имущества и выделом доли, решаются по соглашению участников общей долевой собственности. В случае, когда участники приняли решение о разделе общего имущества (выделе доли в праве общей собственности), но не достигли соглашения о способе и условиях раздела общего имущества или выдела доли одного из них, участник долевой собственности вправе в судебном порядке требовать выдела в натуре своей доли из общего имущества. Таким образом, закон не допускает требования о разделе имущества, но предоставляет заинтересованному участнику право требовать в принудительном порядке выдела его доли.

4. В некоторых случаях раздел общего имущества или выдел доли невозможен в силу фактической или юридической неделимости вещи. Например, раздел имущества, составляющего паевой инвестиционный фонд, и выдел из него доли в натуре не допускаются (абз. 2 п. 2 ст. 11 ФЗ «Об инвестиционных фондах»). Также не допускается раздел имущества и выдел доли в натуре, если это невозможно сделать без несоразмерного ущерба этому имуществу. Под несоразмерным ущербом следует понимать невозможность использования имущества по целевому назначению, существенное ухудшение его технического состояния либо снижение материальной или художественной ценности (например, коллекция картин, монет, библиотеки), неудобство в пользовании и т.п. (п. 35 Постановления Пленумов ВС РФ, ВАС РФ N 6/8, п. 7 Постановления Пленума ВС РФ N 4). Например, невозможно разделить автомобиль, который при отделении от него отдельных частей утратит свои потребительские свойства.

В таких случаях выделяющийся собственник имеет право требовать выплаты ему стоимости его доли другими участниками долевой собственности. При этом заявить требование о выплате компенсации можно только при невозможности требовать выдела в натуре. Если выдел доли в натуре возможен, выплата денежной компенсации допустима только по соглашению участников долевой собственности.

Если квартира находится в долевой собственности и доля одного из сособственников является незначительной (например, намного меньше самой маленькой комнаты), могут ли другие собственники обязать владельца незначительной доли продать им её через суд? Да, но для этого должно совпасть очень много важных факторов. Рассмотрим их.

К нам обратилась за консультацией гражданка Иванова (фамилии изменены) и описала следующую ситуацию: она унаследовала от своей родственницы 6/7 долей в квартире, в то время как 1/7 принадлежала другому человеку — гражданину Петрову. Иванова обратилась в суд с иском о принудительном выкупе этой доли, поскольку сочла её незначительной. Петров с ней не согласился, продавать долю не захотел и подал встречный иск, в котором потребовал признать за ним право пользования меньшей из двух комнат. Фактически, принадлежавшая ему доля была вдвое меньше этой комнаты.

Суд первой инстанции удовлетворил исковые требования Ивановой и отказал Петрову, однако вышестоящий суд отменил это решение и признал законными требования Петрова, а Ивановой, в свою очередь, оказал. Петрова задала нам вопрос, имеет ли смысл обжаловать решение дальше. Нам пришлось ответить, что смысла нет. И вот почему.

1. Можно ли подать иск о принудительном выкупе незначительной доли к сособственнику, который ранее не обратился с иском о выделе своей доли в натуре? (Нет, нельзя.)

Согласно пункту 4 статьи 252 ГК РФ, несоразмерность имущества, выделяемого в натуре участнику долевой собственности, его доле в праве собственности устраняется выплатой соответствующей денежной суммы или иной компенсацией. Выплата участнику долевой собственности остальными собственниками компенсации вместо выдела его доли в натуре допускается с его согласия. В случаях, когда доля собственника незначительна, не может быть реально выделена и он не имеет существенного интереса в использовании общего имущества, суд может и при отсутствии согласия этого собственника обязать остальных участников долевой собственности выплатить ему компенсацию.

Многие ошибочно считают, что данная норма закона (а именно, пункт 4 статьи 252 ГК РФ) позволяет любому собственнику большей доли потребовать от любого собственника меньшей (незначительной) доли продать эту долю истцу. Это не так. Для начала, следует понять, что такое «выдел доли в натуре», о котором идёт речь в пункте 3 статьи 252 ГК РФ.

Согласно пункту 12 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 24.08.1993 N 8, выдел участнику общей долевой собственности на квартиру принадлежащей ему доли допустим, если имеется техническая возможность передачи истцу изолированной части не только жилых, но и подсобных помещений (кухни, коридора, санузла и др.), оборудования отдельного входа. Таким образом, под «выделом доли в натуре», по сути, понимается преобразование доли в квартире в отдельную полноценную квартиру, обладающую всеми существенными признаками жилого помещения. Если это технически осуществимо, собственник может подать иск к соседям по квартире и выделить свою долю.

Таким образом, пункт 4 статьи 252 ГК РФ распространяется только на те случаи, когда собственник незначительной доли ранее подал иск о её выделе. Петров такого иска к Ивановой не подавал, следовательно, и Иванова не могла первой подать к Петрову иск о выкупе незначительной доли.

Об этом же прямо указано в Определении Конституционного Суда РФ от 07.02.2008 N 242-О-О: положение пункта 4 статьи 252 ГК Российской Федерации не предполагает лишение собственника, не заявлявшего требование о выделе своей доли из общего имущества, его права собственности на имущество помимо его воли путем выплаты ему остальными сособственниками компенсации, поскольку иное противоречило бы принципу неприкосновенности права собственности.

2. Удовлетворит ли суд иск о принудительном выкупе незначительной доли к сособственнику, если тот докажет наличие существенного интереса в использовании данного помещения? (Нет, не удовлетворит.)

Рассматривая спор между Ивановой и Петровым, суд также установил, что Петров является пожилым человеком, постоянно проживает в этой квартире с 2002 года (что подтвердили свидетели), получает пенсию в ближайшем отделении банка, прикреплён к поликлиннике в этом районе, добросовестно несёт расходы по содержанию квартиры. Таким образом, суд усмотрел наличие у Петрова существенного интереса в данном жилом помещении. Тот факт, что зарегистрирован Петров по другому адресу, суд не счёл значимым обстоятельством в сравнении с вышеизложенными.

В то же время, Иванова в наследство вступила недавно, зарегистрирована и проживает в другом регионе, квартирой никогда ранее не пользовалась.

Согласно абзацу 3 пункта 36 Постановление Пленума Верховного Суда РФ N 6, Пленума ВАС РФ N 8 от 01.07.1996, вопрос о том, имеет ли участник долевой собственности существенный интерес в использовании общего имущества, решается судом в каждом конкретном случае на основании исследования и оценки в совокупности представленных сторонами доказательств, подтверждающих, в частности, нуждаемость в использовании этого имущества в силу возраста, состояния здоровья, профессиональной деятельности, наличия детей, других членов семьи, в том числе нетрудоспособных, и т.д. Руководствуясь этими разъяснениями, суд и принял решение в пользу Петрова.

3. Если суд удовлетворит требование собственника меньшей доли о предоставлении ему в фактическое пользование комнаты, часть которой находится в собственности у владельца большей доли, может ли собственник большей доли требовать с собственника меньшей доли арендную плату? (Да, может.)

Когда суд удовлетворил иск Петрова и оставил без удовлетворения иск Ивановой, создалась следующая ситуация: Петров получил право проживать в меньшей комнате, которая, однако, была вдвое больше, чем принадлежащая ему доля. То есть, половина комнаты, в которой предстоит теперь жить Петрову, находится в собственности у Ивановой.

Суд в своём решении указал, что у Ивановой есть возможность в дальнейшем взыскать с Петрова плату за пользование частью жилого помещения, превышающей его долю. Правомерно ли это? Да, правомерно.

Согласно пункту 2 статьи 247 ГК РФ, участник долевой собственности имеет право на предоставление в его владение и пользование части общего имущества, соразмерной его доле, а при невозможности этого вправе требовать от других участников, владеющих и пользующихся имуществом, приходящимся на его долю, соответствующей компенсации.

Согласно абзацам 1 и 3 подпункта «б» пункта 6 Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 10.06.1980 N 4, при установлении порядка пользования жилым помещением каждому из сособственников передается в пользование конкретная часть строения исходя из его доли в праве общей собственности на дом. При этом право общей собственности на дом не прекращается. Выделенное помещение может быть неизолированным и не всегда точно соответствовать принадлежащим сособственникам долям. Если в пользование сособственника передается помещение большее по размеру, чем причитается на его долю, то по требованию остальных сособственников с него может быть взыскана плата за пользование частью помещения, превышающей долю.

Таким образом, Иванова получила право требовать с Петрова арендную плату за пользование принадлежащей ей половины комнаты, которую Иванов занимает. Мы порекомендовали Петровой обратиться в агентство недвижимости и получить заключение о рыночной стоимости найма такой комнаты в данном районе города, после чего разделить её на число долей, принадлежащих сторонам, и, получив итоговую сумму, направить Петрову претензию. В случае, если претензия останется без ответа, можно обращаться в суд.

В районный суд

области

Истец: (Ф.И.О. полностью)

адрес: (Ф.И.О. полностью)

Ответчик: (Ф.И.О. полностью)

адрес: (вписать нужное)

Исковое заявление

о выделении в натуре доли земельного участка в праве общей долевой собственности на земельный участок

Мне и ответчику на основании от N принадлежит на праве общей долевой собственности по доле каждому земельный участок, площадью кв. м, кадастровый номер , категория земель: , разрешенное использование: , расположенный по адресу: .

Данное обстоятельство подтверждается свидетельствами о государственной регистрации права серии номер от .

я обратился к ответчику с требованием о выделе в натуре доли земельного участка в праве общей долевой собственности на указанный земельный участок, что подтверждается письмом от .

Однако, между нами не достигнуто соглашение о выделе в натуре доли земельного участка в связи со следующим: .

Согласно п. 3 ст. 252 ГК РФ при недостижении участниками долевой собственности соглашения о способе и условиях раздела общего имущества или выдела доли одного из них участник долевой собственности вправе в судебном порядке требовать выдела в натуре своей доли из общего имущества.

В связи с отсутствием соглашения между сторонами об условиях выдела доли я вынужден обратиться в суд с настоящим иском.

В силу пп. 1, 2 ст. 252 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее по тексту — ГК РФ) имущество, находящееся в долевой собственности, может быть разделено между ее участниками по соглашению между ними. Участник долевой собственности вправе требовать выдела своей доли из общего имущества.

По общему правилу выдел доли из общего имущества представляет собой переход части этого имущества в собственность участника общей собственности пропорционально его доле в праве общей собственности и прекращение для этого лица права на долю в общем имуществе.

В соответствии с ч. 1 ст. 11.5 Земельного кодекса Российской Федерации (далее по тексту — ЗК РФ), выдел земельного участка осуществляется в случае выдела доли или долей из земельного участка, находящегося в долевой собственности. При выделе земельного участка образуются один или несколько земельных участков. При этом земельный участок, из которого осуществлен выдел, сохраняется в измененных границах (измененный земельный участок).

При выделе земельного участка у участника долевой собственности, по заявлению которого осуществляется выдел земельного участка, возникает право собственности на образуемый земельный участок, и указанный участник долевой собственности утрачивает право долевой собственности на измененный земельный участок. Другие участники долевой собственности сохраняют право долевой собственности на измененный земельный участок с учетом изменившегося размера их долей в праве долевой собственности (п. 2 ст. 11.5 ЗК РФ).

В соответствии с п. 7 ст. 36 ЗК РФ местоположение границ земельного участка и его площадь определяются с учетом фактического землепользования в соответствии с требованиями земельного и градостроительного законодательства. Местоположение границ земельного участка определяется с учетом красных линий, местоположения границ смежных земельных участков (при их наличии), естественных границ земельного участка.

Согласно межевому плану от , составленному проведено межевание земельного участка, кадастровый номер , расположенного по адресу: , принадлежащего на праве общей долевой собственности мне и ответчику.

Согласно указанному межевому плану установлены границы двух земельных участков в счет доли, принадлежащей мне, и в счет доли, принадлежащей ответчику.

В соответствии со схемой геодезических построений, являющейся неотъемлемой частью межевого плана:

  • границы земельного участка в счет доли, принадлежащей мне, установлены . При этом площадь образованного земельного участка составила кв. м;
  • границы земельного участка в счет доли, принадлежащей ответчику, установлены . При этом площадь образованного земельного участка составила кв. м.

Между собственниками отсутствует спор о границах земельного участка.

Однако, согласие ответчика на выделение доли земельного участка в натуре до настоящего времени не получено.

Предложенный мною вариант раздела земельного участка не ущемляет права ответчика, соответствует долям сторон в праве общей долевой собственности на земельный участок, не нарушает фактически сложившийся между сторонами порядок пользования земельным участком.

Таким образом, указанный земельный участок является делимым, то есть может быть разделен на части, и каждая часть после раздела образует самостоятельный земельный участок, соответствующий минимальным нормам предоставления участков согласно целевому назначению, разрешенное использование которого может осуществляться без перевода его в состав земель иной категории.

Данные обстоятельства свидетельствуют о том, что доля земельного участка, принадлежащая истцу, может быть выделена в натуре.

На основании изложенного и руководствуясь ст. 252 ГК РФ, ст. 11.5 ЗК РФ, ст. ст. 131, 132 ГПК РФ, прошу:

  1. Выделить мне земельный участок, обозначенный в межевом плане номером , площадью кв. м., расположенный по адресу: , с установлением границ согласно сведениям о частях границ образуемых земельных участков, а также схеме геодезических построений, указанных в межевом плане от : .
  2. Право долевой собственности истца на земельный участок площадью кв. м, кадастровый номер , расположенный по адресу: , прекратить.
  3. Возложить расходы по оплате госпошлины в размере рублей на ответчика.

Приложение:

  1. копия искового заявления;
  2. квитанция об уплате государственной пошлины;
  3. копии свидетельств о государственной регистрации права серии номер от ;
  4. копия письма от ;
  5. копия межевого плана от ;
  6. .

Добавить комментарий