Погашение требований кредиторов

Вне очереди подлежат возмещению судебные расходы и расходы на опубликование сведений, предусмотренных настоящим Законом, а также производятся расчеты по обязательствам должника, возникшим после открытия конкурсного производства, в том числе по:

требованиям физических лиц, перед которыми должник несет ответственность за причинение вреда их жизни или здоровью;

выплате выходных пособий и оплате труда лиц, работающих (работавших) у должника по трудовым договорам (контрактам), а также по выплате вознаграждений по авторским договорам;

уплате налогов, сборов (пошлин) и иных обязательных платежей в республиканский и местные бюджеты, включая государственные целевые бюджетные фонды, и по уплате обязательных страховых взносов и иных платежей в Фонд социальной защиты населения Министерства труда и социальной защиты Республики Беларусь.

Одновременно с выплатой заработной платы производится уплата обязательных страховых взносов и иных платежей в Фонд социальной защиты населения Министерства труда и социальной защиты Республики Беларусь в порядке, установленном законодательством.

Требования кредиторов, возникшие до момента открытия конкурсного производства, удовлетворяются в следующей очередности:

в первую очередь удовлетворяются требования физических лиц, перед которыми должник несет ответственность за причинение вреда их жизни или здоровью, путем капитализации соответствующих повременных платежей;

во вторую очередь производятся расчеты по выплате выходных пособий, оплате труда лиц, работающих (работавших) у должника по трудовым договорам (контрактам) и гражданско-правовым договорам, предметом которых являются выполнение работ, оказание услуг или создание объектов интеллектуальной собственности, по обязательным страховым взносам, взносам на профессиональное пенсионное страхование, иным платежам в Фонд социальной защиты населения Министерства труда и социальной защиты Республики Беларусь, а также по уплате страховых взносов по обязательному страхованию от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний;

в третью очередь удовлетворяются требования по обязательным платежам (за исключением отнесенных ко второй и пятой очереди);

в четвертую очередь удовлетворяются требования кредиторов по обязательствам, обеспеченным залогом имущества должника;

в пятую очередь производятся расчеты с другими кредиторами.

Установленная законом процедура погашения требований кредиторов должника третьим лицом, или третьими лицами.

Основной целью принятия федерального закона «О несостоятельности (банкротстве)» является защита интересов прежде всего кредиторов должника. Но что делать, если имущества должника недостаточно для удовлетворения всех требований кредиторов последнего, а в то же время у собственников (акционеров, участников, частного предпринимателя) должника имеется желание в сохранении бизнеса в рамках должника.

Процедура мирового соглашения, предусмотренная законом о банкротстве подразумевает наличие у кредиторов желания заключить такое соглашение и вообще всецело зависит от действий кредиторов.

Но что делать, если кредиторы в общем-то обоснованно хотят получить свое «здесь, сейчас и сполна», а должнику не хватает собственных ресурсов удовлетворить их требования.

Закон о банкротстве предусматривает в этом случае только одно основание для прекращения производства по делу о банкротстве — удовлетворения всех требований кредиторов, включенных в реестр требований кредиторов (пункт 1 статьи 57 ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)».

Сразу оговоримся, что на ранних стадиях процедуры несостоятельности должник еще сохраняет некую самостоятельность и может с помощью различных путей решить возникшую проблему например с помощью привлечения дополнительных средств (на стадии наблюдения), или с помощью плана финансового оздоровления (на стадии финансового оздоровления).

Проблемы, в этом плане у должника наступают в связи с введением в отношении последнего внешнего управления или конкурсного производства, поскольку он очень ограничен полномочиями арбитражного управляющего, который совершенно обоснованно «печется» в первую очередь об интересах кредиторов.

В этом случае законодатель разрешил посредством нормы закрепленной в законе о банкротстве удовлетворять требования кредиторов иным лицам (третьим), которые имеет право в любое время до окончания внешнего управления (или конкурсного производства) одновременно удовлетворить все требования кредиторов в соответствии с реестром требований кредиторов (пункт 1 статьи 113 и пункт 1 статьи 125 ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)».

Здесь необходимо так же сделать замечание, что третье лицо имеется в виду в том смысле, который вкладывает в это понятия положения статья 40 Арбитражного процессуального кодекса РФ.

При этом такое третье лицо может удовлетворить требования кредиторов двумя способами: самостоятельно или путем предоставления должнику денежные средства, достаточные для удовлетворения всех требований кредиторов.

Способ удовлетворения требований избирается третьим лицом, но необходимо иметь в виде, что требования кредиторов могут быть связаны с уплатой налогов и обязательных платежей в бюджеты разных уровней, а Налоговый кодекс РФ предусматривает, что налогоплательщик (в настоящем случае должник) обязан самостоятельно исполнить обязанность по уплате налога. То есть такие требования третье лицо удовлетворить самостоятельно не вправе, а должно предоставить должнику денежные средства с целью погашения таких требований, а последнему законом о банкротстве вменено в обязанность удовлетворить требования кредиторов и уполномоченных органов за счет предоставленных ему средств (пункт 2 статьи 113 ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)».

Кредиторы так же, в отличие от указанных ранее процедур, лишены свободы выбора, то есть они в соответствии с положениями закона о банкротстве обязаны принять такое удовлетворение. В случае же уклонения кредитора от принятия удовлетворения своих требований или если удовлетворить требования кредиторов невозможно по причине непредоставления достаточных и достоверных сведений о себе третье лицо или должник могут в соответствии со статьей 327 Гражданского кодекса внести необходимую сумму в депозит нотариуса (пункт 2 статьи 113 ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)».

Описанная ранее процедура отличается строгим формализмом, с целью опять таки недопущения злоупотребления своими правами как должником так и третьим лицом.

Так, третье лицо или третьи лица еще до начала процедуры погашения обязаны в письменной форме уведомить арбитражного управляющего и кредиторов о начале удовлетворения требований кредиторов. Причем, законом установлено правило в случае если таких третьих лиц окажется несколько, что приоритетом пользуется третье лицо, чье уведомление первым получил арбитражный (внешний или конкурсный) управляющий, в этом случае исполнение обязательств должника перед кредиторами от других лиц не принимается (пункт 1 статьи 113 ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)».

Кроме того, третье лицо, направившее уведомление должно начать реальное исполнение обязательств должника в недельные срок, а завершить удовлетворить полностью требования кредиторов в соответствии с реестром самостоятельно или предоставить всю необходимую для такого удовлетворения сумму должнику не позднее месяца, причем такие сроки начинает течь с момента направления уведомлений. В противном случае уведомление такого третьего лица считается недействительным (пункт 1 статьи 113 ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)».

На этом активная роль третьего лица заканчивается и начинается деятельность арбитражного управляющего и арбитражного суда.

Так, по завершению расчетов с кредиторами арбитражный управляющий представляет в арбитражный суд отчет о результатах проведения соответствующей процедуры банкротства (внешнего управления и конкурсного производства), причем утверждение такого отчета собранием кредиторов законом о банкротстве не предусмотрено, предусмотрено лишь, что к такому отчету прилагаются документы, подтверждающие погашение требований кредиторов (пункт 1 статьи 117, пункт 1 статьи 147 ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)». Кроме того, если процедура удовлетворения требований кредиторов была проведена на стадии внешнего управления, то внешний управляющий так же обязан уведомить о состоявшейся процедуре всех конкурсных кредиторов.

Арбитражный суд рассмотрев представленный арбитражным управляющим отчет об итогах проведения соответствующей процедуры банкротства и проверив законность состоявшейся процедуры погашения требований может вынести определение о прекращении производства по делу о банкротстве (пункт 1 статьи 149 ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)».

На практике же возникает проблема, когда арбитражный управляющий не выполняет указанную, возложенную законом обязанность по предоставлению отчета в арбитражный суд и соответственно суд не может рассмотреть отчет и прекратить производство по делу о банкротстве. Третье лицо не входит в перечень лиц, установленный статьями 34 и 35 закона о банкротстве, а значит, не может обратиться в суд с жалобой на действия арбитражного управляющего. Подача жалобы на действия управляющего в орган, осуществляющий контроль за деятельностью арбитражных управляющих на практике помогает мало, поскольку указанный орган, в случае если посчитает жалобу обоснованной обращается в суд с требованием о привлечении управляющего к административной ответственности. В этом случае арбитражные суды идут, как правило, навстречу третьему лицу и в целях недопущения злоупотребления управляющим своими правами рассматривают поданное третьим лицом ходатайство о прекращении производства по делу и при наличии оснований прекращают производство по делу о банкротстве.

Итак, производство по делу о банкротстве прекращено, должнику уже не угрожает процедура несостоятельности и теперь уже третье лицо, удовлетворившее требования кредиторов должника или предоставившее должнику денежные средства, необходимые для погашения требований кредиторов, само является кредитором, поскольку в соответствии с положениями закона о банкротстве денежные средства считаются предоставленными должнику на условиях договора беспроцентного займа, срок которого определен моментом востребования, но не ранее окончания срока, на который была введена процедура внешнего управления, либо на иных условиях, если между третьим лицом или третьими лицами и органами управления должника, уполномоченными в соответствии с учредительными документами принимать решения о заключении крупных сделок, не было заключено соглашения об иных условиях предоставления денежных средств для исполнения обязательств должника (пункт 4 статьи 113 ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)».

На настоящий момент описанная процедура применяется на практике достаточно часто, поскольку позволяет должнику избежать банкротства путем привлечения дополнительных средств третьих лиц, однако излишне формализованная, не до конца прописанная в законе процедура, изобилующая «белыми пятнами» может стать серьезным препятствием для осуществления такой процедуры в случае «противодействия» со стороны арбитражного управляющего, хотя идея удовлетворения интересов как должника, так и кредиторов за счет осознанного риска третьего лица является перспективной.

Главный специалист юридического отдела
Лапа Сергей

Верховный Суд РФ вынес Определение № 310-ЭС18-17700 (2), в котором разъяснил, могут ли требования кредиторов третьей очереди быть удовлетворены ранее требований залогового кредитора при реализации незалогового имущества.

В отношении ООО «Смолкабель» была введена процедура банкротства. В связи с этим АО «Газпромбанк» выступило кредитором третьей очереди. Требование банка, обеспеченное залогом имущества должника, превысило 635 млн руб. Общая сумма требований кредиторов третьей очереди составила более 887 млн руб.

В 2016–2017 гг. в конкурсную массу поступили денежные средства в сумме свыше 40 млн руб., которые были распределены конкурсным управляющим только между незалоговыми кредиторами. В частности, в пользу одного из них было перечислено более 30 млн руб.

Посчитав, что такой подход к распределению средств нарушает принцип пропорциональности, банк обратился в Арбитражный суд Смоленской области. Отказывая в удовлетворении требований, суд сослался на положения ст. 60, 20.3, 129, 134, 138, 142 Закона о банкротстве и указал, что арбитражный управляющий исполнял свои обязанности в соответствии с действующим законодательством, которое не предусматривает возможность начала проведения расчетов с кредиторами третьей очереди после завершения расчетов с залоговыми кредиторами.

Суд отметил, что у должника имеется как заложенное в пользу банка, так и иное необремененное имущество, которое до настоящего времени не реализовано. Таким образом, банк не лишен возможности получить удовлетворение своих требований от средств, вырученных при реализации данного имущества. В этой связи суд пришел к выводу, что доводы о нарушении прав банка носят предположительный характер.

С решением первой инстанции согласились апелляция и кассация. Банк обратился в Верховный Суд.

Рассмотрев материалы дела, ВС отметил, что согласно п. 4 ст. 20.3 Закона о банкротстве при проведении процедур, применяемых в деле о банкротстве, арбитражный управляющий обязан действовать добросовестно и разумно в интересах должника, кредиторов и общества. «Учитывая существование объективно обусловленной повышенной конфликтности между заинтересованными лицами в отношениях, связанных с институтом банкротства, возложение на арбитражного управляющего соответствующей обязанности в числе прочего означает, что он как профессиональный антикризисный менеджер в ситуации неопределенности правового регулирования должен действовать исходя из баланса объективно противопоставленных интересов вовлеченных в процесс несостоятельности лиц с учетом заложенных в действующих нормах права ценностных ориентиров, предопределяющих цели законодательного регулирования», – отметил он.

В определении также указано, что по смыслу п. 7.1 ст. 16 и п. 5 ст. 18.1 Закона о банкротстве не удовлетворенные за счет стоимости предмета залога требования конкурсного кредитора по обязательствам, которые были обеспечены залогом имущества должника, удовлетворяются в составе требований кредиторов третьей очереди. Таким образом, если стоимость залогового имущества окажется недостаточной, залоговый кредитор занимает место рядового кредитора третьей очереди и имеет право претендовать на удовлетворение своих требований из общей массы необремененного имущества.

«Поэтому если до реализации залогового имущества имеются основания полагать, что стоимости такого имущества будет недостаточно для покрытия требования залогового кредитора, арбитражный управляющий имеет реальную возможность заранее осознать (должен знать), что появится необходимость направить денежные средства, не связанные с продажей предмета залога, на удовлетворение требований залогодержателя», – отметил ВС.

Предполагается, указал он, что цена имущества на торгах определяется исходя из объективно действующих рыночных законов, на основе спроса и предложения, в силу чего она не может быть спрогнозирована с высокой степенью точности. Поэтому, указывая на предположительный характер доводов банка о недостаточности стоимости заложенного имущества для удовлетворения его требований, суды не учли, что их вывод об обратном также основан на предположении. Решающее значение при выяснении вопроса о том, действовал ли управляющий добросовестно, имеет степень убедительности того или иного предположения, т.е. имелись ли у управляющего разумные основания предполагать, что залогового имущества достаточно либо недостаточно для погашения требований залогового кредитора.

Суд отметил, что, обращаясь с жалобой, банк указывал, что включенное в конкурсную массу имущество должника оценивается в 593 млн руб., из которых залогового – на 391 млн руб., в связи с чем, по мнению кредитора, стоимости имущества должника априори недостаточно для покрытия долгов перед ним в полном объеме. Возражая против доводов банка, арбитражный управляющий не приводил конкретных аргументов, опровергающих позицию кредитора о недостаточности стоимости имущества для покрытия его требований. Поддерживая позицию управляющего, суды также не привели соответствующие мотивы. «В связи с этим следовало исходить из того, что денежные средства, поступившие в конкурсную массу не в результате продажи предмета залога, потребуются для удовлетворения требований банка», – посчитал Суд.

Он указал, что, разрешая вопрос о том, следует ли направлять такие денежные средства до или после реализации предмета залога, необходимо учитывать, что исчисление доли залогового кредитора от всех его требований (до продажи заложенного имущества) являлось бы неправильным. В таком случае в подсчете при вычислении пропорции участвовали бы те требования, которые впоследствии погашены за счет предмета залога. Поэтому, отметил ВС, в подобной ситуации оправданным является направление денежных средств, не связанных с реализацией предмета залога, на удовлетворение требований залогового кредитора после продажи заложенного имущества и распределения выручки по правилам ст. 138 Закона о банкротстве. От оставшихся непогашенными требований залогового кредитора подлежит расчету пропорция при распределении выручки от продажи незаложенного имущества. При этом до момента продажи предмета залога средства, поступившие в конкурсную массу не в связи с реализацией заложенного имущества, подлежат резервированию применительно к правилам п. 6 ст. 142 Закона о банкротстве.

Таким образом, погасив после поступления в массу средств, не связанных с продажей предмета залога, требования кредиторов третьей очереди, за исключением банка, арбитражный управляющий фактически нарушил закрепленные в п. 2 и 3 ст. 142 Закона о банкротстве принципы очередности и пропорциональности удовлетворения требований кредиторов, что указывает на правомерность предъявленной жалобы, указал Суд.

В итоге Верховный Суд отменил решения нижестоящих инстанция и признал действия (бездействие) конкурсного управляющего незаконными.

В комментарии «АГ» адвокат АК «Аснис и партнеры» Кира Корума указала, что еще в 2014 г. Высший Арбитражный Суд РФ в Определении от 14 июля 2014 г. № ВАС-9116/14 изложил правовую позицию, согласно которой требование кредитора, обеспеченное залогом имущества должника, может быть удовлетворено за счет средств, полученных как от продажи заложенного имущества, так и другого имущества должника и в том случае, когда реализация такого имущества производится до реализации предмета залога.

Эксперт отметила, что ситуации, когда имущество должника, не являющееся предметом залога, реализуется ранее залогового имущества, нередки, в связи с чем на практике возникают вопросы и споры между кредиторами по поводу распределения денежных средств от реализации. Адвокат указала, что кредиторы третьей очереди пытаются получить максимальное удовлетворение своих требований, в связи с чем могут противостоять залоговым кредиторам, полагая, что интересы последних и так защищены.

«Иногда это удается, и конкурсный управляющий занимает аналогичную позицию, которая поддерживается судами, – отметила Кира Корума. – Согласно этой позиции требования залогового кредитора изначально подлежат удовлетворению только за счет средств, вырученных от продажи заложенного имущества, и лишь в случае их недостаточности удовлетворяются в общем порядке. До утраты кредитором статуса залогового он не может претендовать на погашение своих требований за счет денежных средств, полученных от реализации незалогового имущества». Однако, добавила адвокат, данную позицию нельзя назвать правильной.

Согласно определению ВС, пояснила она, у залоговых кредиторов есть возможность получить удовлетворение непогашенных требований при распределении между кредиторами третьей очереди средств от продажи незаложенного имущества. Так, должна быть установлена пропорциональность. Кроме того, до продажи предмета залога средства, поступившие в конкурсную массу не в связи с реализацией заложенного имущества, должны быть зарезервированы по правилам п. 6 ст. 142 Закона о банкротстве, а сами средства могут быть распределены после реализации предмета залога.

Юрист, советник ООО «Рыбалкин, Горцунян и Партнеры» Александр Лазарев отметил, что предлагаемый ВС подход представляется разумным инструментом баланса интересов залоговых и необеспеченных кредиторов. Эксперт указал, что правовую позицию Суда можно считать развитием подхода, высказанного ВАС в Определении № ВАС-9116/14 и допускавшего распределение выручки между кредиторами еще до реализации заложенного имущества. «Новый подход выглядит эффективнее, так как препятствует превышению доли выручки уже в пользу залогового кредитора», – подчеркнул он.

При этом, указал Александр Лазарев, несмотря на наличие позиции ВАС, нижестоящие суды по-прежнему допускают распределение выручки без резервирования средств для погашения требований залогового кредитора, хотя само по себе наличие залога гарантий их удовлетворения не предоставляет.

Юрист отметил, что поскольку единая практика на основе определения ВАС так и не сформировалась, вероятно, определение ВС в отсутствие разъяснений на уровне Президиума Суда тоже самостоятельно ее не сформирует.

Руководитель практики банкротства АБ «Плешаков, Ушкалов и партнеры» Анна Маджар отметила, что фактически ВС разъяснил механизм распределения денежных средств, поступающих в конкурсную массу.

Она указала, что данным документом Верховный Суд продолжил курс на ужесточение ответственности арбитражных управляющих и более пристальный контроль за соблюдением ими положений Закона о банкротстве: «Можно отметить, что указанный курс уже находит подтверждение и в практике нижестоящих судов».

Эксперт добавила, что позиция ВС направлена на защиту залогового кредитора. «На мой взгляд такая позиция является оправданной, поскольку, несмотря на особый статус залогового кредитора в делах о банкротстве по сравнению с иными кредиторами, факт наличия имущества, из которого залоговый кредитор может потенциально удовлетворить свои требования к должнику, еще не означает реальное удовлетворение указанных требований», – резюмировала она.

Добавить комментарий