Ответственность учредителя автономного учреждения

Постановление Конституционного Суда РФ от 12.05.2020 N 23-П
«По делу о проверке конституционности пункта 5 статьи 123.22 Гражданского кодекса Российской Федерации в связи с жалобой общества с ограниченной ответственностью «Лысьва-теплоэнерго» п. 5 ст. 123.22 ГК РФ не допускает возможности привлечь к субсидиарной ответственности собственника имущества ликвидированного муниципального бюджетного учреждения по его обязательствам из публичного договора. Это противоречит Конституции РФ. Законодатель должен внести в ГК РФ соответствующие изменения.
Краткая фабула дела: (текст Постановления приведен не полностью, только выдержки) Согласно пункту 5 статьи 123.22 ГК Российской Федерации бюджетное учреждение отвечает по своим обязательствам всем находящимся у него на праве оперативного управления имуществом, в том числе приобретенным за счет доходов, полученных от приносящей доход деятельности, за исключением особо ценного движимого имущества, закрепленного за бюджетным учреждением собственником этого имущества или приобретенного бюджетным учреждением за счет средств, выделенных собственником его имущества, а также недвижимого имущества независимо от того, по каким основаниям оно поступило в оперативное управление бюджетного учреждения и за счет каких средств оно приобретено (абзац первый); по обязательствам бюджетного учреждения, связанным с причинением вреда гражданам, при недостаточности имущества учреждения, на которое в соответствии с абзацем первым данного пункта может быть обращено взыскание, субсидиарную ответственность несет собственник имущества бюджетного учреждения (абзац второй). Полагая, что муниципальное образование «Лысьвенский городской округ» в лице администрации города Лысьвы несет субсидиарную ответственность по обязательствам учреждения, ООО «Лысьва-теплоэнерго» обратилось в Арбитражный суд Пермского края с требованием о взыскании присужденной ему денежной суммы за счет муниципальной казны. Решением от 11 марта 2019 года в удовлетворении требования отказано. Суд руководствовался действующими положениями гражданского законодательства, которые не предоставляют кредиторам ликвидированного бюджетного учреждения право обратиться к собственнику его имущества в порядке субсидиарной ответственности по обязательствам учреждения, вытекающим из гражданско-правовых договоров, за исключением обязательств, связанных с причинением вреда гражданам.
По мнению ООО «Лысьва-теплоэнерго», оспариваемая норма противоречит статьям 8, 19 и 35 Конституции Российской Федерации в той мере, в какой не позволяет участникам гражданско-правовых отношений, которые являются кредиторами бюджетных учреждений по обязательствам, не связанным с причинением вреда гражданам, и которые не свободны в установлении своих прав и обязанностей на основе договора (в том числе договора теплоснабжения), взыскать долг в субсидиарном порядке с собственника имущества бюджетного учреждения в случае недостаточности денежных средств этого бюджетного учреждения.
Таким образом, с учетом требований статей 74, 96 и 97 Федерального конституционного закона «О Конституционном Суде Российской Федерации» пункт 5 статьи 123.22 ГК Российской Федерации является предметом рассмотрения Конституционного Суда Российской Федерации по настоящему делу постольку, поскольку он служит основанием для решения вопроса о возможности привлечь к субсидиарной ответственности собственника имущества ликвидированного муниципального бюджетного учреждения по обязательствам, вытекающим из публичного договора (включая договор теплоснабжения), в случае недостаточности денежных средств этого бюджетного учреждения.
Правовая позиция Конституционного Суда:
Гражданский кодекс Российской Федерации определяет учреждение как унитарную некоммерческую организацию, созданную собственником для осуществления управленческих, социально-культурных или иных функций некоммерческого характера; частное учреждение может быть создано гражданином или юридическим лицом, а государственное и муниципальное — соответственно Российской Федерацией, ее субъектом, муниципальным образованием; государственное и муниципальное учреждение может быть казенным, бюджетным или автономным (пункты 1 и 2 статьи 123.21, пункт 1 статьи 123.22).
Федеральный закон от 12 января 1996 года N 7-ФЗ «О некоммерческих организациях» регламентирует следующие особенности правового статуса бюджетного учреждения.

Таковым признается некоммерческая организация, созданная Российской Федерацией, ее субъектом или муниципальным образованием для выполнения работ, оказания услуг в целях обеспечения реализации предусмотренных законодательством Российской Федерации полномочий соответственно органов государственной власти (государственных органов) или органов местного самоуправления в сферах науки, образования, здравоохранения, культуры, социальной защиты, занятости населения, физической культуры и спорта, а также в иных сферах (пункт 1 статьи 9.2).
Бюджетные учреждения, имея специальную правоспособность, обладают имущественными правами для решения задач, которые ставит перед ними учредитель — публичный собственник, участвуют в гражданском обороте в очерченных законом границах и сообразно целям своей деятельности, выступая в гражданских правоотношениях от своего имени и неся, по общему правилу, самостоятельную имущественную ответственность по своим обязательствам.
4. Согласно пункту 1 статьи 56 ГК Российской Федерации юридическое лицо отвечает по своим обязательствам всем принадлежащим ему имуществом. Ответственность учреждения по своим обязательствам имеет особенности, которые определяются правилами статей 123.21 — 123.23 ГК Российской Федерации, а также требованиями ряда специальных федеральных законов, регулирующих деятельность тех или иных некоммерческих организаций.
Гражданский кодекс Российской Федерации в качестве общего принципа имущественной ответственности публично-правовых образований устанавливает в пункте 3 статьи 126, что Российская Федерация, ее субъекты и муниципальные образования не отвечают по обязательствам созданных ими юридических лиц, кроме случаев, предусмотренных законом.

Пункт 3 статьи 123.21 данного Кодекса закрепляет ограниченную ответственность учреждения, которое отвечает по своим обязательствам находящимися в его распоряжении денежными средствами, а в случаях, установленных законом, также иным имуществом; при недостаточности указанных средств или имущества субсидиарную ответственность по обязательствам учреждения в случаях, предусмотренных пунктами 4 — 6 статьи 123.22 и пунктом 2 статьи 123.23 данного Кодекса, несет собственник соответствующего имущества.
В частности, бюджетное учреждение в силу пункта 5 статьи 123.22 ГК Российской Федерации отвечает по своим обязательствам всем находящимся у него на праве оперативного управления имуществом, в том числе приобретенным за счет доходов, полученных от приносящей доход деятельности, кроме особо ценного движимого имущества, закрепленного за ним собственником этого имущества или приобретенного за счет средств, выделенных собственником его имущества, а также недвижимого имущества. Исключение, однако, составляют случаи ответственности по обязательствам, связанным с причинением вреда гражданам, когда при недостаточности имущества бюджетного учреждения, на которое может быть обращено взыскание, субсидиарную ответственность несет собственник его имущества.
Рассматривая вопрос о привлечении к субсидиарной ответственности собственника имущества ликвидируемого автономного учреждения при недостаточности у него имущества, на которое может быть обращено взыскание, Конституционный Суд Российской Федерации в Определении от 9 февраля 2017 года N 219-О отметил, что правило «повышенной» имущественной ответственности учреждения по обязательствам, связанным с причинением вреда гражданам, введено Федеральным законом от 5 мая 2014 года N 99-ФЗ, который дополнил главу 4 части первой ГК Российской Федерации параграфом 7 «Некоммерческие унитарные организации» (пункт 31 статьи 1), а действие пункта 5 статьи 123.22 данного Кодекса в части установления субсидиарной ответственности собственника имущества учреждения по таким обязательствам распространил на правоотношения, возникшие также после 1 января 2011 года (часть 15 статьи 3). Одновременно утратило силу правило пункта 2 статьи 120 данного Кодекса о том, что собственник имущества бюджетного учреждения не несет ответственности по обязательствам этого учреждения (независимо от их характера) (пункт 29 статьи 1 Федерального закона от 5 мая 2014 года N 99-ФЗ).

Конституционный Суд Российской Федерации пришел к выводу, что подобное регулирование свидетельствует о стремлении федерального законодателя усовершенствовать институт ответственности учреждений посредством снятия ограничений в отношении возложения субсидиарной ответственности на собственника имущества учреждения в случаях причинения вреда гражданам, установив тем самым дополнительные гарантии прав последних как более слабой стороны в правоотношениях с участием учреждения. При этом ни названные, ни какие-либо иные предписания действующего законодательства не содержат других прямо установленных исключений, касающихся снятия указанных ограничений, включая случаи недостаточности находящихся в распоряжении муниципального бюджетного учреждения денежных средств для исполнения его обязательств перед кредиторами при его ликвидации.
Общие основания и порядок ликвидации юридического лица, в том числе бюджетного учреждения, а также правила удовлетворения требований его кредиторов детально регламентированы статьями 61 — 65 ГК Российской Федерации.
В силу пунктов 1, 2 и 4 статьи 61 данного Кодекса ликвидация юридического лица влечет его прекращение без перехода в порядке универсального правопреемства его прав и обязанностей к другим лицам; юридическое лицо ликвидируется по решению его учредителей (участников) или его органа, уполномоченного на то учредительным документом, в том числе в связи с истечением срока, на который создано юридическое лицо, с достижением цели, ради которой оно создано; с момента принятия решения о ликвидации юридического лица срок исполнения его обязательств перед кредиторами считается наступившим. При недостаточности у ликвидируемого учреждения имущества, на которое может быть обращено взыскание, кредиторы согласно пункту 7 статьи 63 данного Кодекса вправе обратиться в суд с иском об удовлетворении оставшейся части требований за счет собственника имущества этого учреждения, но лишь в случаях, если данным Кодексом предусмотрена субсидиарная ответственность такого собственника по обязательствам этого учреждения.
Согласно пункту 2 статьи 25 Федерального закона «О некоммерческих организациях» некоммерческая организация, в том числе бюджетное учреждение, отвечает по своим обязательствам тем своим имуществом, на которое по законодательству Российской Федерации может быть обращено взыскание. Взыскание не может быть обращено на недвижимое имущество и на особо ценное движимое имущество, закрепленное за бюджетным учреждением собственником этого имущества или приобретенное бюджетным учреждением за счет средств, выделенных собственником его имущества (пункт 5 статьи 123.22 ГК Российской Федерации). Для целей Федерального закона «О некоммерческих организациях» под особо ценным движимым имуществом понимается движимое имущество, без которого осуществление бюджетным учреждением своей уставной деятельности будет существенно затруднено; порядок отнесения имущества к этой категории устанавливается Правительством Российской Федерации (в настоящее время — его Постановлением от 26 июля 2010 года N 538 «О порядке отнесения имущества автономного или бюджетного учреждения к категории особо ценного движимого имущества»); виды особо ценного движимого имущества муниципального бюджетного учреждения могут определяться в порядке, установленном местной администрацией, а перечни такого имущества определяются органами, осуществляющими функции и полномочия учредителя (пункты 11 и 12 статьи 9.2).

Таким образом, объектом взыскания фактически может быть лишь то имущество, которое учредитель муниципального бюджетного учреждения не посчитал нужным включить в соответствующий перечень. Это свидетельствует о том, что в правовом регулировании ответственности муниципальных бюджетных учреждений по своим долгам объем гарантий для их кредиторов сужен (с момента появления такого вида учреждений). Данное обстоятельство требует от контрагентов должной степени осмотрительности еще при вступлении в гражданско-правовые отношения с субъектами, специфика правового статуса которых не позволяет в полной мере прибегнуть к институту субсидиарной ответственности и предполагает возможность использовать существующие способы обеспечения исполнения гражданско-правовых обязательств.
Гражданский кодекс Российской Федерации, называющий свободу договора одним из основных начал гражданского законодательства (пункт 1 статьи 1), предусматривает в качестве меры ее ограничения, в частности, институт публичного договора, в рамках которого недопустимо оказывать предпочтение одному лицу перед другим лицом в отношении заключения и условий публичного договора, за исключением случаев, предусмотренных законом или иными правовыми актами.
Согласно статье 426 данного Кодекса публичным признается договор, заключенный лицом, осуществляющим предпринимательскую или иную приносящую доход деятельность, и устанавливающий его обязанности по продаже товаров, выполнению работ либо оказанию услуг, которые такое лицо по характеру своей деятельности должно осуществлять в отношении каждого, кто к нему обратится (розничная торговля, перевозка транспортом общего пользования, услуги связи, энергоснабжение, медицинское, гостиничное обслуживание и т.п.); в публичном договоре цена товаров, работ или услуг должна быть одинаковой для потребителей соответствующей категории, а иные условия не могут устанавливаться исходя из преимуществ отдельных потребителей или оказания им предпочтения, за исключением случаев, если законом или иными правовыми актами допускается предоставление льгот отдельным категориям потребителей; отказ лица, осуществляющего предпринимательскую или иную приносящую доход деятельность, от заключения публичного договора при наличии возможности предоставить потребителю соответствующие товары, услуги, выполнить для него соответствующие работы не допускается, за исключением случаев отказа в заключении договора воздушной перевозки пассажира, если тот внесен в реестр лиц, воздушная перевозка которых ограничена перевозчиком; при необоснованном уклонении лица, осуществляющего предпринимательскую или иную приносящую доход деятельность, от заключения публичного договора оно может быть понуждено к этому через суд; в предусмотренных законом случаях Правительство Российской Федерации, уполномоченные им федеральные органы исполнительной власти могут издавать правила, обязательные для сторон при заключении и исполнении публичных договоров (типовые договоры, положения и т.п.).
Как неоднократно подчеркивал Конституционный Суд Российской Федерации, соблюдение конституционного принципа равенства не означает необходимости предоставления одинаковых гарантий лицам, относящимся к разным категориям, а равенство перед законом и судом не исключает фактических различий и их учета законодателем. Вместе с тем такие различия допустимы, только если они объективно оправданны, обоснованны и преследуют конституционно значимые цели, а используемые для достижения этих целей правовые средства отвечают требованию соразмерности (постановления от 16 июня 2006 года N 7-П, от 25 октября 2016 года N 21-П и др.).
Как следует из представленных Конституционному Суду Российской Федерации и исследованных им материалов, включая практику применения пункта 5 статьи 123.22 ГК Российской Федерации арбитражными судами, они, вынося решения о невозможности привлечь собственника имущества ликвидируемого муниципального бюджетного учреждения к субсидиарной ответственности по обязательствам этого учреждения, вытекающим из публичного договора теплоснабжения, руководствуются в том числе данной нормой и последовательно исходят из установленных законом особенностей организационно-правовой формы муниципального бюджетного учреждения как юридического лица.

При этом не принимаются во внимание как общие и специальные цели создания и важные аспекты деятельности муниципального бюджетного учреждения в рамках выполнения возложенных на него полномочий, реализация которых требует заключения им публичных договоров, так и невозможность его контрагентов отказаться от заключения и исполнения таких договоров. Вопреки положению статьи 17 (часть 3) Конституции Российской Федерации о том, что осуществление прав и свобод человека и гражданина не должно нарушать права и свободы других лиц, сложившийся подход не может обеспечить надлежащего баланса между законными интересами должника и кредитора, поскольку не исключает злоупотреблений правом со стороны должников — муниципальных бюджетных учреждений, имущество которых в ряде случаев оказывается, по сути, «защищено» их публичным собственником от имущественной ответственности перед контрагентами.
При отсутствии юридической возможности снять ограничения в отношении возложения субсидиарной ответственности на собственника имущества бюджетного учреждения, в том числе муниципального (включая случаи недостаточности находящихся в его распоряжении денежных средств для исполнения своих обязательств из публичного договора теплоснабжения при его ликвидации), подобное правовое регулирование способно повлечь нарушение гарантируемых Конституцией Российской Федерации прав стороны, заключившей и исполнившей публичный договор и не получившей встречного предоставления.
Таким образом, пункт 5 статьи 123.22 ГК Российской Федерации не соответствует статьям 2, 8, 17 (часть 3), 19 (часть 1) и 35 (части 1 — 3) Конституции Российской Федерации во взаимосвязи с ее статьями 34 и 55 (часть 3), поскольку в системе действующего правового регулирования исключает возможность привлечь к субсидиарной ответственности собственника имущества (учредителя) ликвидированного муниципального бюджетного учреждения по его обязательствам, вытекающим из публичного договора (включая договор теплоснабжения).
постановил:
1. Признать пункт 5 статьи 123.22 ГК Российской Федерации не соответствующим статьям 2, 8, 17 (часть 3), 19 (часть 1) и 35 (части 1 — 3) Конституции Российской Федерации во взаимосвязи с ее статьями 34 и 55 (часть 3), поскольку в системе действующего правового регулирования он исключает возможность привлечь к субсидиарной ответственности собственника имущества (учредителя) ликвидированного муниципального бюджетного учреждения по его обязательствам, вытекающим из публичного договора (включая договор теплоснабжения).
2. Федеральному законодателю надлежит — исходя из требований Конституции Российской Федерации и с учетом основанных на ней правовых позиций Конституционного Суда Российской Федерации — внести в действующее правовое регулирование надлежащие изменения, вытекающие из настоящего Постановления.
3. Правоприменительные решения по делу общества с ограниченной ответственностью «Лысьва-теплоэнерго», принятые на основании пункта 5 статьи 123.22 ГК Российской Федерации, признанного настоящим Постановлением не соответствующим Конституции Российской Федерации, подлежат пересмотру исходя из того, что по обязательствам ликвидированного муниципального бюджетного учреждения, вытекающим из публичного договора теплоснабжения, при недостаточности имущества этого учреждения, на которое в соответствии с абзацем первым указанного пункта может быть обращено взыскание, субсидиарную ответственность несет собственник имущества этого учреждения.
4. Настоящее Постановление окончательно, не подлежит обжалованию, вступает в силу со дня официального опубликования, действует непосредственно и не требует подтверждения другими органами и должностными лицами.
Ирина Мосягина, руководитель юридической службы ООО «A&B Legal»

Минюст России представил для общественного обсуждения законопроект, предусматривающий распространение субсидиарной ответственности собственника имущества бюджетного учреждения и автономного учреждения на обязательства, вытекающие из публичного договора. Предполагается, что поправки будут действовать на правоотношения, возникшие после 1 января 2011 г. Законопроект разработан во исполнение Постановления Конституционного Суда № 23-П от 12 мая.

Напомним, тогда КС РФ указал, что арбитражные суды, вынося решения о невозможности привлечь собственника имущества ликвидируемого муниципального бюджетного учреждения к субсидиарной ответственности по обязательствам этого учреждения, вытекающим из публичного договора теплоснабжения, руководствуются в том числе п. 5 ст. 123.22 ГК и последовательно исходят из установленных законом особенностей организационно-правовой формы муниципального бюджетного учреждения как юридического лица. При этом не принимаются во внимание как общие и специальные цели создания и важные аспекты деятельности муниципального бюджетного учреждения в рамках выполнения возложенных на него полномочий, реализация которых требует заключения им публичных договоров, так и невозможность его контрагентов отказаться от заключения и исполнения таких договоров.

«Вопреки положению статьи 17 (часть 3) Конституции Российской Федерации о том, что осуществление прав и свобод человека и гражданина не должно нарушать права и свободы других лиц, сложившийся подход не может обеспечить надлежащего баланса между законными интересами должника и кредитора, поскольку не исключает злоупотреблений правом со стороны должников – муниципальных бюджетных учреждений, имущество которых в ряде случаев оказывается, по сути, «защищено” их публичным собственником от имущественной ответственности перед контрагентами», – заметил КС.

Он постановил признать п. 5 ст. 123.22 ГК не соответствующим Конституции, поскольку он исключает возможность привлечь к субсидиарной ответственности собственника имущества (учредителя) ликвидированного муниципального бюджетного учреждения по его обязательствам, вытекающим из публичного договора (включая договор теплоснабжения).

В комментарии «АГ» адвокат АБ «Синум АДВ» Дмитрий Салмаксов указал, что в Постановлении 23-П/2020 рассматривался вопрос, касающийся муниципального бюджетного учреждения, и, несмотря на то что КС сделал вывод о том, что п. 5 ст. 123.22 ГК РФ не соответствует Конституции, законопроектом также предложено внести аналогичные изменения в п. 6 соответствующей статьи, касающийся вопроса субсидиарной ответственности собственника имущества автономного учреждения. «Между тем в пояснительной записке к законопроекту не содержится никакого обоснования таких изменений. Учитывая схожесть целей создания обоих видов учреждений, вероятно, законодатель наперед пресекает возможность повторного рассмотрения схожего спора в отношении автономного учреждения», – полагает адвокат.

Также Дмитрий Салмаксов отметил, что, согласно законопроекту, действие вводимых изменений предлагается распространить на правоотношения, возникшие после 1 января 2011 г. При этом и ранее, при введении в действие в 2014 г. п. 5 и 6 ст. 123.22 ГК РФ, их положения распространялись на правоотношения, возникшие после 1 января 2011 г. «В случае принятия законопроекта это позволит кредиторам ликвидированных бюджетных и автономных учреждений по обязательствам, вытекающим из публичных договоров, которые ранее не обращались в суд, обратиться с требованием о привлечении собственников имущества бюджетных и автономных учреждений к субсидиарной ответственности. Однако тем кредиторам из публичных договоров, которые уже получили в суде отказ в требовании о привлечении к субсидиарной ответственности собственника имущества бюджетного учреждения, придется дождаться внесения изменений в законодательство в связи с принятием Конституционным Судом Постановления 30-П/2020. В соответствии с ним выводы, сделанные Конституционным Судом по конкретному делу, должны применяться не только к тем, кто является участником этого дела, но и ко всем иным третьим лицам», – резюмировал эксперт.

Советник Практики по проектам в энергетике юридической фирмы VEGAS LEX Юрий Татаринов отметил, что, согласно докладу МВФ от 8 марта 2019 г., 50% занятости в формальном секторе российской экономики обеспечивают бюджетные организации и крупнейшие компании с государственным участием.

Он указал, что сложившееся толкование п. 5 ст. 123.22 ГК РФ привело к широкому распространению практики использования бюджетных учреждений в качестве «правовой оболочки», аккумулирующей заведомо «невзыскиваемые» долги, что негативно влияет на качество «портфеля потребителей» ресурсоснабжающих организаций (РСО) и наносит ущерб добросовестным РСО и их потребителям (в виде снижения качества услуг, включения безнадежных долгов в тариф и прочее).

По этой причине, отметил Юрий Татаринов, в постановлении Конституционного Суда указано, что правовая система должна учитывать возможность привлечения к субсидиарной ответственности собственника имущества (учредителя) ликвидированного муниципального бюджетного учреждения по его обязательствам, вытекающим из публичного договора (включая договор теплоснабжения).

По его мнению, в случае принятия поправки окажут положительное влияние на практику взыскания задолженности за поставленные ресурсы с бюджетных учреждений в пользу РСО.

Определение и разбор слова

Данное слово является существительным, которое употребляется в значении «организация, ведомство, а также создание чего-либо”.

Несмотря на частое употребление этого слова, при написании возникают сложности.

Давайте с этим разберёмся.

Существует три варианта правописания анализируемого слова:

  • «учреждение”, где после «ч” пишется буква «р”,
  • «учереждение”, где после «ч” пишется буква «е”,
  • «учриждение”, где после «р” пишется буква «и”.

Как правильно пишется: «учреждение”, «учереждение” или «учриждение”?

Согласно орфографической норме русского языка правильным является первый вариант:

учреждение

Как мы видим, между буквами «ч” и «р” не нужно писать гласную «е”.

Отметим, что слово «учреждение” образовано от глагола «учреждать”.

Также, в данном слове вызывает сомнение написание гласной буквы «е” второго слога.

В русском языке для проверки безударной гласной в корне слова необходимо подобрать такое проверочное слово, в котором сомнительная гласная займет ударную позицию.

В данном случае подбор проверочного слова не представляется возможным, так как существительное «учреждение” является словарным словом и его правописание следует запомнить.

Примеры для закрепления

  • Данное учреждение уже давно закрыто.
  • Во сколько откроется это учреждение?
  • Учреждение новой организации займет много времени.

Частное учреждение (ЧУ) — это не являющаяся частью государственной структуры организация, созданная физическими и (или) негосударственными юридическими лицами для осуществления управленческих, социально-культурных или иных функций некоммерческого характера.

Деятельность Частного учреждения регулируется Гражданским кодексом и Законом «О некоммерческих организациях (далее — Закон)».

Частное учреждение является некоммерческой организацией.

Может ли частное учреждение осуществлять предпринимательскую деятельность?

Да, может.

Вместе с тем, некоммерческая организация может заниматься предпринимательской деятельностью лишь постольку, поскольку это соответствует ее уставным целям.

Таким образом, в уставе ЧУ необходимо насколько возможно объемнее прописать, какие виды предпринимательской деятельности будут осуществляться организацией.

Доходы частного учреждения

В соответствии со статьей 2 Закона, некоммерческой организацией признается юридическое лицо, не имеющее в качестве основной цели извлечение дохода и не распределяющее полученный чистый доход между участниками. Допускается использование общественными и религиозными объединениями, фондами своих средств на благотворительную помощь.

Соответственно, доходы ЧУ не подлежат распределению между его участниками.

Ответственность учредителей

В соответствии с пунктом 3 статьи 10 Закона, ЧУ отвечает по своим обязательствам находящимися в его распоряжении деньгами. При их недостаточности ответственность по обязательствам учреждения несет его учредитель.

Согласно пункту 6 статьи 27 Закона, при недостаточности у ликвидируемого учреждения денег для удовлетворения требований кредиторов последние вправе обратиться в суд с иском об удовлетворении оставшейся части требований за счет собственника его имущества.

Таким образом, учредители несут полную материальную ответственность по обязательствам ЧУ.

Имущество частного учреждения

Имущество ЧУ закрепляется за ним на праве оперативного управления.

Согласно статье 202 Гражданского кодекса РК, право оперативного управления является вещным правом учреждения, финансируемого за счет средств собственника, и казенного предприятия, получивших имущество от собственника и осуществляющих в пределах, установленных законодательными актами Республики Казахстан, в соответствии с целями своей деятельности, заданиями собственника и назначением имущества, права владения, пользования и распоряжения этим имуществом.

Учредители сохраняют право собственности на имущество учреждения. Учреждение не вправе самостоятельно отчуждать или иным способом распоряжаться закрепленным за ним имуществом.

Таким образом, право собственности на имущество, переданное частному учреждению остается за его собственником, а учреждение имеет право на распоряжение данным имуществом только в пределах, определенных его собственником.

Органы управления

В соответствии со статьей 39 Закона, органами управления некоммерческой организации, в соответствии с их учредительными документами являются:

  • высший орган управления (общее собрание, съезд, конференция, учредитель) — вправе принимать решения по любым вопросам деятельности организации;
  • исполнительный орган (коллегиальный или единоличный) — осуществляет текущее руководство деятельностью некоммерческой организации, за исключением вопросов, отнесенных учредительными документами к исключительной компетенции высшего органа управления, подотчетен этому органу;
  • контрольный орган (ревизионная комиссия, ревизор), избираемый или назначаемый органами управления некоммерческой организации;
  • другие органы в соответствии с законами и учредительными документами организации.

Некоммерческая организация не вправе осуществлять выплату вознаграждения членам ее высшего органа управления за выполнение ими возложенных на них функций, за исключением компенсации расходов, непосредственно связанных с участием в работе высшего органа управления.

Учредительные документы

Учредительными документами частного учреждения являются устав и учредительный договор.

Частное учреждение может быть учреждено одним лицом, в этом случае учредительный договор не заключается <ст. 20, 23 Закона>.

Согласно статье 22 Закона, устав некоммерческой организации должен предусматривать:

  • наименование, в том числе организационно-правовую форму, предмет и цели деятельности организации;
  • место нахождения;
  • структуру, порядок формирования и компетенцию органов управления;
  • права и обязанности участников;
  • источники формирования имущества;
  • порядок внесения изменений и дополнений в учредительные документы;
  • условия реорганизации и прекращения деятельности;
  • порядок использования имущества в случае ликвидации некоммерческой организации;
  • сведения о филиалах и представительствах.

Если некоммерческая организация учреждена одним лицом, то в ее уставе определяются также порядок образования имущества и использования доходов.

Государственная регистрация частного учреждения

Государственная регистрация ЧУ осуществляется в порядке, установленном законодательством Республики Казахстан о государственной регистрации юридических лиц и учетной регистрации филиалов и представительств.

Перечень документов для регистрации опубликован в Стандарте государственной услуги «Государственная регистрация юридических лиц, учетная регистрация их филиалов и представительств», и составляет:

  • заявление о регистрации установленной формы;
  • решение учредителей о создании ЧУ;
  • положение (устав);
  • учредительный договор или аналогичное соглашение (при числе учредителей более одного);
  • документ, подтверждающий уплату регистрационного сбора (за оказание государственной услуги по регистрации некоммерческих организаций установлен регистрационный сбор – 6.5 МРП <ст. 553 НК РК>;
  • доверенность, если документы подаются представителем.

Учредительные документы предоставляются в прошнурованном и пронумерованном виде в двух экземплярах.

Заявление и прилагаемые к нему документы подаются через Центр обслуживания населения.

Добавить комментарий