Оплата арбитражного управляющего

20 августа Судебная коллегия по экономическим спорам Верховного Суда РФ вынесла Определение № 308-ЭС20-2721 по делу о замене конкурсного управляющего организации-банкрота путем случайного выбора кандидатуры.

Суды трех инстанций разошлись в оценке возможности замены арбитражного управляющего

После отстранения конкурсного управляющего ООО «Ковосвит» в лице Михаила Сергеева арбитражный суд рассмотрел кандидатуру нового управляющего. Для этого он направил запрос в СРО Центрального федерального округа (далее – СРО АУ ЦФО), членом которой являлся отстраненный управляющий. В итоге саморегулируемая организация представила для утверждения кандидатуру Петра Черепанова.

По результатам случайного выбора суд утвердил Кристину Бейя конкурсным управляющим должника. Впоследствии решение первой инстанции устояло в апелляции. Обе инстанции сочли, что предложенный СРО АУ ЦФО кандидат является арбитражным управляющим в другом деле (№ А53-4395/2016 о банкротстве ООО «Донпрессмаш-Энерго»), в рамках которого его выбрали кредиторы, связанные, в частности, с группой МТЕ. Суды отметили, что интересы этой группы, которая связана с должником, затронуты и в рассматриваемом деле, в связи с чем Петр Черепанов является кандидатом, в независимости и беспристрастности которого имеются сомнения. Таким образом, суды пришли к выводу, что выход из сложившейся ситуации возможен посредством назначения независимого арбитражного управляющего, представленного СРО, путем метода случайного выбора.

В дальнейшем кассация отменила акты нижестоящих судов и вернула дело на новое рассмотрение в первую инстанцию. Как пояснил суд округа, выводы об аффилированности Петра Черепанова с кредиторами и должником были сделаны без учета конкретных критериев, определенных положениями ст. 19 Закона о банкротстве, а также ст. 9 Закона о защите конкуренции. Таким образом, кассация сочла, что нижестоящие инстанции отклонили кандидатуру Черепанова без достаточных оснований и без выяснения наличия обстоятельств, способных поставить под сомнение компетентность и добросовестность управляющего. По существу, позиция кассации заключалась в том, что для отказа в утверждении управляющего необходимо подтвердить его аффилированность с должником или связанными с ним лицами.

Не согласившись с постановлением кассации, общество «Ковосвит Мас Менеджмент» обжаловало его в Верховный Суд.

ВС указал на отсутствие у кассации оснований признать ошибочным рандомный выбор кандидатуры управляющего

После изучения материалов дела № А53-30443/2016 Судебная коллегия по экономическим спорам ВС со ссылкой на п. 56 Постановления Пленума ВАС РФ от 22 июня 2012 г. № 35 напомнила, что суд не может допускать ситуации, когда полномочиями арбитражного управляющего обладает лицо, в наличии у которого должной компетентности, добросовестности или независимости имеются существенные и обоснованные сомнения.

«Таким образом, стороне, возражающей против утверждения конкретной кандидатуры арбитражного управляющего (либо саморегулируемой организации), достаточно подтвердить существенные и обоснованные сомнения в независимости управляющего, иными словами, зародить у суда разумные подозрения относительно приемлемости названной кандидатуры. Следовательно, в целях отклонения кандидатуры управляющего отсутствовала необходимость доказывать его аффилированность с должником, избранный судом округа подход является излишне строгим, что не согласуется с вышеназванными разъяснениями», – отмечается в определении.

Верховный Суд отметил, что суды первой и апелляционной инстанций установили ряд обстоятельств, которые хотя сами по себе недостаточны для констатации аффилированности Черепанова с должником и связанными с ним лицами, однако свидетельствуют о наличии разумных подозрений в независимости предложенного управляющего. Со ссылкой на свою позицию, выраженную в Определении от 29 мая 2020 г. № 305-ЭС19-26656 (дело № А41-23442/2019), ВС пояснил, что если у суда имеются разумные подозрения в независимости управляющего, он вправе затребовать кандидатуру другого управляющего.

«Поскольку законом вопрос об утверждении управляющего отнесен к компетенции суда, то суд не может быть связан при принятии соответствующего решения исключительно волей кредиторов (как при возбуждении дела, так и впоследствии). Следовательно, положения ст. 45 Закона о банкротстве не исключают наличия у арбитражного суда дискреционных полномочий назначить арбитражного управляющего посредством случайного выбора саморегулируемой организации, что является наиболее оптимальным вариантом поиска управляющего для всех спорных ситуаций в условиях действующего правового регулирования. Таким образом, у суда округа не имелось оснований признать ошибочным случайный выбор саморегулируемой организации, даже если бы формально была нарушена процедура, предусмотренная ст. 45 Закона о банкротстве», – указано в определении.

Высшая инстанция также поддержала вывод апелляционного суда о том, что в спорной ситуации назначение независимого арбитражного управляющего, представленного СРО по результатам случайного выбора, обеспечивает баланс интересов лиц, участвующих в деле о банкротстве. В связи с этим Верховный Суд отменил постановление кассации и оставил в силе акты первой и апелляционной инстанций.

Мнения экспертов в оценке выводов ВС разошлись

Адвокат BGP Litigation Александр Сорокопуд в комментарии «АГ» назвал аргументы ВС неоднозначными, но его позицию в целом – обоснованной. «С одной стороны, выбор конкурсного управляющего как антикризисного менеджера является одним из основных прав кредиторов в процедуре банкротства. Что касается данного дела, то наличие общих представителей у кредиторов и предложенного управляющего, а также то, что последний является управляющим в другом деле (вследствие его выбора кредиторами, связанными с кредиторами и бенефициаром должника по настоящему делу), вопреки выводу ВС, не ставят однозначно под сомнение добросовестность управляющего в конкретном деле. Тем более что он еще не допустил никаких неразумных или недобросовестных действий в этой процедуре банкротства (ведь он не был в ней утвержден)», – отметил он.

С другой стороны, добавил эксперт, необходимо учитывать все обстоятельства дела. «В этом плане постановление Пятнадцатого арбитражного апелляционного суда от 24 октября 2019 г., оставленное в силе Верховным Судом, представляется более обоснованным и мотивированным. В нем апелляция дала более развернутую оценку фактическим обстоятельствам дела, проанализировала характер связей между лицами, участвующими в деле о банкротстве, а также установила наличие конфликта между кредиторами. Кроме этого, апелляционный суд не без оснований усмотрел признаки контролируемого банкротства должника со стороны конкретного конкурсного кредитора», – полагает Александр Сорокопуд.

Эксперт пояснил, что судебная практика и ранее исходила из того, что суд вправе утвердить арбитражного управляющего, представленного СРО методом случайной выборки, если у суда имеются разумные подозрения в независимости управляющего, выбранного кредиторами (см. Постановление АС Западно-Сибирского округа от 27 мая 2019 г. № Ф04-2185/16 по делу № А03-8209/2015, Постановление АС Уральского округа от 9 июля 2019 г. № Ф09-3414/19 по № А50-27794/2018). «На это же обращал внимание и Верховный Суд в Определении от 29 мая 2020 г. № 305-ЭС19-26656. В указанном деле сомнения в независимости управляющего были более объективные: утвержденное лицо допускало необычное поведение в судебных процессах, которое отличалось от требований разумности и добросовестности, поэтому вызвало разумные подозрения со стороны суда», – отметил адвокат.

Александр Сорокопуд добавил, что арбитражный суд, осуществляя общий контроль за процедурой банкротства, по общему правилу, не должен излишне вмешиваться в вопрос выбора кандидатуры арбитражного управляющего. «Дискреция суда должна носить ограниченный характер. Именно в тех случаях, когда необходимо предотвратить потенциальный конфликт интересов лиц, участвующих в деле, а также не допустить контролируемое банкротство должника в ущерб некоторым кредиторам, вмешательство суда представляется обоснованным и даже в чем-то необходимым. Назначение независимого арбитражного управляющего должно способствовать проведению процедуры без каких-либо злоупотреблений. Тем более что мажоритарные кредиторы в любом случае по закону имеют достаточно рычагов влияния на арбитражного управляющего», – заключил он.

Арбитражный управляющий СРО АУ «СЕМТЭК» Сергей Домнин отметил, что в рассматриваемом случае Верховный Суд продолжает практику значительного снижения стандарта доказывания для лиц, возражающих против назначения арбитражного управляющего. «Опираясь в своих рассуждениях на п. 56 Постановления Пленума ВАС РФ от 22 июня 2012 г. № 35 о том, что суд не может допускать ситуации, когда полномочиями арбитражного управляющего обладает лицо, в должной компетентности, добросовестности или независимости которого у суда возникли существенные и обоснованные сомнения, высшая инстанция вновь пришла к выводу, что вместо существенных сомнений достаточно всего лишь разумных подозрений в независимости предложенного управляющего для «отвода” его кандидатуры. Такой подход фактически нивелирует содержащиеся в этом же пункте постановления Пленума ВАС разъяснения о том, что суду следует учитывать исключительность данной меры, недопустимость фактического установления таким образом запрета на профессию и необходимость ограничения во времени риска ответственности», – полагает он.

По мнению эксперта, поскольку арбитражный управляющий до момента утверждения его кандидатуры не является участником дела о банкротстве и не участвует в судебных заседаниях, оценку представленным сведениям суд фактически дает без предоставления возможности данному лицу опровергнуть заявленные подозрения. «Такой подход, на мой взгляд, безусловно и категорически нарушает права арбитражных управляющих на судебную защиту, поскольку подобными судебными актами затрагиваются их права и обязанности, устанавливаются без соблюдения состязательности процесса определенные обстоятельства и т.п. Возможность управляющего обжаловать соответствующий судебный акт в вышестоящую инстанцию не свидетельствует о предоставлении ему надлежащего уровня судебной защиты. Поэтому коль скоро ВС берет на себя функцию нормотворчества в вопросе не предусмотренной Законом о банкротстве процедуры «отвода” арбитражного управляющего, то логично, что ему следует в таком случае разработать для нижестоящих судов алгоритм проверки сомнений с участием арбитражного управляющего в ее проведении», – убежден Сергей Домнин.

Он добавил, что избранная ВС политика «жесткой аттестации» арбитражных управляющих вызывает недоумение, особенно в сравнении с лояльностью высшей инстанции в вопросах субординации требований аффилированных кредиторов, также признаваемой исключительной мерой.

К примеру, пояснил Сергей Домнин, в одном из недавних определений ВС в очередной раз указал, что законодательство о банкротстве не содержит положений, согласно которым заинтересованность (аффилированность) лица является самостоятельным основанием для отказа во включении в реестр требований кредиторов либо основанием для понижения очередности удовлетворения требований.

«Суд отметил, что само по себе нахождение в реестре требований кредиторов аффилированного с должником лица не влечет для независимых кредиторов негативных последствий и не является противозаконным (см. Определение от 20 августа 2020 г. № 305-ЭС20-8593), – подчеркнул он. – Получается, что обстоятельства аффилированности кредитора и должника, предоставления компенсационного финансирования, прямо влияющие на соотношение голосов в реестре и на основной материальный интерес внешних кредиторов (получение удовлетворения требования), нуждаются в должном доказывании, а презюмируемые – могут быть опровергнуты в состязательном процессе. Однако к доказыванию по существу схожих обстоятельств в отношении арбитражных управляющих подобных требований нет, и в результате профессиональное сообщество становится заложником этой «резиновой аффилированности”, что недопустимо».

Адвокат, старший партнер АБ «Юрлов и Партнеры» Кирилл Горбатов убежден, что определение ВС должно оказать крайне позитивное влияние на банкротную практику в той части, которую уже несколько лет пытается решить законодатель (пока безуспешно), а именно – независимость кандидатуры арбитражного управляющего. «Позиция ВС наряду, например, с п. 27.1 Обзора судебной практики по вопросам, связанным с участием уполномоченных органов в делах о банкротстве от 20 декабря 2016 г., является еще одним шагом на пути обеспечения прозрачной процедуры утверждения независимого арбитражного управляющего», – отметил он.

Эксперт добавил, что на практике нередко возникают ситуации, когда к утверждению предлагается кандидатура управляющего, который хотя формально не аффилирован с должником (в том смысле, как предусмотрено ст. 19 Закона о банкротстве), но по совокупности косвенных признаков (осуществление представительства в других процессах, связи через сотрудников одной юридической фирмы и т.д.) прослеживается, что управляющий не является независимым по отношению к должнику (или его бенефициарам) лицом. «Ранее суды в подавляющем большинстве случаев на такие косвенные связи не обращали внимания, ссылаясь на недоказанность аффилированности. Полагаю, что определение ВС может стать переломным моментом в практике, ориентирующим нижестоящие суды на более тщательную проверку кандидатуры управляющего», – заключил Кирилл Горбатов.

14 октября Судебная коллегия по экономическим спорам ВС РФ признала необоснованной оплату за счет средств конкурсной массы услуг юристов, нанятых для представления интересов конкурсного управляющего при обжаловании его действий кредиторами. Это, как отмечено в Определении № 305-ЭС16-20779 (47) по делу № А40-154909/2015, не соответствует стандартам добросовестного и разумного осуществления управляющим своих полномочий.

АСВ обратилось за юридической помощью

В октябре 2015 г. Акционерный коммерческий банк «Пробизнесбанк» был признан банкротом. Его конкурсным управляющим в силу закона является Государственная корпорация «Агентство по страхованию вкладов».

В августе 2017 г. комитет кредиторов банка принял решение о необходимости заключения с адвокатом Московской коллегии адвокатов «Кворум» соглашения об оказании юридических и консультационных услуг по сопровождению судебных процессов, возникших в связи с жалобами кредиторов на действия (бездействие) конкурсного управляющего.

Во исполнение принятого на комитете кредиторов решения между банком и адвокатом МКА «Кворум» был заключен соответствующий договор.

Один из кредиторов потребовал вернуть деньги в конкурсную массу

В дальнейшем один из кредиторов банка обратился в Арбитражный суд г. Москвы с заявлением о признании необоснованными привлечения агентством сотрудников МКА «Кворум» для защиты конкурсного управляющего от жалоб кредиторов. Заявитель просил признать необоснованной оплату за счет конкурсной массы указанных услуг, взыскать с АСВ сумму выплат и обязать управляющего устранить допущенные нарушения путем расторжения соглашения, заключенного в августе 2017 г.

Агентство объяснило заключение соглашения тем, что на дату принятия комитетом кредиторов соответствующего решения в суде находилось 26 жалоб кредиторов, поданных в отношении конкурсного управляющего.

АС г. Москвы признал привлечение ГК АСВ сторонних юристов для выполнения возложенных на конкурсного управляющего функций обоснованным (определение от 18 мая 2018 г.).

Первая инстанция указала, что согласно подп. 6 п. 4 ст. 189.78 Закона о банкротстве управляющий вправе привлекать для решения задач, возникающих в связи с осуществлением конкурсного производства, бухгалтеров, аудиторов, оценщиков и иных специалистов с оплатой их услуг за счет имущества кредитной организации.

Право арбитражного управляющего на привлечение лиц для обеспечения своей деятельности ограничено его обязанностью, закрепленной в п. 4 ст. 20.7 Закона о банкротстве, отметил суд. Как указано в определении, по смыслу этой нормы АСВ обязано действовать добросовестно и разумно в интересах должника, кредиторов и общества, в том числе привлекать специалистов лишь тогда, когда это является обоснованным, и предусматривать оплату их услуг по обоснованной цене. Аналогичное правило в отношении кредитных организаций закреплено в п. 2 ст. 189.78 Закона о банкротстве.

Представитель АСВ пояснил суду, что соглашение направлено на прекращение подачи именно необоснованных жалоб, которые нацелены не на защиту законных прав и интересов конкурсных кредиторов, а лишь на «дискредитацию конкурсного управляющего».

Отказывая в удовлетворении заявления, суд указал, что привлечение адвоката МКА «Кворум» обусловлено «значительными объемами обособленных споров по обжалованию действий конкурсного управляющего». Первая инстанция подчеркнула, что по состоянию на 12 февраля 2018 г. Агентство сопровождало банкротство более 300 кредитных организаций, что делало невозможным выполнение задач управляющего только силами сотрудников АСВ.

Стоимость услуг МКА «Кворум» рассчитывалась по часам и была определена в соглашении. Адвокат получал почти 17 тыс. руб. в час, юрист – 14 тыс., а помощник юриста – 8,5 тыс. руб. По мнению АС г. Москвы, заявитель не смог доказать чрезмерность установленной оплаты услуг привлеченных лиц.

Суд также обратил внимание на тот факт, что решение комитета кредиторов о необходимости заключения договора на оказание юридических услуг по защите конкурсного управляющего было принято большинством голосов, ранее не оспаривалось и является законным.

Позицию АС г. Москвы поддержали апелляционная и кассационная инстанции.

В материалах дела имелся еще один договор, заключенный должником с той же коллегией адвокатов в сентябре 2015 г.

Его предмет был определен более широко: коллегия адвокатов обязалась оказывать услуги по всему спектру правого сопровождения процедуры банкротства банка. По словам представителя АСВ, в рамках этого соглашения сотрудники МКА «Кворум», в том числе, принимали участие в судебных заседаниях по рассмотрению жалоб, поданных в отношении управляющего.

Суды отклонили ссылку заявителя на указанный документ, поскольку, по их мнению, временные и финансовые затраты на сопровождение таких жалоб со временем существенно возросли, что и обусловило необходимость заключения в 2017 г. самостоятельного договора на осуществление только соответствующих действий. При этом заключение указанного соглашения, по их мнению, также было обусловлено необходимостью обеспечения «качественного сопровождения процедуры банкротства банка».

Три инстанции согласились с тем, что поданные в отношении АСВ жалобы были направлены не на защиту законных прав и интересов конкурсных кредиторов, а на дискредитацию конкурсного управляющего, затягивание судебного процесса и уменьшение конкурсной массы. Привлечение третьих лиц, по мнению судов, способствовало обеспечению сохранности имущества кредитной организации.

ВС признал расходование средств из конкурсной массы необоснованным

Рассматривая кассационную жалобу кредитора, ВС отметил, что поведение лиц, участвующих в деле о банкротстве, должно быть направлено на достижение целей несостоятельности – восстановление платежеспособности в реабилитационной процедуре или наиболее полное удовлетворение требований кредиторов в ликвидационной процедуре.

«Достижение названной цели зависит от того, насколько полно и в каких объемах удастся наполнить конкурсную массу. Поэтому задача вовлеченных в процесс несостоятельности лиц заключается в том, чтобы действовать добросовестно в интересах конкурсной массы, т.е. относиться к ней так, как если бы имущество, ее составляющее, являлось бы личным имуществом каждого из них», – подчеркнула Судебная коллегия по экономическим спорам.

По мнению ВС, в большинстве обособленных споров в деле о банкротстве интересы арбитражного управляющего, должника и кредиторов совпадают. В частности, как указано в определении, именно так происходит при оспаривании сделок и включении требований в реестр. «Характерной же особенностью споров о признании незаконными действий <…> арбитражного управляющего является то, что судебное разбирательство по такой категории дел построено по модели, подразумевающей противопоставление фигуры управляющего иным участникам банкротного процесса», – отметил Суд.

Судебная коллегия по экономическим спорам ВС добавила, что, выдвигая против управляющего обвинения в ненадлежащем осуществлении возложенных на него полномочий, кредиторы или иные лица вынуждают управляющего занимать противоположную позицию в споре. В данном случае он доказывает свою разумность, добросовестность и лояльность должнику и его кредиторам.

Соответственно, сделал вывод ВС, в первой ситуации, когда управляющий выступает на стороне кредиторов и должника, он действует в качестве их представителя. В данном случае справедливо, что расходы, связанные с защитой конкурсной массы, производятся за счет должника (т.е. из конкурсной массы).

Во втором случае, когда управляющий противостоит кредиторам и действует исключительно в своих интересах, расходы на ведение процесса он должен нести за свой счет, подчеркнула коллегия. По мнению Суда, оплата юридических услуг по защите интересов АСВ за счет конкурсной массы не соответствует стандартам добросовестного и разумного осуществления управляющим своих полномочий (п. 4 ст. 20.3 Закона о банкротстве).

Коллегия подчеркнула, что в данном случае АСВ расходовало те денежные средства, которые в конечном итоге предназначаются кредиторам, против этих же кредиторов. «Истцы фактически оплачивали стоимость услуг юристов ответчика, в том числе в случаях, когда жалобы на действия (бездействие) управляющего признавались обоснованными», – указал Суд.

По мнению ВС, факт согласования с комитетом кредиторов таких трат не имеет правового значения. Сославшись на Обзор судебной практики ВС № 4 за 2016 г., коллегия по экономическим спорам отметила, что арбитражный управляющий несет самостоятельную обязанность действовать добросовестно и разумно. Указанная обязанность не зависит от решения коллегиального органа кредиторов.

Кроме того, некоторые кредиторы, очевидно, не были согласны с подобным решением комитета, а потому оно не может быть им противопоставлено, т.е. не препятствует обжалованию действий конкурсного управляющего, подчеркнул Суд.

По мнению Агентства и коллегии адвокатов, защищаясь от жалоб, управляющий фактически действует не в своих интересах, а в интересах конкурсной массы. ВС указал, что жалоба на управляющего является требованием против него, а не против конкурсной массы. «Удовлетворение жалобы подразумевает, что суд обязывает именно управляющего (а не должника) устранить допущенные нарушения. Поэтому несение судебных издержек за счет конкурсной массы даже в условиях неизвестности результатов обособленного спора является неправомерным», – полагает Суд.

Коллегия напомнила, что в случае признания жалобы необоснованной законодательство предусматривает иной механизм компенсации управляющему понесенных расходов – их переложение на проигравшую сторону по правилам ст. 110 АПК. При этом распределение издержек происходит именно за счет кредиторов, требовавших признания действий управляющего незаконными, отметил ВС.

«Если <…> услуги юристов оплачиваются из средств, составляющих конкурсную массу, то фактически расходы несут все кредиторы, в том числе те, кто не настаивал на удовлетворении жалобы на управляющего», – подчеркнула коллегия.

Учитывая вышесказанное, Верховный Суд признал оплату услуг юристов по защите конкурсного управляющего от жалоб кредиторов на его действия (бездействие) за счет конкурсной массы необоснованной.

Поскольку нижестоящие суды не установили размеры выплат в пользу коллегии адвокатов, спор в части вопроса о подлежащих взысканию с конкурсного управляющего сумм оплаченных за счет конкурсной массы услуг был направлен на новое рассмотрение.

При этом Верховный Суд отметил, что отказ в части требований об обязании управляющего расторгнуть спорное соглашение от 2017 г. суды правомерно не удовлетворили. По мнению Коллегии, предмет договора является «неоднозначным», что позволяет оказывать в его рамках иные услуги, направленные на защиту интересов не только управляющего, но и должника, а также его кредиторов. «Признание необоснованным привлечения юристов за счет конкурсной массы в целях оказания спорного вида услуг для действующего разумно арбитражного управляющего является достаточным для того, чтобы прекратить подобное необоснованное расходование средств конкурсной массы самостоятельно, без дополнительного указания со стороны суда», – подытожил ВС.

Эксперты поддержали ВС

«АГ» предприняла попытку получить комментарий от председателя МКА «Кворум» Анастасии Жидченко, которая представляла интересы своей коллегии в Верховном Суде, но связаться с адвокатом не удалось.

Юрист по проектам в области банкротства юридической фирмы VEGAS LEX Станислав Шибулкин сообщил «АГ», что логика Верховного Суда понятна. «Целью проведения ликвидационной процедуры – конкурсного производства – является наиболее полное удовлетворение требований кредиторов. Однако расходование конкурсной массы в интересах лишь конкурсного управляющего препятствует достижению этой цели, уменьшая ту часть имущества должника, на которую вправе рассчитывать кредиторы», – пояснил юрист.

По его мнению, рассматриваемое определение, как принятое в защиту интересов конкурсной массы должника и его кредиторов, позволит исключить в дальнейшем оплату защиты арбитражных управляющих за счет денежных средств, предназначавшихся в конечном итоге для погашения требований кредиторов.

Адвокат АК «Бородин и Партнеры» Олеся Спиричева полагает, что Верховный Суд справедливо признал обоснованной защиту интересов конкурсного управляющего за счет конкурсной массы. Она напомнила, что по смыслу ряда норм Закона о банкротстве, которые распространяются и на деятельность АСВ, специалисты привлекаются конкурсным управляющим для обеспечения исполнения возложенных на него обязанностей в деле о банкротстве. При этом конкурсный управляющий кредитной организации вправе привлекать для решения задач, возникающих в связи с осуществлением конкурсного производства, специалистов с оплатой их услуг за счет имущества кредитной организации.

«Вряд ли можно считать защиту интересов конкурсного управляющего от жалоб кредиторов задачей, возникшей в связи с осуществлением конкурсного производства, а привлечение специалистов для этих целей – обеспечением исполнения обязанностей, возложенных на конкурсного управляющего», – полагает адвокат.

Олеся Спиричева указала, что конкурсный управляющий должен оплачивать услуги юристов, представляющих его интересы при обжаловании его действий кредиторами, за свой счет, а затем, если такие жалобы будут признаны арбитражным судом необоснованными, он вправе взыскать судебные расходы с проигравшей стороны.

По законодательству РФ при проведении процедуры банкротства конкурсный управляющий — незаменимая персона. Роль лица в процессе при банкротстве — посредник между всеми сторонами. Причем он обязан одинаково справедливо относиться как к кредитору, так и должнику. Как найти, кто будет выполнять функции такого должностного лица? Как найти конкурсного управляющего? Как найти адрес конкурсного управляющего? Все эти моменты — ниже в статье.

Арбитражный управленец — это человек со специальным образованием, назначенный арбитражным судебным органом для осуществления некоторых действий в процессе банкротства. Его задача доказать несостоятельность физлица. СРО — это специализированная саморегулируемая организация, состоящая из арбитражных управленцев.

Перед тем, как подать ходатайство в суд касаемо банкротства, физическое лицо находит и указывает для суда адрес, название и номер телефона выбранной СРО. Получив контакт саморегулируемой организации управленцев, суд подает заявку для уточнения деталей и подтверждения предоставленных данных от предполагаемого банкрота.

Нередки ситуации, когда должник не обсудил заранее свое дело с арбитражным управляющим. В таких случаях развитие событий возможно по двум путям:

  • Арбитражник из выбранной заемщиком СРО может отказать в сотрудничестве. Допустим, из-за малого гонорара за свою работу.
  • Управляющий согласился на сотрудничество, но по истечении некоторого времени потребовал увеличения гонорара. Дополнительную оплату не получил. От дальнейшего сотрудничества отказался. В таком случае, по истечении 10 календарных дней кредиторы выдвинут свою кандидатуру на выполнение обязанностей арбитражного управленца. Что может негативно сказаться на заемщике.

Где найти конкурсного управленца?

Как всё-таки узнать номер телефона и другие контактные данные управленца? Для поиска можно воспользоваться сайтом ЕФРСБ — Единого Федерального реестра данных о финансовых управляющих. Во время поиска кандидатуры на управление в период процесса банкротства обращайте внимание на определенные моменты: на дату регистрации члена СРО. Это свидетельствует о стаже управленца и соответственно о гонораре за его услуги.

Существуют личные сайты финансовых управленцев в г.Санкт Петербург и других городах РФ. Где могут быть найдены контакты и подробная информация о лице: оконченное учебное заведение, общий стаж, количество успешных банкротных дел.

Воспользовавшись официальным сервисом ФНС по проверке арбитражных управленцев можно узнать о привлечении лица за нарушения во время процесса несостоятельности.

Современные реалии рынка юридических услуг таковы, что адвокату, особенно только начинающему свою профессиональную карьеру, для того, чтобы стать по-настоящему востребованным, зачастую недостаточно знания правовых «основ». Конечно, нельзя преуменьшать значение таких качеств адвоката как уверенное владение теорией права, знание общих принципов и норм ключевых отраслей права, умение анализировать правоприменительную практику, способность свободно ориентироваться в процессуальном законодательстве – без этого юрист просто не может стать успешным. Но успешность и востребованность – разные вещи, и их взаимосвязь гораздо сложнее, чем кажется на первый взгляд. Успешный адвокат, выигравший значительное количество дел, обладает именем, которое и является его главной рекламой, привлекающей новых клиентов. Но молодой адвокат, таким именем ещё не обладающий, должен тем не менее найти себе клиентов, чтобы, представляя их интересы, заработать себе это самое имя. А сделать это в условиях жёсткой конкуренции может оказаться непросто.

Одним из путей решения данной задачи может стать приобретение узкой специализации в какой-то отдельной сфере. Приобретение такой узкой специализации может быть сопряжено с получением дополнительного образования и дополнительных правовых статусов, которые дадут адвокату новые знания и расширят его полномочия и профессиональные возможности.

Некоторые виды подобного дополнительного образования для адвоката и будут представлены в настоящей статье. При этом следует оговориться, что речь не будет идти о получении второго высшего (или среднего специального) образования по неюридической специальности, и всё, что будет представлено ниже, доступно любому обладателю диплома о высшем юридическом образовании. Данная статья должна быть интересна молодым юристам, которые только начинают задумываться о построении собственной карьеры.

Адвокат-арбитражный управляющий

Рыночная экономика, зиждущаяся на свободном предпринимательстве и конкуренции, всегда будет богата бизнес-историями не только успеха, но и краха. Урегулировать правовые последствия подобных крахов призван институт банкротства, в сфере которого должны работать профессионалы, отвечающие особым требованиям. Для юристов, практикующих в сфере банкротства юридических и физических лиц, может быть интересным получение статуса арбитражного управляющего. И первый вопрос, рождающийся у адвоката, у которого возник подобный интерес, это вопрос о принципиальной возможности совмещения статусов адвоката и арбитражного управляющего.

Как известно, в соответствии с пунктом 2 статьи 1 Федерального закона от 31.05.2002 года №63-ФЗ «Об адвокатской деятельности и об адвокатуре в Российской Федерации» адвокатская деятельность не является предпринимательской.

Согласно пункту 1 статьи 2 Федерального закона от 31.05.2002 года №63-ФЗ «Об адвокатской деятельности и об адвокатуре в Российской Федерации» адвокат не вправе вступать в трудовые отношения в качестве работника, за исключением научной, преподавательской и иной творческой деятельности, а также занимать государственные должности Российской Федерации, государственные должности субъектов Российской Федерации, должности государственной службы и муниципальные должности; адвокат вправе совмещать адвокатскую деятельность с работой в качестве руководителя адвокатского образования, а также с работой на выборных должностях в адвокатской палате субъекта Российской Федерации, Федеральной палате адвокатов Российской Федерации, общероссийских и международных общественных объединениях адвокатов.

Согласно абзацу первому пункта 3 статьи 9 КПЭА адвокат не вправе вне рамок адвокатской деятельности оказывать юридические услуги (правовую помощь), за исключением деятельности по урегулированию споров, в том числе в качестве медиатора, третейского судьи, участия в благотворительных проектах других институтов гражданского общества, предусматривающих оказание юридической помощи на безвозмездной основе, а также иной деятельности в случаях, предусмотренных законодательством.

Виды правовой помощи, оказываемой в рамках адвокатской деятельности, перечислены в пункте 2 статьи 2 Федерального закона от 31.05.2002 года №63-ФЗ «Об адвокатской деятельности и об адвокатуре в Российской Федерации». В то же время пункт 3 этой же статьи предусматривает, что адвокат вправе оказывать иную юридическую помощь, не запрещённую федеральным законом.

Согласно пункту 1 статьи 20 Федерального закона от 26.10.2002 года №127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» арбитражным управляющим признается гражданин Российской Федерации, являющийся членом одной из саморегулируемых организаций арбитражных управляющих; арбитражный управляющий является субъектом профессиональной деятельности и осуществляет регулируемую данным федеральным законом профессиональную деятельность, занимаясь частной практикой; арбитражный управляющий вправе заниматься иными видами профессиональной деятельности и предпринимательской деятельностью при условии, что такая деятельность не влияет на надлежащее исполнение им обязанностей, установленных данным федеральным законом; арбитражный управляющий вправе быть членом только одной саморегулируемой организации.

Как видно, в соответствии с действующим в настоящий момент законодательством арбитражный управляющий вправе, но не обязан регистрироваться в качестве индивидуального предпринимателя (такая обязанность была исключена Федеральным законом от 30.12.2008 года №296-ФЗ). Сама же профессиональная деятельность арбитражного управляющего предпринимательской не является и относится к категории частной практики (как и адвокатская деятельность). При этом закон не только не запрещает, но, напротив, прямо допускает для арбитражного управляющего осуществление и иной профессиональной деятельности. Так что с позиции Федерального закона от 26.10.2002 года №127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» ничего противоправного в совмещении статусов арбитражного управляющего и адвоката быть не может.

А с точки зрения Федерального закона от 31.05.2002 года №63-ФЗ «Об адвокатской деятельности и об адвокатуре в Российской Федерации» и КПЭА подобное совмещение также правомерно, поскольку арбитражный управляющий, занимающийся частной практикой, в трудовые отношения не вступает, а сама деятельность арбитражного управляющего не относится к категории «юридические услуги» или «правовая помощь». Правовая природа деятельности арбитражного управляющего была охарактеризована в Постановлении Конституционного Суда Российской Федерации от 19.12.2005 года №12-П, по существу, как осуществление на профессиональной основе и строго по назначению суда публично-правовых функций в интересах должника, кредиторов и общества.

Возможность совмещения статусов адвоката и арбитражного управляющего подтверждается как судебной практикой по делам о банкротстве, так и дисциплинарной практикой региональных адвокатских палат (см., напр., постановление Арбитражного суда Северо-Кавказского округа от 12.10.2015 года №Ф08-7254/2015 по делу №А53-20478/2011).

Для приобретения статуса арбитражного управляющего претендент должен обладать высшим образованием, иметь стаж работы на руководящих должностях не менее 1 года (такой работой признаётся работа в качестве руководителя юридического лица или его заместителя, замещение высших и главных должностей государственной гражданской службы Российской Федерации, работа в качестве руководителя органа местного самоуправления или его заместителя), сдать теоретический экзамен по программе подготовки арбитражных управляющих в соответствии с Правилами, утверждёнными Постановлением Правительства Российской Федерации от 28.05.2003 года №308 (при этом согласно пункту 5 указанных Правил к сдаче теоретического экзамена допускается лицо, прошедшее полный курс обучения по Единой программе подготовки арбитражных управляющих, утверждённой Приказом Министерства экономического развития Российской Федерации от 10.12.2009 года №517, либо изучившее её самостоятельно (экстерном) и имеющее высшее образование экономическое, юридическое или по специальности «антикризисное управление»), и пройти двухлетнюю стажировку в качестве помощника арбитражного управляющего в деле о банкротстве в соответствии с Федеральным стандартом, утверждённым Приказом Министерства экономического развития Российской Федерации от 18.12.2012 года №799.

Теоретический экзамен принимают комиссии, создаваемые при образовательных учреждениях, осуществляющих подготовку по Единой программе подготовки арбитражных управляющих, формируемые на условиях равного представительства служащих Федеральной службы государственной регистрации, кадастра и картографии (Росреестра) и сотрудников самих образовательных учреждений. Лица, прошедшие подготовку самостоятельно (экстерном), сдают экзамен в комиссиях, создаваемых Росреестром в центрах федеральных округов, предварительно обратившись туда с соответствующими заявлениями. Лицу, успешно сдавшему экзамен, выдаётся специальное свидетельство.

Прохождение стажировки осуществляется после успешной сдачи экзамена. Для прохождения стажировки необходимо обратиться в одну из саморегулируемых организаций арбитражных управляющих (СРОАУ). Если конкретная СРОАУ принимает стажёра, то она должна утвердить план и руководителя стажировки. По итогам стажировки стажёр составляет отчёт, а руководитель стажировки предоставляет своё заключение, по результатам рассмотрения которых СРОАУ принимает решения об утверждении отчёта или об отказе в его утверждении. Если отчёт утверждается, то лицу, прошедшему стажировку, выдаётся соответствующее свидетельство.

После успешного прохождения стажировки остаётся только стать членом любой СРОАУ. При этом обязательными условиями членства являются заключение договора обязательного страхования ответственности арбитражного управляющего, отсутствие наказания в виде дисквалификации или в виде лишения права занимать определённые должности или заниматься определённой деятельностью, отсутствие судимости за совершение умышленного преступления, отсутствие в течение 3 предшествующих лет фактов исключения из этой же или иной СРОАУ за нарушение требований законодательства. Сведения о лице, принятом в члены СРОАУ, включаются в соответствующий реестр. С этого момента лицо приобретает статус арбитражного управляющего.

Какой-либо статистики относительно числа лиц, совмещающих статусы адвоката и арбитражного управляющего, не ведётся ни адвокатскими палатами, ни СРОАУ. Однако представляется совершенно очевидным, что подавляющее большинство таких лиц сначала становились арбитражными управляющими, а уже затем получали адвокатский статус.

Это обусловлено тем, что действующий адвокат в силу пункта 1 статьи 2 Федерального закона от 31.05.2002 года №63-ФЗ «Об адвокатской деятельности и об адвокатуре в Российской Федерации» по общему правилу не может вступать в трудовые отношения. Необходимый для получения статуса арбитражного управляющего стаж руководящей работы могут выработать лишь адвокаты, занимающие должности руководителей коллегий адвокатов, остальным же надо позаботиться о получении этого стажа ещё до приобретения статуса адвоката (например, можно создать собственную юридическую фирму и её же самому и возглавить).

С точки зрения указанного законодательного запрета проблемным является и прохождение действующим адвокатом стажировки в качестве помощника арбитражного управляющего. Следует помнить, что помощник арбитражного управляющего не является привлечённым лицом в смысле абзаца шестого пункта 1 статьи 203 и пунктов 3-7 статьи 207 Федерального закона от 26.10.2002 года №127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)», работающим по договору гражданско-правового характера, и он помогает арбитражному управляющему выполнять, в том числе те его полномочия, которые не могут быть переданы привлечённым лицам (абзац четвёртый пункта 10 Постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 23.07.2009 года №60). При этом в силу прямого указания абзаца девятого ст. 59 ТК РФ для выполнения работ, непосредственно связанных с практикой, профессиональным обучением или дополнительным профессиональным образованием в форме стажировки, должен заключаться срочный трудовой договор. Так что, как видно, прохождение стажировки в качестве помощника арбитражного управляющего связано с вступлением в трудовые отношения, что недопустимо для действующего адвоката.

Вообще было бы неплохо, если бы федеральный законодатель добавил в перечень исключений из общего правила о невозможности вступления адвоката в трудовые отношения работу по срочным трудовым договорам, заключаемым в связи с прохождением профессионального обучения или дополнительного профессионального образования в форме стажировки. Также было бы неплохо, если бы в пункт 1 статьи 16 Федерального закона от 31.05.2002 года №63-ФЗ «Об адвокатской деятельности и об адвокатуре в Российской Федерации» было добавлено такое основание для приостановления статуса адвоката, как собственное желание адвоката, выраженное в его заявлении.

Пока же придётся сделать однозначный вывод о том, что действующий адвокат не может стать арбитражным управляющим, не нарушив при этом нормы Федерального закона от 31.05.2002 года №63-ФЗ «Об адвокатской деятельности и об адвокатуре в Российской Федерации», а, вот, арбитражный управляющий вполне может приобрести адвокатский статус.

Статус арбитражного управляющего даёт возможность в случае утверждения арбитражным судом, рассматривающим дело о банкротстве, осуществлять функции временного, административного, внешнего, конкурсного управляющего в соответствующих процедурах банкротства юридического лица (наблюдение, финансовое оздоровление, внешнее управление, конкурсное производство) и финансового управляющего в процедурах банкротства физического лица (реструктуризация долгов, реализация имущества).

Следует также учитывать, что в силу абзаца второго пункта 2 статьи 201 Федерального закона от 26.10.2002 года №127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» арбитражный управляющий, не исполнявший обязанностей арбитражного управляющего в деле о банкротстве более трёх лет подряд, обязан сдать повторно теоретический экзамен по программе подготовки арбитражных управляющих.

Разумеется, адвокат, являющийся также арбитражным управляющим, не должен допускать конфликта интересов в своей деятельности. Если он утверждён судом в качестве управляющего в деле о банкротстве, то он не вправе в этом деле в качестве адвоката представлять интересы лиц, участвующих в деле о банкротстве, и лиц, участвующих в арбитражном процессе по делу о банкротстве.

В случае нарушений условий членства в СРОАУ или существенных и неустранимых нарушений требований законодательства при осуществлении профессиональной деятельности арбитражного управляющего по решению СРОАУ он может быть исключён из числа членов этой СРОАУ, что влечёт утрату статуса арбитражного управляющего с даты внесения соответствующей записи в реестр.

Адвокат-специалист финансового рынка

Современную рыночную экономику невозможно представить без развитого рынка ценных бумаг и прочих финансовых инструментов, роль которого заключается в обеспечении хозяйствующих субъектов (эмитентов) необходимыми для развития инвестициями, одновременно выступающими как способ сохранения и приумножения инвесторами своих капиталов. Рынок этот весьма специфичен, его регулирование осуществляется как довольно значительным количеством федеральных законов, так и ещё более значительным числом нормативных правовых актов Центрального Банка Российской Федерации, и юристу, впервые сталкивающемуся с необходимостью решения правовых вопросов в этой сфере, может оказаться сложно сразу разобраться во всём этом нормативном разнообразии. Одним из способов для адвоката повысить свою квалификацию в рассматриваемой области является прохождение специального обучения, заканчивающееся получением квалификационного аттестата специалиста финансового рынка.

Перечень лиц, которые в обязательном порядке должны иметь квалификационные аттестаты специалистов финансового рынка, приведён в Приложении №1 к Положению о специалистах финансового рынка, утверждённому Приказом Федеральной службы по финансовым рынкам от 28.01.2010 года №10-4/пз-н. В этом перечне фигурируют осуществляющие определённые функции руководящие работники, контролёры и специалисты организаций, являющихся профессиональными участниками рынка ценных бумаг. Требование о наличии квалификационного аттестата также предъявляется к инвестиционным советникам-физическим лицам (Указание Центрального Банка Российской Федерации от 02.11.2018 года №4956-У).

Поскольку в силу пункта 1 статьи 2 Федерального закона от 31.05.2002 года №63-ФЗ «Об адвокатской деятельности и об адвокатуре в Российской Федерации» адвокат не вправе вступать в трудовые отношения в качестве работника, то он не может занимать какие-либо должности в организациях-профессиональных участниках рынка ценных бумаг. Адвокат также не может зарегистрироваться в качестве инвестиционного советника, поскольку в силу пункта 2 статьи 61 Федерального закона от 22.04.1996 года №39-ФЗ «О рынке ценных бумаг» инвестиционным советником может быть либо юридическое лицо, либо индивидуальный предприниматель, а предпринимательская деятельность в силу пункта 2 статьи 1 Федерального закона от 31.05.2002 года №63-ФЗ «Об адвокатской деятельности и об адвокатуре в Российской Федерации» несовместима с адвокатской. Поэтому наличие квалификационного аттестата специалиста финансового рынка не предоставляет адвокату каких-либо дополнительных правовых возможностей, которые он мог бы использовать, не нарушая требования законодательства об адвокатской деятельности. Тем не менее, наличие у адвоката такого квалификационного аттестата свидетельствует о наличии у него достаточно обширных знаний в соответствующей сфере, что должно благоприятно сказываться на его собственном позиционировании как профессионального юридического консультанта в соответствующей отрасли.

Типы квалификационных аттестатов специалистов финансового рынка перечислены в Указании Центрального Банка Российской Федерации от 21.06.2016 года №4047-У: 1) первый тип – аттестат специалиста по брокерской деятельности, дилерской деятельности, деятельности по управлению ценными бумагами и деятельности форекс-дилера; 2) второй тип – аттестат специалиста финансового рынка по клиринговой деятельности и деятельности по проведению организованных торгов; 3) третий тип – аттестат специалиста по деятельности по ведению реестра владельцев ценных бумаг; 4) четвёртый тип – аттестат специалиста по депозитарной деятельности; 5) пятый тип – аттестат специалиста по деятельности по управлению инвестиционными фондами, паевыми инвестиционными фондами и негосударственными пенсионными фондами; 6) шестой тип – аттестат специалиста по деятельности специализированных депозитариев инвестиционных фондов, паевых инвестиционных фондов и негосударственных пенсионных фондов; 7) седьмой тип – аттестат специалиста по деятельности негосударственных пенсионных фондов по негосударственному пенсионному обеспечению и обязательному пенсионному страхованию.

Аттестацию специалистов финансового рынка вправе осуществлять образовательные организации высшего или дополнительного профессионального образования, осуществляющие обучение в области финансового рынка, а также саморегулируемые организации профессиональных участников рынка ценных бумаг, саморегулируемые организации управляющих компаний инвестиционных фондов, паевых инвестиционных фондов и негосударственных пенсионных фондов, которые имеют соответствующую аккредитацию при Центральном Банке Российской Федерации.

Перечень экзаменационных вопросов утверждается Центральным Банком Российской Федерации. Всего предусмотрено восемь экзаменов – базовый (общий) и семь специальных (на конкретный тип аттестата). Лицо, впервые получающее аттестат, должно сдать базовый экзамен и специальный экзамен на соответствующий тип аттестата. Лицо, уже имеющее аттестат одного типа и желающее получить аттестат другого типа, освобождается от сдачи базового экзамена.

Лицо, успешно сдавшее экзамены, получает от соответствующей аккредитованной организации квалификационный аттестат установленной формы и заносится в реестр аттестованных лиц, который ведёт Центральный Банк Российской Федерации. Квалификационные аттестаты действуют бессрочно. Однако за грубые и неоднократные нарушения аттестованным лицом законодательства о рынке ценных бумаг его квалификационный аттестат может быть аннулирован по решению Центрального Банка Российской Федерации.

Адвокат-патентный поверенный

В современную информационную эпоху, характеризующуюся бурным развитием научно-технического прогресса, высокой быстротой создания и значительными масштабами инноваций, проблемы правовой охраны результатов интеллектуальной деятельности приобретают особую актуальность. К юристам, практикующим в данной сфере, предъявляются особые требования: они должны не только прекрасно владеть «чистой юриспруденцией», но и разбираться в существенных свойствах самих результатов интеллектуальной деятельности, являющихся объектами правовой охраны. Одним из способов, позволяющих оставаться на «гребне волны» в этом весьма непростом направлении юридического бизнеса, может стать приобретение статуса патентного поверенного.

Согласно пункту 1 статьи 2 Федерального закона от 30.12.2008 года №316-ФЗ «О патентных поверенных» патентными поверенными признаются граждане, получившие в установленном законом порядке статус патентного поверенного и осуществляющие деятельность, связанную с правовой охраной результатов интеллектуальной деятельности и средств индивидуализации, защитой интеллектуальных прав, приобретением исключительных прав на результаты интеллектуальной деятельности и средства индивидуализации, распоряжением такими правами.

В соответствии с пунктом 1 статьи 3 Федерального закона от 30.12.2008 года №316-ФЗ «О патентных поверенных» патентный поверенный вправе осуществлять свою профессиональную деятельность самостоятельно, занимаясь частной практикой, а также на основании трудового договора между патентным поверенным и работодателем (юридическим лицом).

Согласно пункту 1 статьи 4 Федерального закона от 30.12.2008 года №316-ФЗ «О патентных поверенных» патентные поверенные могут: 1) давать консультации по вопросам правовой охраны результатов интеллектуальной деятельности и средств индивидуализации, защиты интеллектуальных прав, приобретения исключительных прав на результаты интеллектуальной деятельности и средства индивидуализации, распоряжения такими правами; 2) проводить патентные исследования и анализ обстоятельств, обусловливающих выбор объекта правовой охраны; 3) осуществлять оформление и подачу от имени доверителя, заказчика, работодателя заявок и иных документов, необходимых в соответствии с законодательством Российской Федерации и международными договорами Российской Федерации для получения правовой охраны результатов интеллектуальной деятельности и средств индивидуализации, в том числе созданных при осуществлении международного научно-технического сотрудничества; 4) взаимодействовать от имени доверителя, заказчика, работодателя с Федеральной службой по интеллектуальной собственности (Роспатентом) и образуемой при ней палатой по патентным спорам (ФГУ «Федеральный институт промышленной собственности»), в том числе вести переписку, подготавливать и направлять возражения на решения по экспертизе, заявления и другие документы, принимать участие в экспертных и иных совещаниях и заседаниях; 5) проводить правовую экспертизу проектов гражданско-правовых договоров, на основании которых осуществляется приобретение исключительных прав на результаты интеллектуальной деятельности и средства индивидуализации и распоряжение такими правами, а также давать консультации по вопросам, связанным с заключением и исполнением таких договоров; 6) участвовать в качестве эксперта или представителя от имени доверителя, заказчика, работодателя в суде по делам, связанным с правовой охраной результатов интеллектуальной деятельности и средств индивидуализации, защитой интеллектуальных прав, приобретением исключительных прав на результаты интеллектуальной деятельности и средства индивидуализации, а также с распоряжением этими правами; 7) осуществлять иную не запрещенную законодательством деятельность патентного поверенного в интересах доверителя, заказчика, работодателя.

Следует помнить, что в силу пунктов 1 и 2 ст. 1247 ГК РФ ведение дел с Роспатентом может осуществляться заявителем, правообладателем, иным лицом как самостоятельно, так и через патентного поверенного или иного представителя, однако физические лица, постоянно проживающие за пределами Российской Федерации, и иностранные юридические лица могут вести дела с Роспатентом только через патентных поверенных, если иное не предусмотрено международными договорами Российской Федерации.

При этом не стоит забывать о том, что с 2017 года профессиональным сообществом обсуждается законопроект, согласно которому ведение дел с Роспатентом только через патентных поверенных станет обязательным уже для всех категорий лиц, а самих патентных поверенных обяжут вступить в специальную саморегулируемую организацию.

Адвокат, желающий иметь практику в области правовой охраны результатов интеллектуальной деятельности и средств индивидуализации, наверняка задастся вопросом о совместимости статусов адвоката и патентного поверенного. Отвечая на этот вопрос, следует обратиться к тексту Федерального закона от 31.05.2002 года №63-ФЗ «Об адвокатской деятельности и об адвокатуре в Российской Федерации», согласно абзацу четвёртому пункта 3 статьи 1 которого не признаётся адвокатской деятельностью юридическая помощь, оказываемая патентными поверенными, за исключением случаев, когда в качестве патентного поверенного выступает адвокат. Эта норма полностью согласуется с положениями пункта 3 статьи 2 того же закона, согласно которым адвокат вправе оказывать не только юридическую помощь, прямо отнесённую к адвокатской деятельности (пункт 2 статьи 2 того же закона), но и любую иную юридическую помощь, не запрещённую законом.

Что касается Федерального закона от 30.12.2008 года №316-ФЗ «О патентных поверенных», то он не содержит каких-либо запретов на совмещение статуса патентного поверенного с каким-либо иным профессиональным статусом. Также он не обязывает патентных поверенных, решивших осуществлять свою профессиональную деятельность самостоятельно (то есть не заключая трудовой договор с организацией), регистрироваться в качестве индивидуальных предпринимателей, относя таких патентных поверенных к категории лиц, занимающихся частной практикой, что полностью согласуется и со статусом адвоката.

Таким образом, можно сделать вывод о том, что совмещение статусов адвоката и патентного поверенного с точки зрения действующего законодательства принципиально возможно.

Статус патентного поверенного приобретается в результате прохождения аттестации в форме сдачи квалификационного экзамена. При этом предусматривается несколько специализаций: 1) изобретения и полезные модели; 2) промышленные образцы; 3) товарные знаки и знаки обслуживания; 4) наименования место происхождения товаров; 5) программы для электронно-вычислительных машин, базы данных, топологии интегральных микросхем. На каждую специализацию аттестация проводится отдельно.

Для приобретения статуса патентного поверенного кандидат должен обладать высшим образованием, иметь опыт работы в сфере деятельности патентного поверенного в соответствии со специализацией, на которую проводится аттестация, не менее 4 лет, постоянно проживать на территории Российской Федерации.

Документы, подтверждающие опыт работы, приведены в абзаце втором пункта 23 Порядка деятельности квалификационной комиссии, утверждённого Приказом Министерства экономического развития Российской Федерации от 29.09.2016 года №617. Такими документами, в частности, могут быть копия трудовой книжки, копия трудового договора, справка, содержащая информацию о времени, виде, объёме и (или) характере работы, которую кандидат в патентные поверенные выполнял в период работы в организации или под руководством патентного поверенного, подписанная с указанием фамилии, имени, отчества кандидатом в патентные поверенные и уполномоченным должностным лицом организации или патентным поверенным, должностная инструкция кандидата в патентные поверенные с места работы. Подобные документы актуальны для лиц, которые перед сдачей квалификационного экзамена работали на соответствующих должностях в патентных бюро или в качестве помощника патентного поверенного, занимающегося частной практикой.

Для действующих адвокатов, которые, как уже отмечалось, по общему правилу не могут вступать в трудовые отношения, более актуальным будет перечень иных документов, подтверждающих опыт работы, который приведён в том же самом абзаце пункта 23 Порядка: гражданско-правовой договор или его копия, например, договор подряда, содержащий информацию об оказании услуг в сфере государственной регистрации объектов интеллектуальной собственности, с приложением копий актов сдачи-приёмки результатов работ по этому договору или иного документа, подтверждающего выполнение работ по этому договору, описания и номера заявок или охранных документов, по которым кандидат в патентные поверенные указан в качестве представителя или лица, ведущего переписку с Роспатентом, протоколы и решения экспертных заседаний, заседаний коллегий, судебных заседаний, в которых кандидат в патентные поверенные указан в качестве представителя.

Как видно, действующий адвокат может документально подтвердить наличие у него необходимого четырёхлетнего стажа для аттестации по соответствующей специализации патентного поверенного двумя путями: 1) путём представления документов, подтверждающих, что он участвовал в составлении заявок в Роспатент; 2) путём представления документов, подтверждающих, что он представлял интересы доверителей в судах по делам соответствующих категорий (прежде всего, речь идёт о спорах, рассматриваемых Судом по интеллектуальным правам). Однако следует учитывать, что в названном нормативном правовом акте не приведено даже примерное количество заявок в Роспатент или судебных дел, которое можно было бы зачесть в счёт одного условного года стажа, так что некоторый субъективизм в этом вопросе со стороны квалификационной комиссии просто неизбежен.

Процедура аттестации начинается с того, что кандидат обращается в Роспатент с соответствующим заявлением, к которому прилагает документы, подтверждающие наличие у него высшего образования и опыта работы. Квалификационная комиссия, формируемая из служащих Роспатента и подведомственных ему учреждений, а также патентных поверенных, проверяет представленные документы и принимает решение о допуске кандидата к сдаче экзамена или об отказе в допуске.

Допущенных к сдаче кандидатов формируют в экзаменационную группу и назначают им дату проведения экзамена. Экзамен состоит из двух частей: компьютерное тестирование и письменная работа. Программы экзаменов утверждаются квалификационной комиссией. Решение об аттестации или об отказе в аттестации принимается в течение 1 месяца со дня окончания квалификационного экзамена.

В случае положительного для себя решения квалификационной комиссии кандидат должен в срок не позднее 3 месяцев с даты такого решения подать заявление в Роспатент о регистрации в реестре патентных поверенных с приложением документа, подтверждающего уплату государственной пошлины. На основании этого заявления Роспатент вносит гражданина в указанный реестр и выдаёт этому гражданину свидетельство патентного поверенного с указанием специализации. Статус патентного поверенного возникает у гражданина со дня его регистрации в реестре.

В случае нарушения патентным поверенным требований законодательства, регламентирующего его деятельность, Роспатент может обратиться в суд с иском о применении к патентному поверенному таких мер взыскания, как приостановление деятельности патентного поверенного на срок до одного года или исключение его из реестра патентных поверенных на срок до трёх лет с возможностью последующего восстановления при условии повторной аттестации или без аттестации. Вступившее в законную силу решение суда о применении соответствующей меры взыскания является основанием для внесения Роспатентом соответствующих записей в реестр.

Продолжение Праворуб: Дополнительное образование для адвоката как способ повышения …

Временный управляющий – арбитражный управляющий, назначаемый судом в процедуре банкротства на весь период стадии наблюдения.

  • Подробнее об услуге можно узнать в разделе банкротство Казань.
  • Подробнее о деятельности — в разделе арбитражный управляющий.
  • С ценами можно ознакомиться в разделе стоимость банкротства.

В этот период предприятие продолжает функционировать почти в обычном режиме, приостанавливается исполнение обязательств по задолженностям. Обязанности временного управляющего при банкротстве формируются исходя из специфики процедуры.

Для проведения наблюдения временный управляющий при банкротстве назначается из реестра арбитражных управляющих. Должник не вправе ходатайствовать об утверждении кандидатуры.

Временный арбитражный управляющий для процедуры наблюдения должен соответствовать следующим требованиям:

  • наличие высшего специального образования;
  • стажировка (не менее 2 лет) и опыт управления компанией (не менее 2 лет);
  • отсутствие судимостей;
  • полная независимость.

При наблюдении временный управляющий должен соблюдать интересы и организации-должника, и кредиторов. Поэтому необходимо найти специалиста, не связанного ни с одним участником дела, не имеющего в нем личной заинтересованности.

ООО «Правовой центр «Реформа» предоставляет услуги временного управляющего в Казани и по Татарстану с огромным опытом работы и знаниями всех тонкостей и возможностей выгодного проведения процедуры банкротства.

телефон: 8 (843) 293-00-16
адрес: г. Казань, ул. Г. Камала, д. 55

Действия и обязанности временного управляющего

Временный управляющий обязан:

  • Выявить признаки фиктивного или преднамеренного банкротства (при наличии).
  • Оценить все имеющиеся в распоряжении должника активы, финансы, имущество.
  • Определить возможность восстановления платежеспособности, и, если это возможно, найти конкретные основания и гарантии.
  • Составить реестр кредиторов и их требований.
  • Разработать и предложить комплекс мероприятий, способных помочь должнику вернуться к нормальному функционированию.
  • Составить отчет по результатам деятельности и представить его на собрании кредиторов.

Также специалист должен отслеживать, сделки совершаемые должником в этот период, следить за сохранностью имущества. Если управляющий выявляет нарушения законодательства, сокрытие доходов, перевод имущества на третьих лиц и пр., то он обязан сообщить об этом суду. Если противозаконные действия доказаны, то должник привлекается к ответственности.

По окончании наблюдения управляющий составляет отчет, на основании которого принимается решение о дальнейших действиях в отношении должника. Если восстановить платежеспособность возможно, назначается процедура временного управления и/или финансового оздоровления. Если нет, то организация признается банкротом. Для удовлетворения требований кредиторов проводится конкурсное производство, компания объявляется банкротом.

Заявление временному управляющему

Ряд сделок руководитель фирмы может совершить только после одобрения специалиста. Для этого отправляется заявление временному управляющему с изложением сути соглашения. Обращаться к специалисту могут и кредиторы, с целью предъявления требований, с внесением предложений по процедуре и прочее.

Вознаграждение временного управляющего

Вознаграждение временного управляющего складывается из единовременного платежа и процентов + дополнительный бонус по инициативе участников. Размер оплаты определяется индивидуально для каждого случая и зависит от квалификации специалиста, произведенных действий, итогового отчета и пр. Проценты временному управляющему выплачиваются после завершения процедуры.

Добавить комментарий