ООО точка росы м арбитражный суд

25 мая 9-й арбитражный апелляционный суд подтвердил решение нижестоящей инстанции по иску № А40-68085/2020. В рамках этого дела ООО «Варандейский терминал» пыталось оспорить постановление ФАС о штрафе в 363,4 млн руб.

Федеральная антимонопольная служба сочла, что Варандейский терминал установил и поддерживал многократно превышающую среднерыночные показатели цену на услуги перевалки. Ведомство выдало компании предписание об устранении нарушения.

Терминал попытался оспорить это предписание в суде (дело № А40-91027/2019). При этом он ссылался на то, что услуга инновационная, так как в терминале применяются новые технологии, поэтому цену нельзя признать монопольно высокой. Первоначально АСГМ и 9-й ААС встали на сторону терминала, но в январе 2020 года АС Московского округа отменил эти акты и отправил дело на новое рассмотрение в связи с тем, что нижестоящие инстанции не дали оценку доводам об инновационном характере услуги. По итогам повторного рассмотрения суды трех инстанций отклонили довод истца и оставили в силе предписание ФАС.

При рассмотрении иска № А40-68085/2020 АСГМ учел решения по предшествующему делу и счел факт административного нарушения со стороны Варандейского терминала доказанным. Истец пытался доказать, что с его стороны в этом нет вины, так как цену согласовали с ПАО АНК «Башнефть» в рамках соглашения о совместной деятельности еще до начала предполагаемого правонарушения. Но суд счел, что в другом иске возможность для терминала соблюсти требования антимонопольного законодательства была подтверждена достаточно полно.

В связи с этим первая инстанция отказала в отмене оборотного штрафа. Расчет его размера суд также проверил и признал корректным.

9-й ААС под председательством Татьяны Красновой подтвердил это решение. Мотивировочная часть апелляционного постановления пока не изготовлена.

Варандейский терминал работает с 2008 года. Основная задача – круглогодичная перевалка нефти, которую добывают в Тимано-Печорской нефтегазоносной провинции. Проектная мощность терминала – 12 млн тонн в год. Терминал принадлежит «Лукойлу».

Осенью заработали поправки в законодательство о третейских судах, однако пока ни одна некоммерческая организация (НКО) не получила разрешения на создание постоянно действующего арбитража. Третейские суды (ТС) в России до сих пор работают по старым правилам, пишет «Коммерсантъ», который выяснял, на чем они зарабатывают и вписывается ли это в рамки закона.

C сентября вступили в силу поправки в закон «Об арбитраже», который ввел разрешительный порядок создания третейских судов. До этого их можно было создавать фактически при любом юрлице. Теперь же они могут функционировать лишь при НКО, которая имеет право на осуществление полномочий «постоянно действующего арбитражного учреждения». Такое право будет предоставлять правительство – на основе рекомендации Совета по совершенствованию третейского разбирательства при Минюсте (см. «Сформирован совет по третейским судам при Минюсте»). Функционировавшим ранее ТС разрешили рассматривать споры до ноября 2017-го, правда, лишь тем, третейские оговорки по которым были подписаны до сентября этого года. От необходимости получать разрешение Кабмина освободили только МКАС и МАК при Торгово-промышленной палате.

За 14 лет существования в России третейское судопроизводство зарекомендовало себя далеко не лучшим образом: многие ТС создавались как «карманные» суды при крупных компаниях или аффилированных структурах. Фактически такое судопроизводство превратилось в модель ведения бизнеса, причем не всегда законного (см. «Третейское разбирательство – избавит ли реформа рынок от «карманных» судов»). Многие юристы высказывают обеспокоенность в связи со сложившейся тенденцией. «По мысли законодателя – это никак не бизнес, а ветвь правосудия, форма «товарищеского суда», – говорит партнер коллегии адвокатов «Юков и партнеры» Светлана Тарнопольская. При этом по словам предправления Арбитражной ассоциации, партнера Baker & McKenzie Владимира Хвалея, большинство действующих ТС являются звеном в серьезном бизнесе, который их и финансирует.

«Многодетные» третейский суды

Основным источником дохода ТС по факту должен быть третейский сбор за рассмотрение гражданских споров. Однако на деле суды этим не ограничиваются и предлагают множество платных услуг, например, открытие своих филиалов в других субъектах страны или же продажа франшиз. Юридически оформляются они по-разному – как учреждение нового ТС или открытие представительства. Стоимоть таких «дочек» сильно варьирует и, как правило, не афишируется.

По итогам мониторинга сайтов выяснилось, что лидирует по оказанию такой услуги Высший арбитражный третейский суд (не имеет отношения к упраздненному ВАС – прим. ред.). Он открыл уже свыше 90 представительств. Требований для этого немного: нужно располагать офисом и не подпадать под законодательные ограничения, а для получения статуса арбитра сдается экзамен. Гонорары таких отделений составляет 50% от третейского сбора, другая половина уходит в головной ТС. Открытие таких представительств законодательно не запрещено. По словам партнера коллегии адвокатов «Муранов, Черняков и партнеры» Александра Муранова, у арбитража ICC (Международная торговая палата) также есть представительства, их намеревается открыть и МКАС при ТПП. Но юристы все же не одобряют такую практику. «Суть арбитража – разрешение споров, а не бизнес-деятельность, поэтому это противоречит если не букве, то точно смыслу закона», – говорит Тарнопольская.

Как стать арбитром и сколько за это платят

Многие ТС оказывают такие услуги, как «аттестация». Например, «Судебный департамент коммерческих арбитражей РФ» (СДКА, не входит в структуру госсудов – прим. ред.) предлагает «на платной безвозмездной основе аттестации кандидатов в третейские судьи/арбитры». После прохождения такой процедуры за 25 000 руб. можно получить статус арбитра Общероссийского третейского суда при СДКА. Арбитрам сулят гонорар от 4200 руб. за дело, судьям с юробразованием – от 5000 руб. К слову, гонорар не входит в сумму третейского сбора, его платят отдельно. «Это несерьезно и больше похоже на бизнес, фактически на «продажу дипломов», – отмечает Муранов.

Кроме того, «Коммерсантъ» нашел на сайте hh.ru архивные вакансии третейского судьи Федерального арбитражно-третейского суда (ФАТС), где сказано, что на заработок судьи, в частности, влияет «личное содействие в заключении третейского соглашения». Арбитрам гарантируют до 45% от третейского сбора: «25% – за рассмотрение спора и 20% – за содействие по заключению третейского соглашения сторонами». «Такая практика представляется неправомерной, – говорит Тарнопольская. – Материальный интерес в привлечении клиентов предполагает финансовую зависимость между арбитром и стороной по делу, это можно квалифицировать как конфликт интересов». «В серьезных зарубежных юрисдикциях такого не существует – это уму непостижимо!» – не скрывает возмущения Муранов.

Рассмотрим спор за день и найдем «жучков»

Бороться с конкурентами третейским судам помогают разные гарантии, которые они дают клиентам. Например, АТСМ, ФАТСМ, Первый ипотечный третейский суд, Национальный третейский суд обещают, что на расммотрение спора уйдет день/одно заседание. ВАТС и вовсе обещает выдачу исполлиста через 41 день после поступления иска. Юлий Тай отмечает, что, если стороны вовремя и полностью предоставили доказательства и раскрыли свою правовую позицию, то за один раз рассмотреть дело возможно, однако давать такие гарантии нельзя и даже незаконно.

Некоторые ТС предлагают и более «экзотические» услуги в том смысле, что они напрямую не связаны с третейским разбирательством. АТСМ, к примеру, организует взаимодействие с ФССП, коллекторами и даже задействует частных детективов для поиска имущества неплательщика. А красноярский ТС, чей руководитель до этого работал в краевом ОБЭП УВД, предлагает проверку на полиграфе, поиск «жучков» в домах и офисах.

В Минюсте рассчитывают, что реформа третейских судов пресечет все эти подчас незаконные схемы, а третейское разбирательство больше не будет восприниматься как бизнес, однако сами по себе положения законодательных поправок этого не гарантируют.

Добавить комментарий