Мене текел упарсин

Старое, но очень интересное обсуждение. Мне кажется, стоит, чтобы его вспомнили. Возможно, кто-то что-то добавит или поправит. Речь о Главе 5 книги Даниила, об эпизоде, когда царю Валтасару является рука, пишущая на стене таинственную надпись, и Даниил переводит её царю. (Рембрандт, Пир Валтасара, 1635, Лондонская национальная галерея).
(Кстати сказать, а что тут у Рембрандта написано? Что-то не похоже на «мене, текел, упарсим»… Или я неправа?)
upd Куда-то делась прекрасная анонимная незнакомка, объяснившая, что у Рембрандта «буквы идут сверху вниз, а потом уже справа налево». И ещё, что «отдельные исследователи также утверждают, что последняя буква (заин вместо нуна) — это такая шутка для потомков». А я — глууупая 🙁 Могла бы и сама догадаться… И вправду, что он там пишет? Неужели, заин? Мамачки.

* * *

— Эти таинственные заклинания – мене, текел, фарес — это меры веса, они же денежные единицы, имевшие хождение во времена Валтасара (или во времена написания этой истории). Мене — это мина, определённое количество серебра. Также напоминает монету, мониста, манат. Текел, и правда, похож на шекель и на сикль. Фарес (упарсин, перес), честно говоря, напоминает только Персию, фарси, ничего денежного. А помните, на рубле советском «бир манат»? А цыганское «мониста» — ожерелье из монет, вероятно, тоже оттуда.
— Фарес, упарсин, перес не имеет никакого отношения к персам: это значит «нарезать ломтиками», в современном языке тоже. Но тут есть тонкость: «Мене, текел, фарес» — слова, появившиеся на стене в русских и других переводах выглядят как остров иного языка, словно написаны тайными письменами. На деле же в тексте книги Даниила нет никакого контраста: вся книга написана на одном языке, точнее, на одном диалекте арамейского. Слова предупреждения ничем не отличаются от окружающего текста.
— Мне кажется, они и были «тайными письменами». Ведь Даниил был царским сыном из сынов Иудиных (Дан., 1:6) и, естественно, умел читать по-арамейски. Остальные же люди во дворце, включая царя Валтасара, который был халдеем, по-арамейски не понимали, поэтому и эти слова смутили царя и потребовали разъяснения.
— Кто-кто, а уж халдеи говорили и читали по-арамейски. Если вам удастся найти старика, который при царе учился в семинарии, он раскажет, что краткий курс арамейского называли халдейским. В гимназиях называли учителей халдеями, потому что те говорили на квази-русском языке, который похож на русский язык гимназистов, как арамейский — на язык Ветхого Завета. И еще, московские читатели этого постинга могут найти вокруг себя неплохих знатоков арамейского (кроме востоковедов и двух-трех раввинов): это ассирийцы (знаете, чистильщики обуви:-))), которые говорят на диалекте, очень близком к тому, на котором написана книга Даниила. Они называют себя «наш дидан», «наши люди».

Не содержание надписи смутило царя, а способ его написания: «царь видел кисть руки, которая писала. Тогда царь изменился в лице своем; мысли его смутили его, связи чресл его ослабели, и колени его стали биться одно о другое» (Дан. 5:5 — 5:6) Кстати сказать, если перевести точно, то «рука» должна быть «человеческой рукой»: «ба шаата нфака эцбан ди яд энаш вэкатван лакавэль нэврашта ал гира ди хталь эйхала ди малка…» — «в тот час вышли пальцы руки человека и написали напротив светильника на известке стены дворца царя…» Хотя, разумеется, рука появилась и исчезла чудесным образом.
— Тогда непонятно, почему, если язык надписи (арамейский) был не тайным, т.е. был знаком и Валтасару, и его окружению, никто не мог ее прочесть? Сам Валтасар, допустим, был в ужасе от вида пишущей руки, однако: «И вошли все мудрецы царя, но не могли прочитать написанного и объяснить царю значения его» (5:8)
Далее, написано: Даниил с легкостью смог ПРОЧИТАТЬ и РАСТОЛКОВАТЬ: «отвечал Даниил, и сказал царю: дары твои пусть останутся у тебя, и почести отдай другому; а написанное я прочитаю царю и значение объясню ему» (5:17). То есть, он не только прочитал («И вот что начертано: мене, мене, текел, упарсин.») (5:25), но и растолковал (тут же, 5:26 — 5:28).
Иными словами, если бы халдеи знали арамейский, сама фраза была бы приведена в тексте ДО ТОГО, как Даниила ввели пред лице царя. Тогда Даниилу достаточно было бы только РАСТОЛКОВАТЬ написанное. Следовательно, халдеи (по крайней мере те, что были тогда в царских чертогах) не знали арамейского языка. Возможно, кто-то из халдеев явно знал арамейский, да побоялся признаться — не смог бы растолковать 🙂
— Хотя арамейский и был разговорным языком всего Ближнего Востока, но записывался в разные времена и в разных странах разными алфавитами и письменами. Мы пишем и читаем его сейчас «квадратным» письмом (ашури) и палеоеврейским, менее известным. Раши говорит, что слова на стене были написаны квадратным письмом, которым халдеи не пользовались вообще. А Даниил с легкость смог как прочитать, так и растолковать: «отвечал Даниил, и сказал царю: дары твои пусть останутся у тебя, и почести отдай другому; а написанное я прочитаю царю и значение объясню ему» (5:17) Квадратное письмо Даниил, как и любой еврейский ребенок до сего дня в религиозных семьях начал учить в возрасте трех лет и одного дня, поэтому, разумеется, мог прочесть написанное.
Относительно толкования, здесь все куда глубже. Представьте себе, что вы — мудрец касдейский (халдейский). Скажем, вы даже сумели прочесть написанное. Ну и что? На стене написано «сосчитал, сосчитал, взвесил и нарезал ломтиками (разделил)». Можете объяснить царю, что это значит? Разумеется, нет. Всевышний дал пророку Даниилу истинное толкование, как в свое время Иосифу толкование снов.

— И всё-таки, возвращаясь к переводу. Вы пишете: «слова на стене были написаны квадратным письмом, которым халдеи не пользовались вообще». Раз так, то совершенно естественно, что слова, появившиеся на стене в русских и других переводах выглядят так, словно написаны тайными письменами. То есть, получается, что русский перевод адекватен.
— Вероятнее всего, вы правы. Думаю, есть большое очарование в таких вот островках иноязычия в библейских переводах, некая эстетическая ценность. Разумеется, можно бы перевести и слово «раби», и выражение «талита куми». Но в транскрипции они так живы и уместны, что даже не хочется обосновывать всерьез их необходимость.
— Согласен. Но если в случае с Даниилом островки иноязычия оправданы логически, то в других местах, действительно, кажется, ценность их именно эстетическая. Хотя, наверное, и в них должна быть какая-то логика…
— Тогда ещё один вопрос. В Книге пророка Даниила (Синодальное изд.) в стихе (5:25) сказано: «И вот что начертано: мене, мене, текел, упарсин» а в стихе (5:28) «Перес — разделено царство твое и дано Мидянам и Персам». В связи с чем возникла разница в написании? Это одно и то же слово, или разные падежные формы, или число? Почему в тексте на церковнославянском оба раза пишется «фарес»?
— Все очень просто: буква «пэ(й)» и буква «фэ(й)» — одна и та же, разделение на письме — точка, которая выпадает, если слово, начинается с «пэ» и предваряется слитно пишущимся союзом, например «у» (наш союз «и»), который может звучать как «у» или как «вэ». Например,
записка, бумажка = пэтэк, и записка = уфэтэк
собака = кэлэв, и собака = ухэлэв,
дом = баит, и дом = уваит
— Однако же, получается, что упарсин — то же слово, что и перес, только во множественном числе и с союзом и. Тогда в синодальном переводе совсем плохо: написано про упарсин, а пояснение — про перес:
5:25 И вот что начертано: мене, мене, текел, упарсин.
5:26 Вот и значение слов: мене—исчислил Бог царство твое и положил конец ему;
5:27 Текел—ты взвешен на весах и найден очень легким;
5:28 Перес—разделено царство твое и дано Мидянам и Персам.
А в церковнославянском оба раза фарес, как и должно быть по логике. Не следует ли, в связи с этим признать более удачным не синодальный, а церковнославянский перевод (там оба раза используется одно и то же слово — фарес)?
— Хотя с одной стороны оба раза фарес вроде бы более логично — что написано, то и толкуем — вариант Синодального перевода мне кажется более уместным, и вот почему:
1) Не уверен, что в первом случае следует упрощать до фарес. «За это и послана от Него кисть руки, и начертано это писание» (Дан., 5:24) — Вправе ли мы исправлять начертанное Его посланцем?

2) Ну а во втором случае (Дан., 5:28) невозможно использовать упарсин, так как это слово уместно лишь как элемент перечисления.
Полагаю, что при переводе в 19-м веке это вызвало не менее горячие споры 🙂
— В общем, вопрос о том, «как лучше» очередной раз уперся в вопрос о допустимости отступления от оригинала ради понятности. Интересно, что церковнославянский перевод, как оказывается, в этом отношении чуть ли не уникален: и в английских версиях, и в King James Bible — везде буквальное следование оригиналу, и только в церковнославянском — замена. И ещё FARES… FARES в латинском варианте Библии (Vulgata) и Доуэй-Реймской католической библии 1610 года.
Библия короля Якова:
5:25 And this the writing that was written, MENE, MENE, TEKEL, UPHARSIN.
5:26 This the interpretation of the thing: MENE; God hath numbered thy kingdom, and finished it.
5:27 TEKEL; Thou art weighed in the balances, and art found wanting.
5:28 PERES; Thy kingdom is divided, and given to the Medes and Persians
Вульгата:
25 haec est autem scriptura quae digesta est mane thecel fares 26 et haec interpretatio sermonis mane numeravit Deus regnum tuum et conplevit illud 27 thecel adpensum est in statera et inventus es minus habens 28 fares divisum est regnum tuum et datum est Medis et Persis
Вообще говоря, как мне кажется, в процессе перевода текста у переводчика есть две крайности:
1) Он полагает, что читатель по уровню равен ему самому или более компетентен. Тогда переводчик панически боится как-то упростить текст, совершить неадекватную замену или потерять флер языка, на котором изложен оригинальный текст. Пример — да тот же Набоков.
2) Он полагает, что читатель ну ничегошеньки не понимает в существе предмета и в языке оригинала. И тогда переводчик панически боится любой неясности, из-за которой его могут упрекнуть в незнании языка и/или отсутствии трудолюбия при переводе. Пример — любой комикс (вроде бы в США выпустили «Преступление и наказание», сорок картинок, всего $3.99- )
Истина, как было уже повторено неоднократно, где-то out there 🙂
Жалко, что обычно выход представляется в виде планарного текста. Если бы оформить перевод в виде гипертекста, как было бы славно:
— первый уровень — для чайников
— второй — для продвинутых(зачеркнуто:) понимающих людей
— третий — на языке оригинала.

Конечно вам знакомы эти слова.
Правильное написание их на арамейском языке: мене, мене, текел упарсин, что означает в буквальном переводе: мина, мина, шекель и полмины. Мина и шекель — это меры веса.
Согласно Книге Пророка Даниила эти слова написаны неизвестной рукой на стене во время пира вавилонского царя Валтасара, как предупреждение, что он погибнет от руки Кира.
Вот настоящая цитата:
И ты, сын его Валтасар, не смирил сердца твоего, хотя знал все это,
но вознесся против Господа небес, и сосуды дома Его принесли к тебе, и ты и вельможи твои, жены твои и наложницы твои пили из них вино, и ты славил богов серебряных и золотых, медных, железных, деревянных и каменных, которые ни видят, ни слышат, ни разумеют; а Бога, в руке Которого дыхание твое и у Которого все пути твои, ты не прославил.
За это и послана от Него кисть руки, и начертано это писание.
И вот что начертано: мене, мене, текел, упарсин.
Вот и значение слов: мене — исчислил Бог царство твое и положил конец ему;
Текел — ты взвешен на весах и найден очень легким;
Перес — разделено царство твое и дано Мидянам и Персам.
— Библия, «Книга пророка Даниила» (Глава 5: 22-28), между 167 и 163 годами до н. э.
В церковно-славянских книгах написаны три слова: мене, текел, фарес. Что означает: исчислен, взвешен и найден легким, такое толкование дано словам для их понимания.
Дело в том, что в арамейском языке звуки «ф» и «п» изображаются одной буквой, поэтому «упарсин» превратилось в фарес, а буква «у» в начале слова — это как русская слово-буква «и» в перечислении, например: труба, барабан И горн. «Буква «У» пишется слитно с тем словом, которое идет в перечислении.
Это так, чтобы было хоть немного понятней почему так различаются эти слова у Пророка на арамейском, предшественнике иврита, и в русском звучании.
Отношение иврита к арамейскому приблизительно такое, как русского языка и древнерусскому.
Вернемся к выражению. Как уже понятно — это знак свыше, предупреждение, что властителю нужно было бы остановиться, подумать, что-то изменить, чтобы не быть»лёгким» на весах Создателя.
Для чего я пишу это, чего вдруг вспомнила?
А потому, что в резиденции Лукашенко на стене огнем загорелись слова: «МЕНЕ, ТЕКЕЛ, ФАРЕС!»
Остановиться бы ему? Упасть в ноги Путину, он все равно уже там, и попросить Христа ради убежища.
Россия — щедрая душа, одним неосужденным государственным беглецом больше, одним меньше, какая разница?
Боюсь, что после отравления Навального, а это уже не версия, а утверждение, и для Путина может настать время, когда нужно следить за стенами его бункера.
Одуматься бы?
А насчет создания все более экзотических версий отравления Навального, которые стали множиться, как грибы после дождя, чтобы увести от истинных виновников отравления, хорошо бы вспомнить бритву Оккамы.
Знаете ли вы Уильяма Оккама, жившего в ЧЕТЫРНАДЦАТОМ веке, и бывшего одним из самых известных философов своего времени? Нам он известен, как автор принципа простоты, который он сформулировал в одной из своих книг, предложив «сбривать» лишнюю сложность в аргументации. Этот принцип получил название «бритва Оккама» и звучал приблизительно так: «Не нужно множить сущности без необходимости». Это предупреждение о том, что не надо прибегать к сложным объяснениям там, где вполне годятся простые.
То есть не стоит придумывать версии, что Навального отравили его соперники, германские шпионы и злобные пингвины на службе у японской разведки.
Достаточно знать, что он отравлен боевым отравляющим веществом, которое находится исключительно в руках у силовиков самого высшего уровня.
Мене, текел, фарес — и после этих слов был убит царь Валтасар, а Вавилон раздроблен. Навсегда.
МЕНЕ, ТЕКЕЛ, ФАРЕС.

Добавить комментарий