Корпорация элар защищает деловую репутацию в суде

Судебная статистика говорит о том, что количество таких исков в России растет. Если в 2016 году в арбитражные суды поступило 747 дел, то в 2019 суды рассмотрели 835 исков о защите деловой репутации. Число дел в судах общей юрисдикции за 2019 год составило 4966, что также превышает показатели предыдущих лет — в 2016 году суды общей юрисдикции рассмотрели 3991 иск.

Однако из этого количества удовлетворяется всего примерно 30 % исков. Выигрывать подобные дела по-прежнему непросто. С одной стороны, большой объем предмета доказывания и противоречивая судебная практика делают исход разбирательства труднопредсказуемым. С другой — помимо юридических оснований для подачи иска, компании оценивают множество других факторов: не превысят ли расходы на ведение дела убытки, причиненные правонарушением; не привлечет ли судебное разбирательство лишнее внимание общественности к порочащей публикации; не повлечет ли возможный проигрыш в суде еще больший вред деловой репутации компании.

Компаниям свои претензии доказать сложнее

Поэтому, несмотря на угрозу судебного иска, правонарушители часто не относятся к такой перспективе серьезно. Примерно в четверти случаев ответчиками по искам компаний выступают СМИ, которые или пренебрегают проверкой фактов, или сознательно ставят экономическую выгоду от распространения ложных сведений выше собственных репутационных рисков и возможных убытков. Чаще всего, в случае проигрыша в деле, самое худшее, что может произойти для СМИ – это необходимость опубликовать опровержение и, если речь идет о распространении в сети Интернет, удалить порочащие сведения, а также компенсировать сравнительно небольшие судебные издержки. Им редко приходится нести большие финансовые потери в связи с компенсацией потерпевшим.

Дело в том, что в отличие от физических лиц, которые вправе требовать возмещения морального вреда, юридические лица должны сначала доказать факт и размер реального имущественного вреда или упущенной выгоды. А это довольно сложно, так как необходимо доказать наличие причинно-следственной связи между распространением порочащих сведений и возникшими убытками.

Практика по удовлетворению подобных требований невелика, но из успешных кейсов можно почерпнуть идеи: например, если какой-либо контрагент отказывается заключить договор в связи с порочащими сведениями, можно попросить его подтвердить свои мотивы в письменном виде и представить в суд в качестве доказательства.

Однако, и назначаемые судами компенсации, как правило, невелики. В 2019 году по удовлетворенным в России 1489 искам взыскано всего около 90 миллионов рублей. Это в среднем около 60 000 рублей по каждому иску. Тенденция к минимальным размерам компенсации за ущерб деловой репутации не способствует увеличению количества исков с такими требованиями. В результате, единые подходы к определению адекватного размера такой компенсации в нашей стране формируются медленно, а правонарушители не считают необходимым воздерживаться от распространения ложных сведений.

Одним из решений может быть ужесточение ответственности. Например, закрепление в Гражданском кодексе РФ понятия «репутационного вреда» для юридических лиц — аналога морального вреда физическому лицу, или же фиксированного размера компенсации потерпевшей стороне. Сейчас же российское законодательство и разъяснения судебных органов не содержат определения деловой репутации и критериев для установления адекватной компенсации за нанесенный ущерб.

Еще одну сложность для истцов представляет то, что в предмет доказывания по спорам о защите деловой репутации входят такие категории, как «порочащий», «оскорбительный» характер сведений, а также разграничение фактов и оценочных суждений. К порочащим, согласно позиции Верховного суда, относятся, например, утверждения о нарушении лицом законодательства, недобросовестности в предпринимательской деятельности, нарушении деловой этики. Но признание их доказанными во многом зависит от внутреннего убеждения судьи. Поэтому и судебная практика не отличается однообразием. В части фактов, хотя бремя доказывания, что опубликованные сведения соответствуют действительности, по общему правилу лежит на ответчике, но и истцу также следует подготовиться и представить в суд доказательства ложности оспариваемых высказываний.

Успешный пример из практики

На этом фоне выигранные компаниями дела о защите деловой репутации, особенно против популярных СМИ, вызывают резонанс и внимание со стороны профессионалов. Например, летом 2020 года авиакомпания «Россия» выиграла суд против ТАСС, а производитель стиральных порошков AOS — АО «Нэфис Косметикс» — против казанских СМИ.

Наиболее свежий кейс – выигранный иск производителя препарата «Кагоцел» ООО «НИАРМЕДИК ФАРМА» против питерских СМИ. 12 ноября Арбитражный суд города Санкт-Петербурга и Ленинградской области полностью удовлетворил исковые требования компании о защите своей деловой репутации. Ответчиками по иску выступали не только учредитель сетевых изданий «Доктор Питер» и «Фонтанка.ру» – АО «АЖУР-МЕДИА» — и автор порочащей заметки, но и источник недостоверных сведений — доцент ФГБОУ ВО СПбПМУ Александр Хаджидис.

В статье, вышедшей на сайте «Доктор Питер» 28 января 2020 года, Хаджидис был назван «главным клиническим фармакологом Санкт-Петербурга», хотя такой должности, согласно данным Минздрава России, не существует. В интервью он утверждал, что препарат «Кагоцел», которым лечат ОРВИ, долго использовался как противозачаточное средство и вызывает нарушение репродуктивной функции у мужчин.

Производитель препарата доказал, что все эти утверждения не соответствуют действительности и порочат деловую репутацию компании. Суд проанализировал предоставленные истцом правила надлежащей производственной практики, результаты клинических исследований, отчеты по безопасности лекарственного препарата и научные публикации. В результате он обязал ответчиков удалить из опубликованной статьи все сведения, несоответствующие действительности, и опубликовать в этих же сетевых изданиях официальное опровержение. Если этого не будет сделано после вступления решения суда в законную силу, то ответчики могут быть привлечены к административной и даже уголовной ответственности.

Текст решения суда уже опубликован в полном объеме. Суд установил, что ответчиками не доказаны опубликованные в статье утверждения, а в этом случае шансы обжаловать решение в суде вышестоящей инстанции у издания и авторов практически нулевые.

Хотя судебная практика не является непосредственным источником права в России, однако позиция, аргументы и подход вышестоящих судов в отношении аналогичных обстоятельств дела и применимых норм права судами учитывается при разрешении похожих споров. Поэтому есть основания надеяться, что кейс «Ниармедик» и похожие решения мотивируют СМИ быть более осмотрительными и проверять публикуемую информацию о товарах и их производителях.

И небольшой совет напоследок. Теоретически привлечь к ответственности можно любого автора порочащей информации, вне зависимости от канала распространения. В том числе если информация распространялась в соцсетях или мессенджерах. Если существует риск, что публикация будет удалена или скрыта, рекомендую незамедлительно после обнаружения обратиться к нотариусу с заявлением об обеспечении доказательств. Сегодня это достаточно распространенная практика, многие нотариусы работают по таким запросам граждан и юридических лиц.

Настало время и мне написать свою историю.
Сейчас полдень, прекрасный солнечный день. Я лежу на грязной не застланной кровати. Вокруг в квартире, полный хаос. Так скажем незаконченная генеральная уборка с выносом всех вещей и очень много разбросано. И какие то старые книжки, корзина грязной одежды, прям в коридоре рассыпанная пачка порошка, что то разлито и неприятно пахнет, какие то запчасти от мотоцикла. Одним словом — песдес. Мамай и тот аккуратней ходит. В кармане тысяча тенге, что в переводе на рубли около двух сот. А так же несколько долгов, причем хороших. И это мой результат. Это то, чего я добился за семь долгих месяцев.
С чего все началось. Около пяти лет у меня были отношения с девушкой. Но как то все однажды не заладилось и мы решили тихо и мирно жить дальше, но только раздельно и навсегда. Это был мой толчок. Я решил себя в корне поменять. Решил, что если таким какой я есть, не смог достичь положительного результата, значит надо, что то делать. Кстати за пять лет гражданского брака я растерял всех знакомых и друзей, остались только два, с которыми дружу 21 год из 26. У меня был свой не большой бизнес, но занимал он очень много времени. А потому к чертям собачьим сдал его в аренду. Немного одряхлел. Пошел в качалку. Продал свой старый туристический мотоцикл и купил отличный спортбайк(как говорится чтоб девки давали). Поменял и машину на более молодежно холостяцкую. Стал относится к людям по другому. Раньше возможно был тем, кто сейчас пишет какой он заебись, а бабы козлы и ТП. Ну или ищет девушку которую видел год назад в метро но побоялся познакомиться. Завел друзей, знакомых.
Вобщем, вы знаете все кардинально поменялось, я никогда не был таким счастливым как в прошлое лето. Я понял, что мы сами управляем своей судьбой. Девчонок стало хоть отбавляй, причем всех мастей и разливов. И не потому что стал таким расфуфыренным, а потому, что перестал боятся. Мне не трудно было познакомиться в любом месте. Однажды даже в туалете. Знакомые становились друзьями. Не проверенными временем. Но близкими по духу. Мото братство это большая сила. И все стало так хорошо, что сердце попросило романтики. В одном из клубов, в котором мы часто отдыхали, влюбился я в прекрасную леди вытворяющую дивные выкрутасы на баре. Вы скажете клуб не место для знакомства с целью свадьбы и детей. И я соглашусь. Но только она была от меня по ту сторону бара. Бармен…или баргерл, как сейчас принято говорить. Влюбились мы друг в друга одновременно. И как думали надолго. И ничего не предвещало беды. Скажу еще, что девушка, дьявольской красоты. Все при нет и грудь и бедра и рост. И в разговорах интеллектуалка. И работящая, родителям помогает. Плюсов в разы больше чем минусов. Любит меня до безумия, и секс самый лучший в мире. Скажите вы — женюсь. И я ведь захотел. Впервые в жизни. Захотел свою ячейку общества. Захотел деточек, как мы их ласково называли в мечтах Бизоши . Тогда я думал вот оно мое счастье. Вот то чего многие ищут долгие годы и не могут найти. Шли дни, недели. Как и все мы бывало ссорились иногда, и всегда это заканчивалось офигенским сексом. Я вобще человек не конфликтный, ругаться не люблю, мужикам сразу бью в табло. А вот на девушек даже никогда не кричал. Считаю не мужское это дело с бабой ругаться. Но вот однажды, вечером она предложила мне сходить куда нибудь выпить. Я хотел отказать, по причине того, что завтра оплатят аренду а пока в кармане ни копейки. Она меня уговорила. Сказала, что заплатит. Хоть я так не привык, не так воспитан. Взял деньги у нее в долг. Поехали в бар, позвали друзей, напились вдоволь. И когда настало время платить она вдруг заявила перед всеми, что это она платит. Я жутко растерялся, покраснел. И сильно на нее обиделся. Она на меня тоже. Не известно по какой причине до сих пор. Приехали домой, засобирала вещи. Сказала уезжает. Ну чтож, скатертью дорожка. Слово за слово наговорили гадостей друг другу. И за очень едкую колку она меня ударила по лицу. Я потерял дар речи. От девушек по лицу я еще не получал. А потом меня понесло, я говорил такие слова, что за каждое опять получал. И знаете, с каждым сказанным мною, моя любовь к ней таяла, на глазах. Я думал что это последний день жизни с ней. Но она вдруг остепенилась. Расплакалась, просила прощения. Вобщем в ту же ночь мы помирились. Разбив во время ссоры два телефона и планшет. Один из телефонов и планшет были ее. Так начался мой долг. Время шло ссорится мы стали чаще и сильней. Но девушку свою я пальцем не трогал. Однажды в порыве ссоры она начала колотить меня по голове кулаками. И я не выдержал. Я сорвался, схватил ее за горло рукой, повалил на кровать и начал трясти. Крича, что бы она успокоилась. Я предложил расстаться. Это было за день до моего дня рождения. Но рано утром на ДР она пришла с извинениями. Но я почему то больше не хотел ее извинять. Я больше не хотел отношений с этим человеком. Но она была так убедительна, говорила, что исправится, что любит и жить без меня не может. Я растаял. И после этого каждая наша ссора заканчивалась рукоприкладством с ее стороны и огромнейшим желанием с ней расстаться с моей стороны. Несколько раз она меня так доводила, что если бы я мог плакать, уровень океана поднялся бы на четыре метра. Но я только молчал и ненавидел. Я стал ненавидеть этого человека всеми фибрами души. И каждый раз она молила о прощении и я прощал, бывало через день, через два но прощал и вроде бы вновь начинал любить. И так до следующей ссоры, примерно через неделю.
Около дюжины дней назад я осознал, что все. Причем без ссор и обид. Я понял, что я больше не люблю этого человека. Объяснил ей всю ситуацию. Она вроде поняла и уже подискивала себе квартиру. Я позволил ей остаться у меня пока она не решит свои проблемы с переездом. Не тут то было, опять началась старая песня о том, что она изменится. И в течении четырех дней, каждые 10 минут, кроме того времени которое мы спали, она просила помирится. Я хотел все закончить поэтому был непреклонен. Но это довело меня до нервного срыва. Я ушел из своего собственного дома. Сел на байк и укатил куда глаза глядят. Сказал пока она не съедет, не вернусь. Позвонила, вещи собраны, хочет отдать ключи. Приезжаю, начинается скандал, опять распускает руки. И вот все. Темно в глазах, слышу лишь звон. Держу ее за глотку и бью ладошкой по голове и лицу. Занавес блять. Я человек который на женщину даже голос не повышал, разломил внутри себя тот стержень, что строился годами и был крепче алмаза. Я потерял свою честь, свое мужское достоинство. И мне нет прощения.
Она позвонила сестре, сказала что избита. Хотя я практически не применял силы. Ни одного покраснения. Разве что на руке синяк от того что оттолкнул потом за руку. Я чуть под землю не провалился когда пришла ее старшая сестра помогать с переездом. Когда все закончилось, решил поделится с вами. Так лень разгребать этот бардак.
Написал я все это, тут, приследуя две цели.
Узнать у более мудрых в жизни, как с этим жить?
Выплеснуть все то что наболело. Потому что больше негде и некому. Не жалуюсь никому и никогда.
П.с. В нашей бывшей паре, уборкой, стиркой, глажкой занимался я. Впрочем как и оплатой коммунальных, покупкой продуктов, дорогих подарков, и гуляний.
П.с.П.с. Кстати я наполовину хач. Из Алматы. Но пикабу не любит хачей.
Если что, простите за ошибки. Писал в порыве.

Честь, достоинство и деловая репутация: защищаем правильно!Честь, достоинство и деловая репутация гражданина, а также деловая репутация юридического лица подлежат защите. В случае нарушения данных нематериальных благ пострадавший вправе требовать по суду опровержения порочащих его честь, достоинство или деловую репутацию сведений, если распространивший такие сведения не докажет, что они соответствуют действительности. Опровержение должно быть сделано тем же способом, которым были распространены порочащие сведения, или другим аналогичным способом (п. 1 ст. 152 ГК РФ). Кроме того, гражданин, в отношении которого распространены сведения, порочащие его честь, достоинство или деловую репутацию, наряду с опровержением таких сведений или опубликованием своего ответа вправе требовать возмещения убытков и компенсации морального вреда (п. 9 ст. 152 ГК РФ).

16 марта 2016 года ВС РФ в очередной раз напомнил нижестоящим судам, как разрешать дела по спорам о защите чести, достоинства и деловой репутации (Обзор практики рассмотрения судами дел по спорам о защите чести, достоинства и деловой репутации, утв. Президиумом ВС РФ 16 марта 2016 года; далее – Обзор). Так, высший судебный орган подчеркнул: содержащиеся в оспариваемых высказываниях оценочные суждения, мнения, убеждения не являются предметом судебной защиты в порядке ст. 152 ГК РФ, если только они не носят оскорбительный характер (п. 6 Обзора). Рассмотрим, как это положение применяется на практике.

Обратите внимание, что заявления о защите чести, достоинства и деловой репутации можно предъявлять за пределами трехлетнего срока исковой давности. Узнайте все требования, на которые исковая давность не распространяется, из «Энциклопедии решений. Договоры и иные сделки» интернет-версии системы ГАРАНТ. Получите бесплатный
доступ на 3 дня!
Получить доступ

Первая и вторая инстанции

Истцы обратились в суд за защитой чести, достоинства и деловой репутации. В обоснование заявленных требований они пояснили, что ответчик во время телевизионного эфира обвинил истцов в коррупции. Истцы просили суд признать распространенные сведения не соответствующими действительности, порочащими честь, достоинство и деловую репутацию, обязать телекомпанию опровергнуть оспариваемые сведения путем сообщения в эфире о принятом судом решении, а также компенсировать моральный вред.

Суд первой инстанции частично удовлетворил заявленный иск, снизив размер компенсации морального вреда в пять раз, с 2,5 млн до 500 тыс. руб. в пользу каждого из двух истцов (решение Савеловского районного суда г. Москвы от 28 апреля 2010 года № 33-21470). Кассационный суд оставил данное решение без изменений (определение Судебной коллегии по гражданским делам Московского городского суда от 20 июля 2010 года по делу № 33-21470).

КРАТКО

Реквизиты решения: Определение ВС РФ от 14 июня 2011 года по делу № 5-В11-49.

Требования заявителя: Отменить решение суда первой инстанции и кассационное определение, согласно которым распространенные ответчиком сведения были признаны не соответствующими действительности, порочащими честь, достоинство и деловую репутацию; ответчик обязан компенсировать моральный вред, а телекомпания – опровергнуть оспариваемые сведения путем сообщения в эфире о принятом судом решении. Направить дело на новое рассмотрение в суд первой инстанции в ином составе судей.

Суд решил: Решение суда первой инстанции и кассационное определение отменить, дело направить на новое рассмотрение в суд первой инстанции.

Надзорная инстанция

Не согласившись с принятыми постановлениями, ответчик обратился с надзорной жалобой в ВС РФ. Он настаивал, что спорное высказывание, прозвучавшее в телеэфире, – его личное мнение, не является обвинением и не может быть признано не соответствующим действительности и порочащим честь, достоинство и деловую репутацию истца. Несмотря на то, что оценочное высказывание невозможно проверить на предмет соответствия его действительности, представитель ответчика предоставил суду материалы, подтверждающие причастность истца к фактам коррупции. Напомним, обязанность доказывать соответствие действительности распространенных сведений лежит на ответчике. Истец, в свою очередь, должен доказать факт распространения сведений лицом, к которому предъявлен иск, а также порочащий характер этих сведений (п. 1 ст. 152 ГК РФ).

Судебная коллегия по гражданским делам ВС РФ указала: поскольку высказывание ответчика начиналось словами «Считаю, что…», нижестоящие суды должны были установить, являлось ли оно утверждением о фактах либо представляло собой выражение субъективного мнения. Суд первой инстанции, а вслед за ним и кассационный суд не привели каких-либо правовых доводов, позволявших отнести оспариваемое высказывание к утверждению о фактах. Ссылка указанных судов на словарь русского языка С.И. Ожегова, согласно которому мнение – это «суждение, выражающее оценку чего-нибудь, отношение к кому-нибудь или чему-нибудь, взгляд на что-нибудь», не опровергает доводы ответчика о том, что он высказал свое собственное мнение.

При рассмотрении дел о защите чести, достоинства и деловой репутации судам следует различать имеющие место утверждения о фактах, соответствие действительности которых можно проверить, и оценочные суждения, мнения, убеждения, которые не являются предметом судебной защиты в порядке ст. 152 ГК РФ и проверить которые на предмет соответствия их действительности нельзя (п. 9 Постановления Пленума ВС РФ от 24 февраля 2005 г. № 3 «О судебной практике по делам о защите чести и достоинства граждан, а также деловой репутации граждан и юридических лиц»).

МНЕНИЕ

Антон Толмачев

Антон Толмачев, генеральный директор компании «ЮрПартнерЪ»:

«Странно, что при рассмотрении указанного дела ни суд, ни стороны не инициировали проведение лингвистической экспертизы. Я считаю, что только филолог в состоянии оценить, содержатся ли в спорном высказывании сведения о фактах и событиях, возможна ли их оценка с точки зрения достоверности, носят ли они оскорбительный характер. Кроме того, эксперт может определить возможные интерпретации спорного высказывания другими лицами. После проведения экспертизы суду осталось бы только установить, порочат ли изложенные сведения честь, достоинство и деловую репутацию того, о ком они были распространены.

На мой взгляд, такой порядок сбора и оценки доказательств помог бы суду избежать субъективизма и принять единственно правильное решение».

Указанное дело представляет собой конфликт между правом на свободу выражения мнения и защитой репутации. Поэтому при его рассмотрении ВС РФ обратился к практике ЕСПЧ, согласно которой «конвенционный стандарт требует очень веских оснований для оправдания ограничений дебатов по вопросам всеобщего интереса» (постановление ЕСПЧ от 3 декабря 2009 года. Дело «Александр Крутов (Aleksandr Krutov) против Российской Федерации» жалоба № 15469/04; постановление ЕСПЧ от 23 октября 2008 года. Дело «Годлевский против Российской Федерации (Godlevskiy v. Russia)» жалоба № 14888/03). Таким основанием нижестоящие суды признали нарушение защищаемых Конституцией РФ и ГК РФ ценностей – чести, достоинства и деловой репутации. Однако они не учли, что согласно п. 1 ст. 10 Конвенции о защите прав человека и основных свобод ETS № 005 (Рим, 4 ноября 1950 г.), каждый имеет право свободно выражать свое мнение. Это право включает свободу придерживаться своего мнения и свободу получать и распространять информацию и идеи без какого-либо вмешательства со стороны публичных властей и независимо от государственных границ. Как неоднократно указывал ЕСПЧ, свобода выражения мнения представляет собой одну из основ демократического общества, основополагающее условие прогресса и самореализации каждого его члена. По мнению Cтрасбургского суда, свобода слова охватывает не только нейтральную информацию, но и ту, которая может оскорбить, шокировать или внушить беспокойство – таковы требования плюрализма, толерантности и либерализма, без которых нет демократического общества.

Таким образом, нижестоящие суды при рассмотрении указанного дела не учли разъяснения Пленума ВС РФ и правовые позиции ЕСПЧ, а также допустили нарушение норм процессуального права. На этом основании Судебная коллегия по гражданским делам ВС РФ отменила состоявшиеся судебные постановления и направила дело на новое рассмотрение в суд первой инстанции (определение ВС РФ от 14 июня 2011 года по делу № 5-В11-49).

***

ВС РФ отметил, что наиболее сложным для судов является разграничение утверждений о фактах, соответствие действительности которых можно проверить, и оценочных суждений, выражающих субъективное мнение и взгляды автора. При этом неправильная правовая оценка указанных высказываний влияет на обеспечение судом баланса между необходимостью восстановления доброго имени истца во мнении третьих лиц или общества и конституционными правами ответчика (п. 6 Обзора).

Добавить комментарий