Компании с иностранным капиталом

с началом революционных преобразований в 1990-е годы в Россию проникли практически все крупнейшие в мире ГК, в основном США, ФРГ и Японии. Уже в 1991 году в России действовало 68 ГК и 2295 их филиалов.

В последние годы, по официальным данным (приложение 9), на территории России функционирует от 23 до 24 тыс. разнообразных форм организаций (под организациями Росстат подразумевает и учитывает разные формы организаций, а также предприятий, фирм, корпораций и прочих форм международного бизнес-предпринимательства) с участием иностранного капитала. На указанных предприятиях занято около

3,5 млн человек, их годовой оборот составляет около 43 трлн. руб. . Но, по некоторым данным, реально действует менее половины из общего количества этих организаций.

По данным Росстата (приложение 10), в 2014 году на территории России функционировало более 5 тыс. предприятий с участием капитала Кипра, более 1,1 тыс. — с капиталом Британских Виргинских островов, более 1,5 тыс. — с капиталом Германии, 1,2 тыс. — с капиталом Китая, более 0,7 тыс. предприятий — с капиталом Нидерландов, более 0,7 тыс. — с капиталом США, более 0,7 тыс. — с капиталом Турции.

Бизнес Турции активно действует также в российской банковской сфере, в строительстве (в России работает около 100 турецких строительных компаний, которые строят крупнейшие спортивные объекты, высотные башни и небоскрёбы в Москве и Санкт-Петербурге), в текстильной, обувной отраслях промышленности, в производстве автомобильных компонентов, бытовой техники, алкогольной продукции и др. Особый интерес представляет созданная в 2001 году промышленная группа «Русджам» (входит в созданную в 1935 году турецкую группу «Шишеджам»), которой принадлежат заводы по производству стекольной тары в Краснодарском крае, Вологодской, Ленинградской и Владимирской областях. Между тем первый стекольный завод появился в России в 1635 году, мастерству производства стекла турецкий бизнес учился у россиян, но сегодня он обеспечивает треть потребностей России в стекольной таре.

Кроме того, на территории России функционируют совместные предприятия с капиталом из постсоветских государств (приложение 10), в том числе с участием капитала Белоруссии (около 3,3 тыс. предприятий), Украины (около 2 тыс.), Казахстана (более 0,5 тыс.), а также Узбекистана, Азербайджана, Армении, Молдавии и других стран .

Из общего количества организаций с участием иностранного капитала (приложение 9) в российском сельском хозяйстве в последние годы действует более 700 единиц, в добыче полезных ископаемых — около 500, в оптовой и розничной торговле, а также в разного рода ремонтных организациях — свыше 8 тыс., в обрабатывающем производстве — более 4 тыс., в гостиничном и рестораном бизнесе — около 700, занятых операциями с недвижимым имуществом, арендой и предоставлением услуг — более 5 тыс., в строительной отрасли — около 1,5 тыс. .

Но эти цифры не раскрывают истинного места и роли организаций с иностранным капиталом в экономике страны в целом, так как, например, в сельском хозяйстве действуют относительно мелкие предприятия, а в добыче полезных ископаемых и торговле — крупнейшие глобализированные корпорации.

В связи с этим, например, в 2014 году товарооборот 702 предприятий с участием иностранного капитала, занятых в российском сельском хозяйстве, составлял примерно 171 млрд руб., а товарооборот 442 совместных предприятий, занятых в России добычей полезных ископаемых, — более 3420 млрд руб. Другими словами, по нашим расчётам, предприятий в добыче полезных ископаемых в 2014 году в экономике России было в 1,6 раза меньше, чем в сельском хозяйстве, а их товарооборот был в 20 раз больше.

Годовой оборот организаций с участием иностранного капитала на территории России по основным видам экономической деятельности в последние годы представлен в приложении 11.

Одновременно создаются совместные с российским капиталом крупнейшие корпорации на основе трансграничных слияний и поглощений. Только 20 самых крупных иностранных ГК, по версии Forbes, работающих в России на 2016 год, представлены в приложении 12, а список зарубежных автомобильных корпораций — в приложении 13.

Среди крупнейших и широко известных в мире ГК, которые действуют на территории России, назовём также следующие:

  • 1) нефтяная компания «Сахалин энерджи», акционерами которой являются американские ГК «Маратон», «Мак Дермотт», а также японские ГК «Мицубиси» и «Мицуи»;
  • 2) английская ГК «Бритиш петролеум», которая в 2003 году приобрела контрольный пакет акций «Тюменской нефтяной компании»;
  • 3) немецкая ГК Osram GmbH, которой в 2003 году Альфа-банк продал 90 % акций Смоленского электролампового завода АО «Свет». Osram GmbH — это, пожалуй, самая крупная в мире ГК, производящая светотехническую продукцию, имеющая около 50 предприятий в 19 странах мира, поставляет продукцию в 140 стран, её годовой оборот составляет около 5 млрд евро (ёмкость внутреннего электролампового рынка России — около 200 млн евро);
  • 4) нидерландско-британская ГК Роял Датч Шелл совместно с Газпромом и японскими «Мицубиси» и «Мицуи» действует в разработке Сахалинского шельфа (проект СРП «Сахалин-2») и месторождений в Ханты- Мансийском автономном округе.

В 2009 году с участием иностранного капитала (нидерландско-британская нефтегазовая компания «Роял Датч Шелл», японские «Мицуи» и «Мицубиси») в Сахалинской области на берегу залива Анива создан крупнейший производственный комплекс «Пригородное». Комплекс включает: 1) первый в России завод по производству сжиженного природного газа, производительность которого составляет 9,6 млн т сжиженного природного газа в год; 2) терминал отгрузки нефти, состоящий из резервуаров для хранения нефти, отгрузочного трубопровода и выносного причального устройства для загрузки танкеров; 3) порт «Пригородное» общей площадью около 20 га, площадью акватории около 58 км и пропускной способности 19,600 млн т в год (наливные терминалы). Для содействия компании «Сахалин Энерджи» в указанном морском порту учреждено закрытое акционерное общество «Порт Пригородное», которое является совместным предприятием на паритетной основе компаний «Сахалин Энерджи» и ОАО «Совкомфлот». Первую поставку сжиженного газа с указанного завода в 2009 году получила Япония .

Особую активность в России не только проявляют, но и наращивают совместные предприятия с иностранным капиталом в добыче сырьевых ресурсов, торговле, производстве потребительских и многих других товаров.

По официальным данным, на начало 2012 года в общем объёме уставных капиталов всех компаний России доля компаний с нерезидентными мажоритарными акционерами (то есть с иностранными держателями пакетов акций, дающих им право участвовать в управлении компанией) составляла 27 %. При этом во многих отраслях российской экономики данный показатель был выше 27 % — среднего по российской экономике. Например, на предприятиях сектора добычи полезных ископаемых он составлял 43,7 %, обрабатывающей промышленности — 33,6 %, оптовой и розничной торговли — 89,6 %.

Ещё выше доля корпораций с нерезидентными мажоритарными акционерами в российской экономике в среднегодовых объёмах продаж (в оборотах). В среднем по экономике России она достигла 33,9 %, в том числе в добыче полезных ископаемых — 42,0 %; в обрабатывающей промышленности — 49,6 %; в оптовой и розничной торговле — 47,1 % .

При этом важно отметить, что корпорации-нерезиденты вносят в уставные капиталы совместных предприятий, занятых добычей российских природных ресурсов, мизерные средства — около 1,4 млрд дол., а контролируют они в России более 40 % оборота всей добывающей промышленности.

Кроме того, свыше 70 % крупнейшего бизнес-предпринимательства России строго контролируется и регулируется извне также через офшорные зоны. 50 крупнейших предприятий России, которые управляются через офшорные компании представлены в приложении 14 .

Несмотря на введение по отношению к России западных санкций, указанные показатели не только не снижаются, но даже нарастают, то есть нарастает оттеснение чисто российских предприятий в собственной экономике и экономической жизни.

По расчётам профессора В. Ю. Катасонова, с 2011 по 2015 год доля компаний и организаций с нерезидентными мажоритарными акционерами в России изменилась следующим образом (приложение 15): доля уставного капитала компаний-нерезидентов в капиталах корпораций России выросла с 27,1 до 28,6 %; доля объёмов ежегодных продаж — с 33,9 до 45,7 %. При этом доля среднегодовой численности работников в указанных организациях и предприятиях увеличилась незначительно: с 4,2 до 4,8 % .

Следовательно, можно сделать вывод о чрезмерном засилье иностранного капитала в российский экономике. Особенно опасным для России, её национальной безопасности является активное внедрение иностранного капитала и совместных предприятий в импортозаменяющие отрасли экономики.

Географическое распределение в собственной стране крупнейших ГК России, фигурирующих в мировых рейтингах, представлено в приложении 16, а их отраслевое распределение — в приложении 17. Анализ этих показателей даёт основание говорить о низкой рациональности деятельности российских ГК в своей стране как в географическом, так и в отраслевом направлении.

В России в настоящее время функционирует более 400 тыс. торговых организаций, из них чисто оптовой и розничной торговлей (без разного рода ремонтных организаций и организаций, предоставляющих близкие торговле услуги) занимается примерно 5 тыс., или 1,25 % совместных организаций, то есть организаций с участием иностранного капитала разных стран. Но эти 1,25 % совместных торговых организаций практически поставили под свой контроль всю территорию России от Сахалина до Калининграда, на их долю приходится до 70 % всей внутренней розничной торговли в стране, тогда как около 90 % чисто российских предприятий получили в своё распоряжение около 30 % внутренней розничной торговли.

Заметным примером здесь является активность ГК «Макдоналдс», которая открыла в России более 430 своих ресторанов и других бизнес- предприятий питания, швейцарской «Нестле», скупающей контрольные пакеты акций кондитерских фирм Самары, Перми, Барнаула, других регионов страны.

Особый интерес (и, пожалуй, непонимание и недоумение) вызывает тот факт, что в экономике России, по сути, господствуют торговые капиталы преимущественно малых стран. Например, из широко известных в России 28 торговых организаций, монополизировавших торговлю продовольственными товарами, 21 («Пятёрочка», «Корзинка», «Перекрёсток», «Карусель», «Копейка», «Тройка», «Универсам», «Покупочка», «Экономная семья», «Мир продуктов», «Мы» и пр.) представлены капиталами Нидерландов, территория которых меньше территории Смоленской области, 2 («Глобус» и «Магнит») — капиталами Кипра и Кипрского офшора Lavreno Ltd, 1 («Ашан») — капиталами Франции, 1 («Метро Кэш энд Керри») — капиталами Германии, 1 («О’кей») — капиталами Люксембурга, 1 («Лента») — капиталами Британских Виргинских островов, 1 («Билла») — капиталами Австрии.

В этих условиях легко предсказать возможные последствия резкого ухода иностранного капитала из совместных торговых организаций или мнимой потери этими организациями иностранных поставщиков продовольствия и других потребительских товаров для российского населения.

Управляемые извне, совместные торговые организации достаточно плотно обосновались в Российской Федерации начиная с 1990-х годов, но только за последние 10 лет их количество увеличилось почти на треть, количество работников в этих организациях выросло в три раза, а объёмы их продаж — в пять раз.

Уже почти тридцатилетняя практика показывает, что совместные торговые организации не без участия определённой части резидентов России (физических и юридических субъектов, многие из которых имеют не только российские паспорта) сформировали на территории нашей страны чисто монопольный рынок в основном зарубежных товаров. Скажем точнее, они сформировали олигопольный рынок с тайным сговором между присутствующими в России крупнейшими торговыми корпорациями разных стран. А олигополия всегда, для любой экономики много опаснее чистой монополии, в связи с тем что на олигополь- ном рынке практически невозможно выявить и предупредить тайный сговор, превращающий олигополию в неуправляемую чистую монополию. Этим, на наш взгляд, и воспользовались на территории России зарубежные капиталы и их российские не только экономические агенты.

Российское высшее руководство неоднократно высказывало своё недоумение и даже возмущение по поводу того, что цены на рынках потребительских товаров обычно повышаются одновременно и на одинаковый процент практически на всей территории России точно так же, как в послевоенный период, например до 1953 года, в СССР по указанию сверху цены понижались.

Особая опасность для российской экономики и её граждан заключается ещё и в том, что совместные торговые организации, точнее проникшие в Россию иностранные капиталы, торгуют часто контрафактной и контрабандной продукцией, доля которой, по словам президента России В. В. Путина, в 2017 году только по лёгкой промышленности на российском рынке составляла не менее третьей части. Диктуя цены по своему усмотрению, они открыто подавили внутренний рынок, диктуют свои условия внутренним производителям продукции, в том числе предприятиям импортозаменяющих отраслей, или принимают их продукцию по чрезмерно заниженным (демпинговым) ценам, или вовсе отказываются её принимать, определяют потребительскую корзину россиян, получают значительную часть их денежных средств, конвертируют их в иностранную валюту и свободно уводят из страны. Проще говоря, иностранный капитал, воплощённый в торговых совместных предприятиях России, диктует свои условия не только российским торговым организациям и рядовым потребителям, но и российской экономике, и, пожалуй, государству.

Международный бизнес в любой стране, особенно при отсутствии в ней рационального регулирования экономических процессов местным правительством, действует, как правило, в интересах её нерезидентов. В России это особенно заметно проявляется в крайне низкой для внутренней экономики эффективности международного бизнеса и его капитала, в вывозе из России в крупных (до 60 %) объёмах его доходов, а темпы роста этого вывоза часто превышают темпы прироста ВВП России от всех внутренних инвестиций. Действующий в стране международный, особенно крупный, бизнес стремится в максимальной степени подчинить себе и контролировать деятельность других видов бизнеса, а то и все экономические процессы в принимающей стране.

В связи с этим ещё раз особо отметим, что официальные данные Росстата существенно отличаются от данных других институтов, в том числе зарубежных. Например, по официальным данным, иностранный капитал контролирует около 30 % добычи российской нефти, а по другим данным — минимум 70 %. При этом государственные предприятия России добывают на своей территории только 4 % нефти. Кроме того, энергетика, цветная металлургия, водоснабжение и другие сферы на 70—90 % принадлежат компаниям Франции, Италии, Испании, Германии и других стран. По некоторым данным, многие крупнейшие российские корпорации и вовсе управляются через офшорные зоны . Проще говоря, удельный вес иностранного капитала в экономике России превышает все разумные пределы.

Таким образом, иностранный капитал, ставший частью российской экономики, не оказывает реального положительного влияния на активизацию инвестиционного процесса, а нерациональная отраслевая и региональная его структура, низкая эффективность в сочетании с самоустранением государства от влияния на эти процессы не способствуют экономическому росту, ведут к усилению внешнеэкономической зависимости и контроля хозяев других государств и ГК над экономикой России. Расчёты показывают, что только для обновления повсеместно изношенных основных производственных фондов необходимо минимум 3—4 трлн. руб. Западные ежегодные инвестиции составляют максимум 1—3 % этой суммы. Поэтому необходимо рассчитывать преимущественно на свои внутренние возможности, а требующийся российской экономике зарубежный капитал должен строго контролироваться и направляться в рациональное русло в целях обеспечения национальной безопасности.

Какие особенности работы в РФ установлены для компаний с участием иностранного капитала? Какие существуют ограничения (запреты) на виды деятельности подобных компаний?

Говоря об особенностях работы в России иностранных компаний, следует иметь в виду, что такие компании могут осуществлять инвестиции в российские компании (вплоть до 100% доли иностранной компании) либо создавать на территории России обособленные подразделения (представительства, филиалы и др.). Созданное подразделение иностранной компании должно пройти аккредитацию и встать на учет в налоговой инспекции по месту осуществления деятельности.

АУТСОРСИНГ БУХГАЛТЕРСКИХ УСЛУГ ВЭД

Важно!

Филиалу или представительству иностранной компании разрешается осуществлять деятельность со дня его аккредитации. И, соответственно, иностранная компания прекращает деятельность на территории РФ через филиал, представительство со дня прекращения действия аккредитации филиала, представительства (п.3 ст.4 Закона №160-ФЗ).

С 1 января 2015 года постановлением Правительства РФ от 16.12.2014 г. №1372 функции по аккредитации иностранных филиалов, представительств (за исключением представительств иностранных кредитных организаций) возложены на ФНС РФ.

КАК Я МОГУ ПРОДЛИТЬ СРОК АККРЕДИТАЦИИ ПРЕДСТАВИТЕЛЬСТВА, ЕСЛИ ДЕЙСТВИЕ СВИДЕТЕЛЬСТВА УЖЕ ЗАКОНЧИЛОСЬ? — ЗАКРЫТИЕ ИЛИ НОВАЯ АККРЕДИТАЦИЯ

Правовое регулирование деятельности

Особенности работы в России компаний с иностранным капиталом регулируются Федеральным законом от 09.07.1999 г. №160-ФЗ «Об иностранных инвестициях в РФ», а также международными договорами РФ. Действие Закона №160-ФЗ не распространяется на инвестиции в кредитные и страховые компании, некоммерческие организации (п.2 ст.1 Закона №160-ФЗ).

РЕГИСТРАЦИЯ ИНОСТРАННОЙ КОМПАНИИ

!Регистрация ООО- открытие бизнеса !Регистрация ООО- открытие бизнеса

Ограничения деятельности компаний с иностранным капиталом

В Законе №160-ФЗ установлены жесткие ограничения на участие компаний с иностранными учредителями. Целью таких ограничений является защита основ конституционного строя, нравственности, здоровья, прав и законных интересов других лиц, обеспечения обороны страны и безопасности государства (п.2 ст.4 Закона №160-ФЗ).

Так, Федеральным законом от 29.04.2008 г. №57-ФЗ установлен перечень видов деятельности, имеющих стратегическое значение для обеспечения обороны и безопасности РФ.

Установленный перечень является закрытым и включает в себя 45 видов деятельности, среди которых (ст.6 Закона №57-ФЗ):

  • выполнение работ по активному воздействию на гидрометеорологические процессы и явления;
  • выполнение работ по активному воздействию на геофизические процессы и явления;
  • размещение, сооружение, эксплуатация и вывод из эксплуатации ядерных установок, радиационных источников и пунктов хранения ядерных материалов и радиоактивных веществ, хранилищ радиоактивных отходов;
  • обращение с радиоактивными отходами при их хранении, переработке, транспортировании и захоронении;
  • использование ядерных материалов и (или) радиоактивных веществ при проведении НИОКР.

Ограничения для иностранных инвесторов предусмотрены в банковской и страховой сферах.

!Материалы по теме !Материалы по теме

Так, Федеральным законом РФ от 27.11.1992 г. №4015-1 введен запрет на занятие определенными видами страхового дела в зависимости от доли участия иностранных инвесторов в уставном капитале капитала компании.

Для каких участников страхового рынка установлен запрет?

Законом №4015-1 ограничения введены для:

  • дочерних обществ иностранных инвесторов;
  • компаний, имеющих определенную долю иностранного инвестора в уставном капитале (градация доли иностранного инвестора от 49% до 51%).

ПРИ СОЗДАНИИ ПРЕДСТАВИТЕЛЬСТВА ИНОСТРАННОЙ КОМПАНИИ ТРЕБУЕТСЯ ЛИ ПРИСУТСТВИЕ В РОССИИ ДИРЕКТОРА ГОЛОВНОЙ КОМПАНИИ?

Важно!

Страховые компании, являющиеся дочерними обществами по отношению к иностранным инвесторам либо имеющие долю иностранных инвесторов более 49 процентов, не могут осуществлять в РФ страхование жизни, здоровья и имущества граждан, а также страхование имущественных интересов государственных организаций и муниципальных организаций (абз.1 п.3 ст.6 Закона №4015-1, постановление Девятого арбитражного апелляционного суда от 05.02.2014 г. №09АП-46899/2013).

В банковской сфере ограничения (дополнительные требования) установлены Федеральным законом от 02.12.1990 г. №395-1. Так, ст.18 Закона №395-1 введены дополнительные требования к созданию и деятельности кредитных организаций с иностранными инвестициями (инвестициями нерезидентов). Для таких компаний устанавливается ограничения (квоты) по размеру участия иностранного капитала в совокупном уставном капитале кредитных организаций (Указания ЦБ РФ от 28.01.2016 г. №3948-у).

При достижении квоты (предельное значение размера участия иностранного капитала в совокупном уставном капитале — 50 процентов) Банк России может отказать в регистрации такой организации и выдаче ей лицензии на осуществление банковских операций.

На сегодняшний день в законодательстве действуют и иные ограничения для иностранных инвесторов.

Ограничения касаются запрета на приобретение иностранными юридическими лицами в собственность земельных участков, находящихся на приграничных территориях (п.3 ст.15 ЗК РФ).

МОГУТ ЛИ ИНОСТРАННЫЕ ГРАЖДАНЕ ИЛИ ИНОСТРАННЫЕ ФИРМЫ ПОКУПАТЬ ЗЕМЛЮ В РОССИИ?

Ограничения предусмотрены на учреждение средств массовой информации, организации (юридического лица), осуществляющей вещание (ст.19.1 Закона от 27.12.1991 г. №2124-1).

ПОРЯДОК СОЗДАНИЯ ПРЕДСТАВИТЕЛЬСТВА И ФИЛИАЛА ИНОСТРАННОЙ КОМПАНИИ

Особенности составления отчетности компаний с иностранным капиталом

Должны ли компании с иностранным капиталом вести бухгалтерский учет и формировать российскую бухгалтерскую отчетность? На сегодняшний день никаких особенностей для формирования отчетности таких компаний не установлено (п.2 ст.13 Федерального закона от 06.12.2011 г. №402-ФЗ).

Закон №402-ФЗ позволяет не вести бухгалтерский учет находящимся на территории РФ филиалам, представительствам или иным структурным подразделениям организации, созданной в соответствии с законодательством иностранного государства, — в случае, если в соответствии с законодательством РФ о налогах и сборах они ведут учет доходов и расходов и (или) иных объектов налогообложения в порядке, установленном указанным законодательством.

Так, иностранные организации, осуществляющие деятельность в РФ через постоянное представительство, уплачивают авансовые платежи и налог на прибыль по российским правилам (ст.307 НК РФ), представляют налоговую декларацию и отчет о деятельности иностранной организации (форма утверждена приказом МНС РФ от 16.01.2004 г. №БГ-3-23/19).

В этом случае представительство иностранной организации вправе рассчитывать на освобождение от ведения бухгалтерского учета в соответствии с п.2 ст.6 Закона №402-ФЗ.

Нидерланды занимают второе место в мире по экспорту сельхозпродукции, и ведущие голландские аграрные компании заинтересованы в том, чтобы продавать свои знания и технологии в Россию. Эта стратегия голландского бизнеса объективно совпадает с интересами российской экономики, а торгпредство активно помогает бизнесу Нидерландов в установлении контактов с заинтересованными российскими партнерами.

В этом году при поддержке нашего торгпредства состоялось более 30 бизнес-миссий российских компаний в Нидерландах и голландских компаний в российских регионах, заключено более 20 соглашений и контрактов.

Сдерживающий момент реализации сотрудничества — недостаток финансирования. Если раньше многие российские и голландские компании рассчитывали на доступ к дешевым европейским ресурсам, то сейчас в большинстве случаев эти возможности закрыты.

К примеру, голландская компания Farm Frites, реализующая совместный проект с компанией «Белая дача» в Липецкой области, получила отказ ЕБРР по финансированию проекта.

В этой связи необходимо усиление координирующей роли федерального центра в финансировании проектов, которые прошли экспертизу в регионах, получили поддержку региональных органов власти и Минэкономразвития.

Уже приняты решения по участию ВЭБа, Росэксимбанка, Международного инвестиционного банка в финансировании проектов по экспорту российской продукции, реализации инвестпроектов на территории РФ. Очень важно добиться практической реализации этих решений.

— Удалось ли Голландии найти рынки сбыта для сельхозпродукции, экспорт которой Россия запретила в ответ на санкции Запада?

— Ответные меры России достаточно сильно сказались на аграрном бизнесе Нидерландов. По данным министерства экономики страны, голландские фермеры не смогли продать продукцию в Россию на сумму порядка 600 миллионов евро. Дополнительная сложность еще в том, что продукция, предназначенная для экспорта в Россию, не всегда может быть продана на рынке ЕС. Например, томаты, которые готовились к продаже в Россию, имеют более долгий срок созревания, огурцы для России — другого размера.

Плюс на рынок Нидерландов хлынула продукция Польши, Испании, Франции. В результате цены на некоторые виды продукции упали в два-три раза. Чтобы поддержать своих сельхозпроизводителей, правительство Нидерландов выкупило часть продукции фермеров и вернулось к практике бесплатных завтраков в школах.

По данным голландских экспертов, общий ущерб для голландских сельхозпроизводителей с учетом снижения цен и потери российского рынка сбыта составил порядка 1,5 миллиардов евро — это очень чувствительный удар по аграрному сектору Нидерландов.

Не стоит забывать, что Нидерланды являются ведущей торговой страной Евросоюза и многие голландские логистические компании были задействованы в транспортировке в Россию продукции других стран, поэтому для них также наступили тяжелые времена.

Сегодня голландский бизнес все жестче ставит вопрос перед своим правительством и перед Евросоюзом о компенсации своих убытков. Более того, ведущие голландские компании все чаще упрекают власти страны в том, что, поддерживая санкции ЕС, они помогают конкурентам голландского бизнеса на российском рынке.

Многие голландские компании активно выступают за нормализацию отношений с Россией в интересах развития своего бизнеса.

— Вы упомянули бесплатные завтраки, какие еще шаги предпринимают Нидерланды, чтобы сбыть продукцию, которая предназначалась для российского рынка? Финляндия, например, распродавала товары за бесценок, кто-то вообще выбрасывал, устраивал акции.

— Голландский бизнес очень высокоорганизован и использует различные возможности для реализации излишков сельхозпродукции и продовольствия. Действительно, проводятся различные ярмарки, где часть продукции продается практически по себестоимости.

Что касается мер поддержки, то правительство Нидерландов оказывает помощь в продвижении продукции фермеров, предприятий малого и среднего бизнеса на новые рынки сбыта. Были иллюзии в части поставок на Украину, они оказались безосновательными. Но тем не менее часть голландской продукции за счет ее высокого качества удалось продвинуть в другие страны.

— Обращаются ли голландские компании в российское торгпредство за помощью?

— Мы поддерживаем проекты российского бизнеса в Нидерландах и голландского бизнеса в России, это принципиальный момент. Для нас голландские компании, работающие в России, такие же родные, как российские, которые работают в Нидерландах.

Голландские компании приходят в Россию не только с желанием заработать, но и со своими знаниями, технологиями, менеджментом, и наша задача — помочь успешной реализации их проектов, чтобы российские партнеры получили голландские знания, технологии, ноу-хау для дальнейшего развития своего бизнеса.

Голландских предпринимателей волнуют вопросы фитосанитарного контроля, таможенного регулирования, финансирования проектов в российских регионах.

Вы знаете, голландский бизнес рассматривает этот кризис в политической сфере как новый вызов, как новые возможности для себя. Как там у Владимира Высоцкого — «буйных мало», так вот, буйных среди голландского бизнеса еще со времен Ост-Индской и Вест-Индской компаний достаточно много, и они в любом случае найдут возможности для работы в России.

Скажу больше: даже те компании, которым рекомендовано не проявлять особую активность в работе с Россией, тем не менее ищут возможности для развития сотрудничества. Например, недавно компания Shell подписала соглашение с «Газпромом» о строительстве третьей очереди завода по производству сниженного природного газа на Сахалине.

— В Нидерландах зарегистрировано много представительств российских дочерних компаний, среди которых Gazprom International, South Stream, Vimpelkom. Отношение к ним со стороны голландских властей каким-то образом поменялось? Ухудшились ли условия работы, усилилось ли давление со стороны ЕС?

— Правительство Голландии еще в 2011 году поставило цель, чтобы к 2020 году 10% из 500 ведущих компаний мира платили налоги в Нидерландах. Почему у этой цели есть реальные возможности достижения? Потому что налоговая юрисдикция Нидерландов считается одной из лучших в мире. И, конечно, правительство страны заинтересовано в том, чтобы российские предприятия регистрировались и платили налоги в Нидерландах.

Вместе с тем на фоне геополитической напряженности, которая усилилась после катастрофы малазийского Boeing, в которой погибли почти 200 граждан Нидерландов, был предпринят ряд абсолютно неадекватных мер.

Например, российская компания регистрирует дочернее предприятие в Голландии и назначает директором гражданина России. Так вот, этому предприятию отказывают в открытии счета в голландском банке. Кто от этого выиграл? Сам фон, безусловно, недружественный, а политическая обстановка достаточно сложная.

Тем не менее мы используем площадку торгпредства для обсуждения сложившейся ситуации и выявления путей решения проблемных вопросов.

— Российская группа «Сумма», которая строит нефтеналивной терминал в порту Роттердама, столкнулась с трудностями в реализации проекта из-за санкций. Есть ли вероятность, что этот терминал все-таки будет построен?

— Группа «Сумма» реализует проект по строительству в порту Роттердама терминала, который будет использоваться для торговли нефтью и нефтепродуктами.

Инвестиции в проект запланированы в размере 1 миллиарда евро, из которых 800 миллионов инвестируется компанией Shtandart TT B.V. (100% принадлежит «Сумме» — ред.), 200 миллионов евро — администрацией порта Роттердама.

Предполагалось, что строительство терминала начнется в середине 2014 года, однако по ряду причин сроки были перенесены. Например, возникли сложности с оформлением разрешительной документации на начало работ и получением согласования от пожарной службы. Больше, чем планировалось, заняли общественные слушания. Кроме того, на площадке были обнаружены снаряды времен Второй Мировой войны, и потребовалось время для прояснения того, могут ли они повлиять на строительство. Таким образом, сроки начала строительства передвинулись на 2015 год.

Несмотря на непростой период в отношениях России и Евросоюза, этот проект имеет большую поддержку как в Роттердаме, так и в Нидерландах в целом. Голландцы очень заинтересованы в появлении нового крупного нефтяного хаба, в том числе для поставок из России, ведь проект увеличит грузооборот порта. Были заявления нескольких депутатов городского совета о том, что стоит запретить проект, но они не нашли поддержки. Мы, в свою очередь, очень плотно работаем с группой «Сумма» и готовы в случае необходимости оказать ей содействие в реализации проекта.

— Сейчас многие компании, например, ВЭБ и ВТБ, пытаются оспаривать санкции в суде Европы. Каковы, на ваш взгляд, шансы с точки юридической зрения выиграть эти иски?

— Если подходить непредвзято, то шансы высоки, но вы прекрасно понимаете, что этот процесс политизированный. И будем называть вещи своими именами: тот кризис, который сейчас сложился во взаимоотношениях России с ЕС, показал, что европейские лидеры, к сожалению, принимают политические решения в ущерб национальному бизнесу своих стран. Санкции против ВЭБ и ВТБ это наглядно подтверждают.

— Мы говорили о голландских компаниях, а насколько российский бизнес, за исключением ТЭКа, хочет экспортировать свою продукцию в Голландию и будет ли она востребована?

— В качестве примера могу привести некоммерческое партнерство «Руссофт», объединяющее разработчиков программного обеспечения России, которое в прошлом году открыло свое представительство в Гааге. Ряд российских IT-компаний сейчас активно работают с голландскими заказчиками. Многие продукты, разработанные российскими программистами для голландских предприятий, востребованы и другими европейскими компаниями.

Правительство Нидерландов приняло решение повысить долю «зеленой энергетики» до 14% к 2020 году, поэтому растут поставки российских пеллет и другой биомассы.

Также голландцы заинтересованы в сотрудничестве в области экологически чистой продукции и поставках сельхозсырья из России. Несмотря на снижение общего товарооборота, экспорт продовольственных товаров и сельскохозяйственного сырья за первое полугодие этого года из России в Нидерланды увеличился на 45%. Правда, он составил пока небольшую сумму — 265 миллионов долларов. Поэтому возможности есть, и российские предприниматели ищут пути продвижения своей продукции.

— ЕС в рамках санкций запретил экспорт в Россию оборудования для нефтегазового сектора. Затронуло ли это вето голландские компании?

— Приведу совсем недавний пример, в торгпредство обратилась компания HLP Group, которая производит насосы для нефте- и газопроводов, 95% бизнеса компании в настоящее время приходится на Россию. Продукция компании не запрещена для экспорта и не подпадает под категорию «двойного назначения».

HLP Group заключила контракт в марте 2014 года с российской компанией, расположенной в Приморском крае. Стоимость контракта составляет порядка 200 тысяч евро. Оборудование было произведено в сроки, предусмотренные контрактом, и должно было быть доставлено во Владивосток в середине ноября.

Однако таможня Нидерландов потребовала получения специальной экспортной лицензии для транспортировки оборудования. Срок выдачи лицензии — восемь недель, что фактически означает срыв сроков контракта.

Вместе с тем в сфере энергетики существуют и такие отрасли, в которых продолжается взаимовыгодное российско-голландское сотрудничество. В частности, речь идет о технологиях производства топливных систем голландских компаний для использования природного газа в качестве газомоторного топлива в России.

— Готовы ли голландские компании реализовывать проекты в Крыму?

— Многие голландские компании, работавшие в Крыму, когда он находился в составе Украины, хотели бы продолжить свой бизнес на полуострове. Ряд голландских компаний хотели бы поучаствовать в реализации инфраструктурных проектов в Крыму.

В ноябре этого года делегация голландского бизнеса встретилась с министром по делам Крыма Олегом Савельевым, региональными властями, предприятиями и организациями Крыма. По итогам встреч были достигнуты договоренности об участии голландских компаний в проектах дорожного строительства, очистки воды, мусоропереработки, а также реконструкции санаториев полуострова.

Главная сложность сейчас в том, что в Крыму и в Севастополе пока не решены многие системные вопросы, например, отсутствует генеральная схема водоснабжения, требуется решение ряда других вопросов.

Вместе с тем голландские компании готовы участвовать в проектах сельского хозяйства, медицины и здравоохранения, создания индустриальных парков в Севастополе и Евпатории.

— Хотят ли нидерландские компании участвовать в тендере на строительство Керченского моста?

— Этот вопрос очень политизированный, но я точно могу сказать, что некоторые голландские компании изучают возможности своего участия в реализации этого проекта. Компании я пока называть не буду.

— Несколько лет назад появились разговоры о возможности прихода в Россию всемирно известной голландской цветочной биржи Flora Holland. Получила ли развитие эта тема?

— В этом году наши партнерские отношения с аукционом Flora Holland заметно активизировались. Во многом этому способствовал приход к руководству аукциона новой команды специалистов, которые осознали значение и, главное, перспективы российского потребительского рынка для цветочного бизнеса Нидерландов.

При ежегодном обороте крупнейшего в мире товарного аукциона Flora Holland в 5,5 миллиарда евро, экспорт цветочной продукции в Россию составляет 350 миллионов евро. К сожалению, сегодня большая часть российского импорта из Нидерландов — это срезанные цветы порядка 15 традиционных сортов.

Другим стимулом в какой-то мере послужили ответные меры России на санкции ЕС, которые обусловили активизацию голландского экспорта позиций, не подпадающих под запрет.

В этой связи руководители аукциона предложили развитие сотрудничества по ряду направлений. Среди них логистика доставки цветов, выращивание в России морозоустойчивых селекционных сортов, сотрудничество научных центров и лабораторий селекции семян, выращивания цветов, саженцев и декоративных деревьев/кустарников, наконец, строительство «под ключ» тепличных хозяйств с научным сопровождением процессов голландскими специалистами.

Что касается прихода Flora Holland в Россию, то при современных технологиях сам факт физического присутствия отделения аукциона в России не столь актуален. Мы уже приступили к переговорам по организации участия российских компаний в аукционе в режиме online. Руководство Flora Holland планирует представить свой проект в течение ближайших месяцев с целью его запуска в конце 2015 — начале 2016 года.

Добавить комментарий