Количество чиновников

Росстат опубликовал большую сводную таблицу о численности и оплате труда государственных гражданских и муниципальных служащих в регионах России. Самое время посмотреть и посравнивать, каково живется слугам народа в регионах.
Широка страна моя родная, много в ней…
Россия – большая страна, и управлять огромной территорией не так просто. Для этого нужен большой и разветвленный бюрократический аппарат: министры, замы, начальники управлений, начальники отделов, мэры, губернаторы, главы администраций, судьи, силовики, налоговики, профессиональные депутаты и много кто еще.
На вершине иерархии исполнительной власти – федеральное правительство и администрация президента. На этажах пониже – те самые органы власти, которые представлены в регионах:
территориальные управления федеральных структур (ФЕД), региональные органы власти (РЕГ), … а, ну да, и, конечно, муниципалитеты (МУН).
Стоит напомнить, что не все, кто трудится в этих органах являются государственными и муниципальными служащими. Водителя, охранника или, к примеру, уборщицу оформлять как госслужащего нет смысла. Врачи, учителя и соцработники — тоже мимо. Речь идет именно об управленческом звене.
И вот сколько народу в итоге трудятся в аппарате:
Всего в России по итогам 2018 года в регионах насчитывается 991 600 государственных гражданских и муниципальных служащих.
По ветвям власти расклад крайне неравномерный:
на ниве законотворчества трудятся 15,5 тыс. человек (это аппараты региональных заксобраний, депутаты на постоянной основе, муниципальные советы депутатов и т.д.);в судах и прокуратуре трудится 109,5 тыс. служащих;но, конечно, больше всех служащих мы обнаруживаем в исполнительной власти — 850,4 тыс человек … и там комплектация по этажам власти уже такая такая:
398 898 служащих трудятся в теруправлениях федеральных структур (ФЕД), 165 995 человек — в органах исполнительной власти регионов (РЕГ) и 285 538 человек — в мэриях, райадминистрациях и сельсоветах (МУН). Итого получаем, что на каждый из 85 регионов приходится:
по 24 700 человек бюджетниковиз них – 11 666 служащих (по 4700 федеральных служащих, 1952 региональных и по 3360 муниципальных). Сколько платят
А вот теперь – данные о зарплатах служащих:
Оплата труда госслужащих обходится российскому бюджету в 45,6 млрд. рублей ежемесячно – или 547,5 млрд. рублей в год.
Чтобы было понятнее, сколько это — 45,6 млрд рублей. Примерно столько, например, составляет бюджет Астраханской области на весь 2019 год, включая собственные доходы и дотации федерального центра.
Какова ситуация численность и зарплаты служащих по конкретным регионам, можно посмотреть в таблице (источник: Росстат):

16 ноября во время совещания с вице-премьерами глава правительства Михаил Мишустин анонсировал очередную оптимизацию госаппарата. Ее планируют начать с первого января будущего года и закончить к апрелю. Прошлые такие реформы дали обратный эффект — число чиновников только выросло. Как будут сокращать чиновников в этот раз, почему не сработали прошлые реформы и сколько в стране слуг народа — в материале «МБХ Медиа».

Реформа Мишустина

На совещании с вице-премьерами в понедельник премьер-министр Михаил Мишустин заявил о «необходимости оптимизировать систему управления». По его словам, сейчас открыто около 20% вакансий в различных ведомствах и министерствах. Он поручил сократить штат чиновников в центральных аппаратах на 5%, а в территориальных органах ведомств на 10%. «Делать это будем за счёт в основном вакантных позиций», — заявил Мишустин.

На портале «Госслужба» размещены 3342 вакансии, как на открытые должности, так и для включения в резерв. Среди них есть, например, должность начальника управления министерства имущественных отношений Мурманской области с зарплатой от 106 тысяч рублей и специалиста первой категории в аппарат финансового управления Кольчугинского района Владимирской области с зарплатой от 6,4 до 7 тысяч рублей за полставки. За полную соискатель бы получал немногим выше МРОТа (он составляет примерно 12 тысяч рублей).

Это уже было

За последние десять лет это уже третья попытка сократить количество чиновников. В начале 2011 года тогдашний президент Дмитрий Медведев подписал указ о сокращении госслужащих центральных аппаратов и территориальных подразделений на 20%. Так, к апрелю 2011 министерства, федеральные службы и ведомства должны были сократить численность работников на 5%, в 2012 — на 10%, а к 2013 — на 20%.

В конце декабря 2015 года, уже будучи премьером, Медведев снова подписал указ о сокращении числа чиновников на 10%. Тогда же приняли закон, который отменил индексации зарплат госслужащих, военных и судей в 2016 году.

В сентябре 2019 года в Минфине опять предложили сократить число госслужащих в территориальных органах на 15%, а в центральном аппарате — 10%. Собственно, именно это предложение и поручил исполнить Мишустин с января по апрель 2021 года.

Фото: Варвара Славущева / Коммерсантъ

Сколько в России чиновников

Узнать точное количество госслужащих в России из открытых данных невозможно. По информации Минфина за 2019 год, речь идет о 2,4 миллиона человек. Правда, в это число входят не только люди, имеющие официальный статус государственного или муниципального служащего, но и сотрудники, которые отвечают за обслуживание зданий и безопасность. Если их вычесть, то собственно чиновников окажется примерно в два раза меньше. Так, в июле прошлого года насчитывалось 603 тысячи федеральных государственных гражданских служащих, 252 тысячи региональных гражданских служащих и 395 тысяч муниципальных служащих в органах местного самоуправления.

Статистика Росстата, хоть и ведется на протяжении последних двадцати лет, не позволяет сделать однозначного вывода об изменении штата государственных людей. Причина — включение в подсчеты новых категорий сотрудников. Например, с 2009 года по 2013 год общее количество служащих ежегодно сокращалось. Однако в 2014 году число работников госорганов увеличилось сразу на 664 тысячи человек, потому что в статистике стали учитываться сотрудники территориальных отделений МВД. В 2018 году Росстат решил добавить еще одну категорию — работников Росгвардии, но общее количество госслужащих все равно сократилось по сравнению с предыдущим годом на 17 тысяч человек.

«Это популистская мера. Сейчас на фоне кризиса денег становится меньше, и приходится что-то предпринимать, — предположила в разговоре с «МБХ медиа» научный сотрудник лаборатории сравнительных социальных исследований при НИУ ВШЭ Мария Кравцова. Она критикует методику подсчета Росстата. «Если мы делаем статистическое исследование и повторяем его несколько лет, и хотим, чтобы эти результаты (за разные годы — «МБХ медиа» ) можно было потом как-то сравнивать, мы не можем менять методологию, — рассказала эксперт, — если мы и делаем это, то вносим минимальные коррективы. Здесь речи об этом не идет. Такие данные, к которым прибавляют в течение всего рассматриваемого периода новые, ранее не учитывавшиеся категории (например, как это произошло с добавлением сотрудников МВД в 2014 году и Росгвардии в 2018 году), сравнивать друг с другом невозможно. Это просто игра со статистикой».

Почему сокращения не работают

Главе правительства потребовалось сократить численность госслужащих по нескольким причинам, среди которых снижение эффективности и увеличение расходов на чиновников, считает политолог Дмитрий Орешкин. При этом он отметил, что такие сокращения неэффективны.

«Во все времена вертикальная власть одной рукой плодила чиновников, а другой рукой с ними боролась. Абсолютно бессмысленное занятие, потому что суть вертикали заключается в демонстративном управлении, — рассказал он «МБХ Медиа», — соответственно, для этого нужны люди, которые контролируют, проверяют, сообщают, замеряют и перепроверяют». Каждое ведомство борется за повышение своего престижа, конкурирует с другими и борется за расширение штатного персонала, за увеличение финансирования, уверен Орешкин. «Любой начальник вам скажет, что ему остро не хватает кадров: начальство ставит задачи, а решать их нечем. Понятно, что Мишустин артикулирует эту борьбу. Для нее потребуется создание еще одного государственного учреждения, которое эту борьбу контролирует», — заметил политолог, — «Когда Крым присоединяли к России, там было 20 тысяч чиновников, а сейчас их там 35 тысяч. За пять лет почти число местных начальников увеличилось на 40%. Стало ли лучше жить? Вот это вопрос для граждан, но чиновникам стало жить лучше».

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

В современном обществе не так много политических вопросов, по которым существует всеобщий консенсус. Одним из таких вопросов является представление об избыточной численности чиновников и необходимости ее сокращения. Это касается не только России. И в развитых, и в развивающихся странах как среди политиков, так и среди обывателей разговоры о необходимости сокращения бюрократического аппарата слышатся чрезвычайно часто.

Чуть менее популярны разговоры о необходимости сокращения не только конкретно чиновников, но и бюджетников вообще. Причем призывы к дерегулированию и сокращению самых разнообразных бюджетных учреждений раздаются сегодня не только со стороны либералов, но практически со всех концов политического спектра. Эти призывы в каждом конкретном случае могут быть довольно неплохо обоснованы, однако давайте попробуем посмотреть на взаимосвязь между числом чиновников/бюджетников и благосостоянием общества в долгосрочной перспективе.

Для начала, чтобы избежать путаницы в определениях, следует договориться о разграничении основных понятий. Здесь мы видим пять категорий сотрудников: 1) госслужащие силового блока (армия, полиция, спецслужбы); 2) гражданские госслужащие; 3) бюджетники (все занятые, получающие зарплату от расширенного правительства и не являющиеся госслужащими: врачи, учителя и т. д.), 4) занятые в госкорпорациях; 5) занятые в НКО и саморегулируемых организациях, выполняющих публичные функции. Очень часто некорректные выводы при межстрановых сопоставлениях всех этих групп вызваны различиями законодательства и особенностями государственного строительства разных стран.

Чем богаче страна, тем больше бюджетников

Сопоставив указанные показатели в различных странах, мы можем увидеть две заметные корреляции.

1. Как видно из таблицы, чем богаче страна сегодня, тем в среднем в ней больше на душу населения как чиновников, так и бюджетников. И внутри группы высокоразвитых стран, и внутри группы развивающихся стран наблюдается большой разброс в отношении данных показателей, однако если сравнивать эти группы между собой, то положительная корреляция между уровнем благосостояния и количеством чиновников/бюджетников будет очевидной.

2. Как видно из графика, с течением времени и ростом уровня экономического развития в каждой конкретной стране число чиновников и бюджетников среди всех работающих также преимущественно росло.

Таким образом, можно констатировать, что в среднем развитие экономики и социальной сферы сопровождается не уменьшением, а увеличением числа занятых в государственном секторе. Примеры США и некоторых других богатых стран, обходящихся примерно сходным с Россией числом гражданских чиновников и бюджетников, не должны вводить в заблуждение. В этих странах большое количество регулятивных функций, а также производство многих общественных благ берут на себя саморегулируемые организации и различного рода НКО.

Экономия на чиновниках

В США тех, кто работает в так называемом нонпрофит-секторе, в 2012 г. было 10,7 млн, или 6% от общего числа трудящихся, в Новой Зеландии этот показатель достигает 10,6% занятых, в то же время в Германии в секторе НКО было занято лишь 3,7% трудящихся. Таким образом, если суммировать гражданских госслужащих, бюджетников и занятых в НКО, то иногда получается, что в странах с «маленьким правительством» итоговое число людей, занятых в некоммерческом секторе, оказывается бо́льшим, чем в странах сопоставимого уровня развития, где социальная сфера традиционно считается раздутой. Это говорит о том, что люди, которые иначе сидели бы в чиновничьих кабинетах, и деньги на их работу развитым обществом все равно обеспечиваются в той или иной форме; недостаток бюджетников компенсируется большим числом занятых в НКО.

Как бы в каждом конкретном случае ни была очевидна неэффективность определенных бюрократических процедур и необходимость оптимизации конкретных людей и процессов, с точки зрения общих тенденций мы видим, что чем богаче становится общество, тем больше чиновников, бюджетников и занятых в некоммерческом секторе оно может себе позволить и чем их больше, тем общество богаче. Это диалектическая взаимосвязь, где нет определенной первопричины. Рост благосостояния и госсектора идут бок о бок, поддерживая друг друга. Эту противоречащую расхожим представлениям истину проще всего проиллюстрировать на конкретных примерах.

Без создания медицинской бюрократии и вливания в здравоохранение больших бюджетных средств невозможно было бы развитие современной медицины. В период с 1960 по 2014 г. число врачей на 1000 населения в Великобритании увеличилось с 0,850 до 2,7904, в то время как средняя продолжительность жизни выросла с 71 до 81 года.

Без бюрократии, вырабатывающей нормы в области экологии и следящей за выполнением данных норм, наши города до сих пор задыхались бы от фабричного дыма.

Без создания разветвленной бюрократии, отвечающей за образование, а также найма в этой сфере огромного количества бюджетных работников, было бы невозможно обеспечить современную экономику квалифицированной рабочей силой. Вообще образование (особенно среднее) – это яркий пример того, когда возможность государства расширить госаппарат и число бюджетников напрямую ведет к увеличению благосостояния общества. Свежий пример – Китай, где десятилетия бурного экономического роста совпали со скачком числа учителей. Только в средней школе оно выросло с 2 800 000 в 1975 г. до 6 234 000 г. в 2013 г.

Примеров такого рода можно приводить множество. Чем эффективнее становится бизнес, чем больше он производит добавленной стоимости, тем больший объем ресурсов может быть потрачен на создание различных общественных благ (не важно, через государство, благотворительность или иные механизмы перераспределения). В свою очередь, общественные блага в виде улучшения качества человеческого капитала, безопасности или комфортной среды создают возможности для того, чтобы бизнес стал еще более эффективным.

Исходя из вышесказанного сокращение бюрократического аппарата и числа бюджетников уже не видится столь безусловным благом и требует дополнительного осмысления даже в применении к России.

Русский чиновник

Для этих целей попробуем сравнить Россию с другими странами. Из данных международных сопоставлений хорошо видно, что силовой аппарат у нас явным образом избыточен. Например, по числу полицейских на душу населения Россия занимает одно из первых мест в мире (523 полицейских на 100 000 человек), опережая США в два, а Китай – в четыре раза. Таким образом, с точки зрения мирового опыта различного рода силовиков сокращать можно фронтально.

А вот если исключить силовые структуры и считать исключительно гражданских чиновников, то становится очевидно, что количество госслужащих в России вполне соответствует уровню ее экономического развития и в разы меньше, чем в некоторых европейских странах (см. таблицу). В связи с этим столь популярное у нас общее сокращение численности гражданских чиновников в России вряд ли целесообразно.

С учетом этого в дискуссии о реформе российского государства необходимо сместить акценты. Речь должна идти не о сокращении, а о реструктуризации числа гражданских госслужащих, среди которых неоправданно большое число занимается контрольными функциями и относительно меньшее – производством иных общественных благ.

Кроме того, речь должна идти о радикальном сокращении сфер, в которые государство вмешивается. Если сопоставлять количество того, что российское государство обязано делать в соответствии с действующим законодательством, с численностью госаппарата, то число чиновников следует признать откровенно недостаточным для качественного выполнения такого объема функций. Необходимо сократить избыточные функции и сосредоточиться на качественном выполнении оставшихся.

В то же самое время существует целый набор сфер, где количество чиновников должно быть существенно увеличено для повышения эффективности государственной работы. Одним из самых ярких примеров является необходимость создания системы адресной социальной помощи вместо принятой сегодня практики размазывания государственной помощи тонким слоем по всем нуждающимся и не нуждающимся.

Сколько стоит Россия: 10 лет спустя: Небезопасное управление

Цена вопроса – или триллионы рублей экономии бюджетных средств, или сокращение числа людей, живущих за чертой бедности, на миллионы. Для того чтобы социальная помощь стала адресной и умной, ее распределением должно заниматься достаточно большое количество человек, как показывает опыт той же Германии или Франции.

Отдельная тема – бюджетники (врачи учителя и т. д.), а также компании госсектора. В силу разных методологий подсчета в этом вопросе есть много путаницы в головах. Согласно исследованию ОЭСР, у нас очевидно избыточное число работников госкомпаний – их в среднем в 4 раза больше, чем в большинстве развитых стран. Число работников, занятых в госкомпаниях, необходимо безусловно и последовательно сокращать путем массовой приватизации госсектора.

Число же именно бюджетников в нашей стране вполне соответствует уровню ее экономического развития и отстает от многих развитых стран. Поэтому, если мы рассчитываем на рост благосостояния россиян, то мы должны ожидать скорее роста, а не сокращения общего числа бюджетников с одновременным их перераспределением между секторами.

С учетом уровня экономического развития России любое масштабное сокращение госсектора (за вычетом силового блока и госкомпаний) возможно только при одновременном наращивании сферы НКО. В этом смысле Россия отличается не только от развитых стран, но и от стран сопоставимого уровня развития. Количество занятых в этом секторе не превышает 1% от всех занятых против 4–11% в развитых странах. А доля НКО в ВВП сократилась с 1,2% в 2000 г. до 0,13% в 2013 г. Для сравнения: в Канаде сектор НКО создает 8,1% ВВП, в Израиле – 7,1%, в США – 6,6%.

Автор – кандидат экономических наук

На десять тысяч человек в России приходятся 163 государственных и муниципальных служащих. Таким образом, доля чиновников составляет 3,3 процента занятых в экономике страны. Об этом в понедельник, 23 сентября, сообщает РИА Новости со ссылкой на заявление первого замминистра финансов Татьяну Нестеренко.

По ее данным, доля россиян, которые в целом работают в государственном секторе экономики, составляет порядка трети занятого населения страны. Большая их часть — это работники госкомпаний и госучреждений.

Нестеренко отметила, что доля занятых в сфере госуправления, обеспечения военной безопасности и обязательного соцобеспечения составляет от 6 до 9,5 процента от общего числа занятых в российской экономике. По ее словам, эти цифры примерно соответствуют показателям в европейских странах.

Ранее в понедельник сообщалось, что в России с 2020 года стартует реформа в сфере госуправления, в связи с чем властям предстоит провести масштабные сокращения государственных служащих. У тех, кто не попадет под сокращения, повысится зарплата.

Что происходит в России и в мире? Объясняем на нашем YouTube-канале. Подпишись!

Добавить комментарий