Каким образом осуществляется мониторинг товаров в залоге

Утверждено

постановлением Правления НБКР

№ 28/7 от 04.07.2012 года

ПОРЯДОК

работы коммерческих банков и других финансово-кредитных

учреждений, лицензируемых и регулируемых Национальным

банком Кыргызской Республики с залоговым имуществом

(изменения и дополнения утверждены постановлением Правления НБКР

№ 43/1 от 16.11.2012 г., №64/5 от 28.10.2015 г., № 49/7 от 21.12.2016 г.)

1. Общие положения

2. Требования к предметам залога

3. Оценка залога

4. Оформление залогового обеспечения кредита

5. Контроль сохранности залога

6. Реализация залога

7. Заключительные положения

1. Общие положения

1. Порядок работы коммерческих банков и других финансово-кредитных учреждений, лицензируемых и регулируемых Национальным банком Кыргызской Республики с залоговым имуществом разработан в соответствии с Законами Кыргызской Республики «О Национальном банке Кыргызской Республики», «О банках и банковской деятельности в Кыргызской Республике», «О залоге» и нормативными правовыми актами Национального банка Кыргызской Республики.

2. Целью настоящего Порядка является выполнение минимальных требований коммерческими банками, Государственным банком развития Кыргызской Республики и другими финансово-кредитными учреждениями (далее – банки/ФКУ) для укрепления кредитной дисциплины и реального обеспечения возврата выдаваемых кредитов.

3. Осуществление кредитной деятельности обеспечивающей доходность банка/ФКУ, требует выработки определенной политики банка в области залогового обеспечения, являющегося вторичным источником погашения кредитов. Залоговая политика должна быть частью общей кредитной политики банка/ФКУ.

4. Основные понятия, применяемые в настоящем документе, определены в Законе Кыргызской Республики «О залоге», Стандарте основных понятий и принципов оценки, утвержденных постановлением Правительства Кыргызской Республики от 3 апреля 2006 года № 217.

При этом в рамках настоящего Порядка:

Залог – это способ обеспечения исполнения денежного или выраженного в денежной форме обязательства под залог права собственности или иного вещного права на имущество;

Справедливая стоимость – расчетная денежная сумма, за которую состоялся бы обмен имущества на дату оценки между готовым купить покупателем и готовым продать продавцом в коммерческой сделке после должного маркетинга, во время которой каждая из сторон действовала компетентно, расчетливо и без принуждения.

Ликвидационная стоимость – это стоимость актива, которая реально может быть получена при реализации актива в короткие сроки, без должного маркетинга и рекламы.

Драгоценные металлы — золото, серебро, платина и металлы платиновой группы (палладий, иридий, родий, рутений, осмий) в любом виде и состоянии: в сырье, сплавах, полуфабрикатах, промышленных продуктах, химических соединениях, изделиях, ломе и отходах.

(В редакции постановления Правления Нацбанка КР от 21 декабря 2016 года 49/7)

2. Требования к предметам залога

5. При осуществлении операций, связанных с кредитованием, выдачей гарантий и аккредитивов, одним из способов обеспечения исполнения обязательств заемщиков перед банком/ФКУ является залог. Помимо залога, исполнение обязательств может обеспечиваться поручительством, гарантией и иными способами, предусмотренными законодательством Кыргызской Республики.

6. Предмет залога должен отвечать требованиям законодательства Кыргызской Республики.

7. Банки/ФКУ должны в обязательном порядке иметь внутренние нормативные документы, регламентирующие основные принципы работы с различными видами залогового обеспечения по кредиту, а также раскрывающие основные риски связанные с соответствующими видами обеспечения по кредиту.

Банку/ФКУ запрещается принимать в качестве залогового обеспечения:

— товары в обороте, находящиеся за пределами Кыргызской Республики, в качестве единственного залогового обеспечения;

— документарные, недокументарные ценные бумаги включая простые и переводные векселя выпущенные эмитентами-нерезидентами Кыргызской Республики и находящихся во владении у физических лиц и/или хранящихся в депозитариях не имеющих высокий рейтинг, за исключением высокорейтинговых, высоколиквидных ценных бумаг, включенных в листинги фондовых бирж, в том числе международных, и обращающихся на фондовых рынках ценных бумаг развитых стран;

— активы, зарегистрированные и/или находящиеся в оффшорных зонах, перечень которых устанавливается Национальным банком Кыргызской Республики.

8. Если кредитной политикой предусмотрено принятие залогового имущества в обеспечение кредитов находящееся за пределами Кыргызской Республики, в этом случае Совет директоров банка/ФКУ несет ответственность за возврат кредитов в соответствии с законодательством Кыргызской Республики.

9. При принятии в залог имущества, находящегося (зарегистрированного) за пределами Кыргызской Республики, банк/ФКУ при оценке риска связанного с залоговым обеспечением основывается на информации о рынке движимого и недвижимого имущества по месту его нахождения с учетом влияния странового риска.

10. Банк/ФКУ должен проанализировать состояние рынка движимого и недвижимого имущества и определить критерии качества по которым принимается то или иное имущество в залог. Критерии качества в зависимости от вида заложенного имущества могут быть различными и как минимум учитывать следующие:

— стабильность справедливой цены;

— долговечность хранения;

— ликвидность (возможность реализации в краткосрочный период);

— возможность идентифицировать товар и сохранность потребительских свойств;

— другие условия.

11. Банк/ФКУ должен удостовериться в наличии залогового имущества с выездом на место его нахождения и проверить его качество. По результатам проверки составляется отчет, который заверяется подписью начальника кредитного управления и содержащий как минимум следующую информацию:

— месторасположение залога;

— условия хранения залога;

— качественные и количественные параметры залога;

— справедливая стоимость на основе внутренней оценки или оценки независимых экспертов;

— использованные подходы и/или методология оценки стоимости залога;

— другие.

12. Данные отчета используются при определении возможной суммы выдаваемого кредита.

13. Замена предмета залога залогодателем допускается только с письменного согласия банка/ФКУ.

14. Если в качестве залогового имущества принимаются товары в обороте, драгоценные металлы, то при заключении договора о залоге следует указать, что изменять состав и натуральную форму заложенного имущества залогодатель может при условии:

а) его ликвидности, а также если общая стоимость закладываемого имущества не меньше стоимости, указанной в договоре о залоге;

б) обеспечение кредитов только товарами в обороте и драгоценными металлами должно быть не менее 150% от суммы кредита.

(В редакции постановления Правления Нацбанка КР от 21 декабря 2016 года 49/7)

15. Если предлагаемые в залог товары в обороте и драгоценные металлы являются предметом купли-продажи (не производятся самим залогодателем), необходимо наличие контрактов (договоров купли-продажи) на приобретение товаров и других документов (накладных, инвойсов, сертификатов, платежных документов), либо иные документы подтверждающие право собственности залогодателя.

(В редакции постановления Правления Нацбанка КР от 21 декабря 2016 года 49/7)

16. Внутренние документы банка/ФКУ по залоговому обеспечению должны соответствовать требованиям Положения о минимальных требованиях по управлению кредитным риском в коммерческих банках и других финансово-кредитных учреждениях, лицензируемых Национальным банком Кыргызской Республики и как минимум содержать следующие:

— условия и требования принятия залога в качестве обеспечения кредита;

— виды залогов и ограничения по видам залога;

— методы оценки залога;

— привлечение независимого оценщика;

— количественное соотношение величины кредита и справедливой стоимостью залога;

— порядок и условия замены залогового имущества;

— мониторинг залога;

— порядок изъятия и реализации заложенного имущества.

3. Оценка залога

17. При оценке залога банки/ФКУ могут руководствоваться Стандартами оценки имущества, обязательными к применению всеми субъектами оценочной деятельности в Кыргызской Республике, утвержденными постановлением Правительства Кыргызской Республики N 217 от 3 апреля 2006 года:

— стандарт основных понятий и принципов оценки;

— стандарт оценки бизнеса;

— стандарт оценки движимого имущества;

— стандарт оценки недвижимого имущества;

— стандарт требований к содержанию и оформлению отчета об оценке.

18. Оценка имущества предоставляемого в залог, является обязательным условием при кредитовании и необходима для определения достаточности стоимости залога для покрытия соответствующего обязательства заемщика перед банком/ФКУ.

19. Оценка движимого имущества в виде денежных средств (в национальной и иностранной валютах) и драгоценных металлов, размещенных на отдельных банковских счетах, осуществляется по номинальной стоимости.

При оценке стоимости обеспечения в виде драгоценных металлов не учитываются художественная ценность, наличие драгоценных, полудрагоценных и прочих камней, оценке подлежит исключительно драгоценный металл.

(В редакции постановления Правления Нацбанка КР от 21 декабря 2016 года 49/7)

20. При рассмотрении банком/ФКУ предмета залога в качестве обеспечения кредитов, следует принять во внимание следующие характеристики залога:

— справедливая стоимость предмета залога;

— степень ликвидности на текущий момент (возможность быстрой реализации);

— значимость (существенность) имущества передаваемого в залог для собственника;

— прогноз изменения стоимости предмета залога во времени и информация о произведенных продажах данного вида залога в течение предыдущих нескольких лет в зависимости от типа залога как минимум один раз в год;

— определение размера издержек сопряженных с процессом обращения взыскания на предмет залога в соответствии с действующим законодательством Кыргызской Республики;

— описание текущих экономических условий и ситуации на рынке, которые влияют на справедливую стоимость залога по месту расположения залогового имущества;

— другая необходимая информация для анализа.

21. В документах банка/ФКУ, регламентирующих основные принципы работы с залоговым имуществом необходимо предусмотреть, что если банк/ФКУ не в состоянии самостоятельно, квалифицированно проводить оценку залогового имущества, банк/ФКУ должен заключить договор с независимым оценщиком (экспертом), имеющим соответствующую квалификацию и опыт работы не менее 3 лет.

22. При оценке залога необходимо принимать во внимание, то что стоимость залога должна покрывать обязательства заемщика перед банком/ФКУ. Учитывая, что рынок недвижимости подвержен различным колебаниям, которые могут негативно отразиться на возможности банка/ФКУ реализовать залог, важно, помимо справедливой стоимости учитывать и ликвидационную стоимость залога.

4. Оформление залогового обеспечения кредита

23. Взаимоотношения между банком/ФКУ (залогодержателем) и заемщиком (залогодателем) оформляются договором о залоге, а также при необходимости:

— договором о залоге либо соглашением, содержащими условия о порядке обращения взыскания на предмет залога во внесудебном порядке в отношении движимого имущества;

— нотариально удостоверенным соглашением о порядке обращения взыскания на предмет залога во внесудебном порядке в отношении недвижимого имущества, если законодательством Кыргызской Республики и законодательством другой страны по месту нахождения залогового имущества предусмотрен внесудебный порядок обращения взыскания на предмет залога.

23-1. В соглашении об удовлетворении требований залогодержателя во внесудебном порядке должна быть включена норма, согласно которой предусматривается проведение оценки недвижимости независимым профессиональным оценщиком, после принятия решения о проведении торгов по реализации недвижимости, принятой в счет погашения долга заемщика, но до начала проведения вышеуказанных торгов для определения её справедливой стоимости, в соответствии с требованиями Положения «Об отдельных сделках/операциях коммерческих банков и микрофинансовых компаний Кыргызской Республики с недвижимостью», утвержденным постановлением Правления Национального банка от 29.08.2012 года №36/2.

24. В случае если предмет залога остается во владении залогодателя, банк/ФКУ вправе потребовать от него застраховать заложенное имущество. Срок страхования заложенного имущества должен устанавливаться с учетом времени, которое необходимо для возможного обращения банком/ФКУ взыскания на предмет залога и его реализацию и возможностями страховых компаний.

5. Контроль сохранности залога

25. У банка/ФКУ в обязательном порядке должна быть возможность осуществления контроля за наличием и сохранностью залогового имущества за все время действия кредитного договора.

26. Осуществление контроля за залоговым имуществом должно быть обусловлено желанием банка/ФКУ обезопасить себя от возможных потерь связанных с изменением рынка, падением спроса и цен, а также возможными злоупотреблениями со стороны заемщика.

27. В течение срока действия кредитного договора необходимо осуществлять регулярный мониторинг заложенного имущества, который заключается в проведении осмотра, физического наличия, качества, условия хранения, соответствия текущей стоимости заложенного имущества к обязательствам заемщика перед банком.

28. В случае изменения конъюнктуры рынка, не соответствия условий хранения залога, которые могут негативно повлиять на стоимость и состояние предметов залога, или есть угроза их утраты, банк/ФКУ должен потребовать у заемщика принять меры к приведению в соответствие условия хранения либо замены залога на более ликвидный или предоставления дополнительного обеспечения.

29. Если установлено, что наметились тенденции к ухудшению финансового состояния заемщика, банку/ФКУ следует провести встречу с заемщиком для предотвращения наступления возможного риска не выполнения обязательств перед банком.

6. Реализация залога

30. Банк/ФКУ во избежание возможных претензий со стороны заемщика, может предоставить ему возможность самостоятельно осуществить поиск покупателя на залоговое имущество (недвижимое имущество), после истечения срока добровольного исполнения обязательств, указанных в извещении согласно законодательству Кыргызской Республики.

31. Если вышеуказанные действия банка/ФКУ не привели к положительному результату, следует начать процесс реализации залога, основываясь на договоре о залоге в соответствии с законодательством Кыргызской Республики.

32. Полученные денежные средства по результатам торгов распределяются в порядке установленном законом.

33. В случае обращения взыскания в установленном законом порядке на предмет залога и принятия на баланс прочей собственности, банк/ФКУ должен руководствоваться требованиями Национального банка Кыргызской Республики и международных стандартов финансовой отчетности.

34. Банк/ФКУ должен вести учет и отчетность (на электронных/бумажных носителях) залогового имущества с указанием следующих сведений:

— Ф.и.о./наименование заемщика/залогодателя предоставившего залог;

— вид залога, стоимость;

— перечень предоставленных заемщиком документов;

— место хранения оригиналов договоров и правоустанавливающих документов на владение имуществом.

КС РФ рассмотрел вопрос о том, прекращается ли на основании норм ГК о поручительстве договор залога в том случае, если залогодатель не является должником по основному обязательству, а кредитор в течение года со дня наступления срока исполнения обеспеченного залогом обязательства не предъявит иск к поручителю (Постановление от 15 апреля 2020 г. № 18-П).

Суды отказались применять нормы о поручительстве к договору залога

В декабре 2014 г. граждане Ф. и Б. заключили договор займа, по которому Ф. обязался вернуть заем на сумму 890 тыс. долл. США и уплатить проценты не позднее 23 марта 2015 г. Исполнение обязательств заемщика было обеспечено залогом принадлежащих третьему лицу, Сергею Тюрину, жилых помещений (договор ипотеки между Б. и Тюриным был заключен в тот же день, что и договор займа).

Поскольку Ф. обязательство не исполнил, в июне 2017 г. Б. подал иск о взыскании задолженности с Ф. и об обращении взыскания на заложенное имущество Сергея Тюрина. В октябре 2017 г. Тверской районный суд г. Москвы удовлетворил эти требования.

В апелляции Сергей Тюрин настаивал на том, что по истечении года со дня наступления срока исполнения обеспеченного залогом обязательства договор залога прекратил свое действие, поскольку до того момента Б. иск об обращении взыскания на заложенное имущество не предъявил. Однако апелляция этот довод отклонила, указав, что срок действия договора залога определен тремя сторонами «до полного исполнения заемщиком обязательств по договору займа», а предусмотренные ст. 352 ГК основания прекращения залога отсутствуют. Апелляционным определением судебной коллегии по гражданским делам Московского городского суда от 2 марта 2018 г. решение первой инстанции оставлено без изменения. Судья Мосгорсуда, а затем и судья ВС РФ отказались передать кассационные жалобы для рассмотрения в судебном заседании кассационной инстанции.

КС согласился с толкованием, ранее данным судебной коллегией ВС

Сергей Тюрин обратился в Конституционный Суд. Мужчина указал, что абз. 2 п. 1 ст. 335 ГК противоречит Конституции, поскольку при наличии в договоре об ипотеке условия о его действии «до полного исполнения обеспечиваемого обязательства» позволяет не применять правило п. 6 ст. 367 ГК о том, что поручительство, срок которого не установлен, прекращается, если кредитор в течение года со дня наступления срока исполнения обеспеченного поручительством обязательства не предъявит иск к поручителю. По мнению заявителя, такой подход допускает неопределенно долгое существование обязательства залогодателя, не являющегося должником по основному обязательству, если срок действия залога не установлен.

Прежде всего КС отметил, что ГК РФ был дополнен оспариваемой нормой Законом от 21 декабря 2013 г., который вступил в силу с 1 июля 2014 г. Согласно абз. 2 п. 1 ст. 335 ГК РФ в случае, когда залогодателем является третье лицо, к отношениям между залогодателем, должником и залогодержателем применяются правила ст. 364–367 ГК о поручительстве, если законом или соглашением между соответствующими лицами не предусмотрено иное. Этим обеспечивается необходимая регламентация правоотношений с участием залогодателя – третьего лица, в том числе с учетом того, что в его соглашении с кредитором могут быть урегулированы не все вопросы, считает Суд. По его мнению, применение к отношениям между должником, залогодержателем и залогодателем, не являющимся должником по основному обязательству, отдельных правил о поручительстве оправданно с учетом сходства таких способов обеспечения исполнения обязательств.

Конституционный Суд согласился с тем, что распространение на такие правоотношения п. 6 ст. 367 ГК (п. 4 в редакции, действовавшей до внесения изменений Законом от 8 марта 2015 г. № 42-ФЗ) правилами об ипотеке и общими положениями о залоге не исключено. То есть если залогодателем является третье лицо, а срок залога в договоре не установлен, такой залог прекращается при условии, что кредитор в течение года со дня наступления срока исполнения обеспеченного залогом обязательства не предъявит требование об обращении взыскания на предмет залога. Упомянутое правило о прекращении поручительства, не допускающее бессрочного существования обязательства поручителя, направлено на обеспечение определенности в правоотношениях с его участием, из чего исходит и правоприменительная практика со ссылкой на Определение ВС РФ от 10 ноября 2015 г. № 80-КГ15-18, указал КС.

Суд подчеркнул, что залогодателю, не являющемуся должником по обязательству, исполнение которого обеспечено залогом, также должна быть создана возможность в разумных пределах предвидеть имущественные последствия предоставления обеспечения. «Отсутствие временных рамок для удовлетворения требования об обращении взыскания на предмет залога, срок которого в договоре не установлен, приводило бы к не определенному во времени обременению права собственности залогодателя по независящим от него причинам», – считает КС.

Как указано в определении Верховного Суда, сохранение возможности обратить взыскание на предмет залога во всех случаях, пока может быть удовлетворено требование к основному должнику, нарушало бы баланс интересов участников данных правоотношений. Залогодатель, желающий распорядиться своим имуществом, был бы вынужден исполнять обязательство основного должника, при том что кредитор мог и не предпринимать действий по реализации своих прав. Следовательно, неопределенность срока существования залога вела бы к непропорциональному ограничению возможности участников гражданского оборота распоряжаться своим имуществом, пояснил КС.

Таким образом, подытожил Суд, абз. 2 п. 1 ст. 335 ГК вносит определенность в соответствующие правоотношения и стимулирует участников гражданского оборота к своевременной реализации прав. Кроме того, на необходимость применения рассматриваемого правила к отношениям с участием залогодателя – третьего лица указывается и в судебной практике, в частности в Определении ВС от 13 июня 2019 г. № 304-ЭС18-26241, добавил КС.

Суд счел необходимым акцентировать внимание на том, что срок предъявления требования к поручителю не является сроком исковой давности (п. 33 Постановления Пленума ВАС от 12 июля 2012 г. № 42; Определение ВС от 29 мая 2018 г. № 41-КГ18-16). Данному подходу не препятствует и п. 1 ст. 207 ГК о применении исковой давности к дополнительным требованиям, подчеркнул КС. Последствия истечения срока предъявления требования к такому залогодателю применяются судом по своей инициативе независимо от заявления стороны в споре.

Срок обращения взыскания на предмет залога, предоставленный лицом, не являющимся должником по основному обязательству, – пресекательный, т.е. это, по сути, и есть срок существования залога, пояснил Суд. Залог, в том числе ипотека, прекращается при наступлении указанных в законе обстоятельств, в том числе и при условии, что кредитор в течение года со дня наступления срока исполнения обеспеченного залогом обязательства не предъявит требование об обращении взыскания на предмет залога. При этом, заметил КС, ипотека, как следует из ч. 12 ст. 53 Закона о государственной регистрации недвижимости, прекращается независимо от погашения регистрационной записи об ипотеке и внесения в ЕГРН сведений о прекращении ипотеки.

Таким образом, абз. 2 п. 1 ст. 335 ГК не противоречит Конституции, поскольку предполагает, что залог, срок действия которого не определен соглашением сторон, прекращается по основанию, предусмотренному п. 6 ст. 367 данного Кодекса, т.е. при условии, что кредитор в течение года со дня наступления срока исполнения обеспеченного залогом обязательства не предъявит требование об обращении взыскания на предмет залога, заключил КС. Дополнительно Суд указал на необходимость пересмотра правоприменительных решений, вынесенных в отношении заявителя с учетом изложенной в постановлении позиции, «если для этого нет других препятствий».

Эксперты прокомментировали выводы Суда

Адвокат АК «Аснис и партнеры» Кира Корума рассказала, что неопределенность в толковании абз. 2 п. 1 ст. 335 ГК в правоприменительной практике возникла после 1 июля 2014 г. в связи с изменениями гражданского законодательства Законом от 21 декабря 2013 г. № 367-ФЗ, о котором КС упомянул в постановлении. «При этом ВС РФ неоднократно отмечал, что срок действия поручительства нельзя установить, указав, что оно действует до момента исполнения обеспечиваемого обязательства. При наличии такой формулировки поручительство прекращается, если кредитор не предъявит иск к поручителю в течение одного года со дня наступления срока исполнения обязательства», – указала эксперт.

По ее словам, после июля 2014 г. в судебной практике сложились противоречивые подходы к применению правила прекращения залога по истечении года со дня наступления срока исполнения обеспечиваемого им обязательства, если срок залога не был установлен или был определен как действующий до момента исполнения обеспечиваемого обязательства. В некоторых случаях суды применяли по аналогии норму о прекращении поручительства, в других – отказывали в признании залога прекращенным, ссылаясь на то, что основания для прекращения залога установлены в ст. 351 ГК РФ и такое основание там отсутствует.

«Только в Определении от 13 июня 2019 г. по делу № 304-ЭС18-26241 ВС РФ выразил правовую позицию по данному вопросу, указав: «коль скоро правила о поручительстве распространяются на залог, выданный третьим лицом, следует признать, что истечение срока действия такого залога равным образом является основанием для его прекращения”. С такой позицией нельзя не согласиться. По своей сути залог, как и поручительство, является обеспечивающим обязательством, выполняет функцию стимулирования должника к надлежащему исполнению основного обязательства. Целью договора залога не является переход права собственности на предмет залога от залогодателя к залогодержателю или другому лицу», – пояснила Кира Корума. Кроме того, общий принцип для обращения взыскания на предмет залога – наступление ответственности должника за нарушение основного обязательства, причем это нарушение должно носить существенный характер, напомнила адвокат.

При этом, заметила она, судья ВАС в отставке Сергей Сарбаш писал: «Догматически нет оснований считать, что п. 4 ст. 367 ГК РФ не может быть применим к залогу. С политико-правовой точки зрения также нет оснований считать, что данная норма не применима к залогу, поскольку она защищает интересы должника от злоупотреблений со стороны кредитора (как правило, банка)».

Управляющий партнер юридической фирмы «LL.C-Право» Дмитрий Лизунов указал, что Конституционный Суд наконец-то внес определенность в обеспечение, предоставляемое третьим лицом, определив годичный срок действия залога по договорам залога, которые действовали до полного исполнения заемщиком обязательств. «Казалось бы, сделанные КС выводы являются очевидными, исходя из того, что Гражданский кодекс распространяет нормы о поручительстве на залогодателей – третьих лиц, но, как показала практика, в том числе и решения судов по делу Сергея Тюрина, все же возникала неопределенность в толковании и правоприменении», – сказал эксперт.

По его мнению, Конституционный Суд, по сути, закрепил разъяснение, данное ранее Судебной коллегией по экономическим спорам в деле № 304-ЭС18-26241. «Представляется, что это не только верный, исходя из комплексного толкования норм § 3 и 5 гл. 23 КС, но и действительно устанавливающий баланс прав и интересов всех сторон подход, который стимулирует к своевременной реализации прав», – считает Дмитрий Лизунов.

Адвокат КА «Дом Права» Андрей Носов полагает, что правовая позиция КС логична, но не привносит каких-либо новых тенденций в толкование правовых и фактических оснований прекращения залога.

Эксперт обратил внимание на то, что в своем постановлении Суд подчеркнул: именно на суд, рассматривающий гражданское дело, возлагается обязанность, не ограничиваясь установлением одних лишь формальных условий применения нормы, исследовать по существу все фактические обстоятельства. Это также относится к разрешению вопроса о том, было ли волеизъявление сторон договора залога направлено на изъятие – как это допускает абз. 2 п. 1 ст. 335 ГК – правоотношений из-под действия п. 6 ст. 367 ГК и был ли сторонами в соответствии с правилами гражданского законодательства определен срок действия залога. «Иными словами, считать данное постановление победой заявителя в конкретном правовом споре в рамках гражданского судопроизводства вряд ли удастся, поскольку фактическим обстоятельствам конкретного дела судами уже дана надлежащая правовая оценка», – считает адвокат.

Понятие залога в Римском праве

По сути своей, понятия залогового права не сильно изменилась со времён древнего Рима по наши дни. Залог – это всего лишь одна из разновидностей права (или определённый договор), позволяющий частичное или полное право владения чужим имуществом.
Рассмотрим на небольшом примере, как конкретнее работало залоговое право в древнем Риме. Например, есть два человека, один из которых нуждается в определённой услуге, или вещи (выкопать канаву, отдать предмет и т. д.). Второе лицо, пообещавшее оказать услугу (или же предоставить вещь), заключает с первым договор. В том случае, если услуга так и не была оказана, либо вещь так и не была предоставлена, потерпевшая сторона имеет полное право потребовать с недобросовестного исполнителя компенсацию, равную цене этой услуги (или предмета). Однако, рассмотрим такую ситуацию: предположим, что человек, не пожелавший, или не сумевший предоставить предмет договора, не в состоянии выплатить неустойку. Кроме того, у него нет имущества, которое можно было бы взыскать в счёт долга. Для того, чтобы не попадать в подобные ситуации и используется залоговое право. Перед началом работы ответственная за её выполнение сторона предоставляет залог, который, в случае не оказания услуги, остаётся у заказчика.
Именно такое право называется правом обращения. Оно накладывается на вещь, которая взыскивается в случае неисполнения обязательств. Этот предмет переходит в руки потерпевшей стороны даже в случае, если вещь больше не является имуществом должника. Кроме того, право взыскания обладает непоколебимым приоритетом по сравнению со всеми другими правами, обязанностями и требованиями.
На самом деле, залоговому праву в древнем Риме уделялось огромное внимание. Помимо того, что предмет залога оставался собственностью того, с кем заключён соответствующий договор, он ещё и пользовался абсолютно защитой: в случае перепродажи вещи, её утери, поломки, и так далее, владелец отданного под залог предмета обязывался его вернуть. По сути, залоговая вещь была неприкасаемой. Возможность вытребовать предмет залога из рук третьих лиц прописывалась в римском праве. Владелец залога мог действовать с ним по своему усмотрению: он мог продать вещь, тем самым удовлетворив свои финансовые потребности, или же оставить тот или иной предмет для личного пользования. В связи с тем, что залоговое право обеспечивало какое-либо обязательство, то его называли акцессорным, то есть просто-напросто гарантирующим исполнение договора одной из сторон.

Виды залога в Римском праве

Fiducia – одна из первейших форм залога. Суть её такова: один человек, должный услугу, деньги, или какую-либо вещь другому, передавал вместо своего долго третий предмет. Залог переходит к не получившей своего стороне с полным правом собственности, однако, существовала и оговорка: в том, и только в том случае, если же должник обязуется вернуть денежные средства, или исполнить свою часть договора, предмет залога переходит назад в его собственность. Ранее, в древнем Риме, у этой оговорки был ещё и моральный аспект. Он трактовался как fides – верность своему слову, и требовала от лица, владеющего залогом, его обязательного возврата. Однако, немного позднее, положение должника несколько усугубилось. Это обусловлено тем, что собственник залога вместе с правом пользования обладал правами на куплю-продажу предмета, то есть, он могу передать её некоему третьему лицу. Вмешиваться в отношения займодавца (или клиента) с третьей стороной должник не имел никакого права, а потому и не мог предъявить иск по возврату предмета. В этом случае у должника была лишь одна возможность – получить от своего кредитора (заказчика) возмещение ущерба, связанного с утратой залоговой вещи. Кстати, в том случае, если должник так и не выполнил обязательств относительно потерпевшей стороны в указанный срок, то вещь навсегда и без каких бы то ни было оговорок переходила в собственность займодавца, даже если стоимость предмета залога была существенно меньше, нежели долг.
Немного позднее развился и ещё один аспект залогового права – Pignus. Именно эта форма залога начала разграничивать понятие собственности и владения. В данном случае, должник предоставлял кредитору только вещь, и то во временное пользование (до того момента, пока не исполнит свою часть договора). Как только предмет контракта был получен кредитором, положенная под залог вещь возвращалась обратно к владельцу.
С течением времени, когда торговый оборот начал стремительными темпами развиваться, fiducia и pignus потеряли свою актуальность. В первом случае залоговый предмет был передан во владение кредитору, а потому должник оказывался в невыгодном положении, а во втором, когда вместо владения было предоставлено право пользования, неудобства испытывал уже займодавец – в случае утраты предмета залога он нёс колоссальные убытки, будучи не способным гарантировать её возврат.
С целью избежать в дальнейшем подобных конфликтов, был сформирован новый вид залога – Ипотека (hypotheca). Он подразумевал следующий вариант развития событий: вещь, являющаяся предметом залога, была передана во владение кредитору, однако, вместе с тем, оставалась в собственности займодавца. В случае неисполнения обязательств должника собственник залога мог вытребовать его даже у третьих лиц, и, продав вещь, покрыть вырученной суммой своё требование к должнику.
В качестве примера данной ситуации рассмотрим владение земельным участком, хозяин которого задолжал своему давнему приятелю значительную сумму денег. Для того, чтобы сохранить отношения с другом, а также разобраться с долгами, он заложил надел. Время шло, срок выплаты долго приближался, однако всё то время, на которое была дана отсрочка, владелец земли продолжал ей активно пользоваться: собирать урожай, пасти скот, и так далее. На момент выплаты денег у человека не оказалось, а потому он решил продать участок третьему лицу. Когда приятель пришёл за деньгами, то он был поставлен перед фактом: земля уже продана. На основании того, что земля всё ещё находилась у него в залоге, кредитор отправился к третьему лицу и потребовал с него неустойку, равную сумме долга. В случае, если земельный участок был продан, и денег, уплаченный должнику хватало для покрытия долго, то средства взыскивались с него. Если же земля была продана дешевле, то сделка расторгалась и признавалась недействительной, а участок уходил на публичные торги. Полученными деньгами перекрывался долг, а все остальные средства получал сам должник.
Ипотека позволила не просто обеспечивать залог той или иной вещи, но и гарантировать сохранение прав каждой стороны. В то же время сформировался один существенный нюанс – одна и та же вещь могла быть положена в залог нескольким займодавцам. Дело в том, что вещь, находящаяся в ипотеке, подлежала обязательной продаже в случае невозможности уплаты долга, а потому не рассматривалась в качестве предмета обмена или какой-либо собственности. Если же стоимость вещи перекрывает взятые в залог средства, то тогда эту же вещь можно было заложить повторно, однако уже другому человеку. В случае неисполнения обязанностей и при неуплате долга вещь выставлялась на торги, и тогда займодавцы получали средства по старшинству. Как правило, очередность выплат была напрямую связанна с суммой долга, либо же исходила из срока давности займов.

В том же случае, если по той или иной причине средств, вырученных с продажи вещи не хватало для полного погашения долгов каждому из займодавцев (подешевела земля, вещь утратила своё качество и тому подобное), то иски по взысканию денег предъявлялись к должнику в общем порядке. На этой же стадии формирования залогового права залогом признали абсолютно всё то, что так или иначе может быть продано.
Основные конфликты в отношении залога возникали из-за того, что установление залогового права не требовало какого-либо подтверждения. То есть заложенная ранее земля уже могла находиться в залоге у третьего лица, и проверить, так ли это, у кредитора не было никакой возможности. Вскоре в Риме появились рескрипты, гласящие, что ипотека, оформленная при трёх свидетелях, имеет право привилегированного залога. Привилегированный залог был намного значимее всех остальных обязательств, а потому выплачивался в первую очередь, даже если первый договор о залоге на вещь был заключён намного раньше.
Залоговое право прекращало действовать в трёх случаях: утрата предмета залога, перехода права собственности и права владения одному лицу, или же исполнение обязательства, в силу которого устанавливался залог.

Добавить комментарий