Как отказаться от дачи показаний

Свидетели как участники определенных процессуальных действий могут быть вызваны для дачи показаний в различные органы и по различным дел, в частности в уголовном, гражданском, административном и хозяйственном судопроизводстве, а также при рассмотрении дел об административных правонарушениях.

Статьей 65 Уголовно-процессуального кодекса Украины определено, что свидетелем является физическое лицо, которому известны или могут быть известны обстоятельства, подлежащие доказыванию в ходе уголовного производства, и вызванная для дачи показаний. При этом среди обязанностей свидетеля, предусмотренные ст. 66 УПК, является обязанность давать правдивые показания во время досудебного расследования и судебного разбирательства. За нарушение этой обязанности предусмотрена уголовная ответственность по ст. 385 Уголовного кодекса Украины.

Лицо может законно отказаться от дачи показаний только в случаях, прямо предусмотренных Конституцией и законами Украины. В частности, согласно ст. 63 Конституции Украины каждому гражданину Украины гарантировано право отказаться давать показания в отношении себя, членов семьи или близких родственников, круг которых определяется законом.

В уголовном производстве лицо может быть допрошено только следователем, прокурором, следственным судьей, судом или оперативным работником на выполнение поручений следователя, прокурора, во время таких допросов выполняет полномочия следователя. Также допросить лицо в качестве свидетеля могут специальная временная следственная комиссия Верховной Рады Украины, следственные комиссии Верховной Рады Украины и непосредственно Верховная Рада Украины. Таким образом, перечень должностных лиц как могут допросить лицо в качестве свидетеля является исчерпывающим, и любые другие допросы являются незаконными.

Согласно сообщениям, размещенных на сайте Национального антикоррупционного бюро Украины, открывают все больше уголовных производств по факту отказа свидетеля от дачи показаний.

Так, во время досудебного расследования в уголовном производстве № 52018000000000193 от 06.03.2018 по факту нанесения ущерба ГП «Красный земледелец» в размере около 50 млн грн установлено и вызвано для допроса в качестве свидетеля лицо, которому известны обстоятельства, подлежащих доказыванию в ходе уголовного производства . Прибыв по вызову к Национального бюро и находясь в служебном кабинете детективов, указанное лицо, ссылаясь на ст. 63 Конституции Украины, безосновательно отказалась давать показания в уголовном производстве. В связи с этим детективы начали уголовное производство по факту отказа свидетеля от дачи показаний. 31 октября 2018 лице сообщили о подозрении. Относительно свидетеля расследование закончено с обвинительным актом. Результат рассмотрения дела в суде. 15 января 2019 суд признал обвиняемого виновным и назначил наказание в виде штрафа в размере 1020 грн. Кроме того с лица взыскано в пользу государства процессуальные издержки, связанные с привлечением экспертов — 2860 грн.

В противном случае, НАБУ и САП за отказ от дачи показаний в пределах досудебного расследования в суде сообщили о подозрении одном из свидетелей по делу по факту завладения 92 млн грн местного бюджета города Одессы при приобретении зданий завода «Краян». По данным следствия, во время досудебного расследования в указанном уголовном производстве установлено и вызвано для допроса в качестве свидетеля лицо, которому известны обстоятельства, подлежащих доказыванию при расследовании. Прибыв по вызову к Национального бюро и находясь в служебном кабинете детективов, указанное лицо, ссылаясь на ст. 63 Конституции Украины, отказалась давать показания в уголовном производстве.

Также сообщается, что ссылка свидетеля в данном случае на ст. 63 Конституции Украины было безосновательным и необоснованным, поскольку это лицо не является членом семьи или близким родственником обвиняемых в указанном уголовном производстве — ее вызвали в качестве свидетеля с целью объективного установления обстоятельств совершения обвиняемыми инкриминируемых им преступлений. Поэтому, действия подозреваемого квалифицируются по ч. 1 ст. 385 Уголовного кодекса Украины.

Конституционный Суд Украины отмечает, что каждому человеку, в том числе свидетелю во время допроса в органах дознания или досудебного следствия и лицам при предоставлении объяснений в государственных органах, должна быть обеспечена реальная возможность получать правовую помощь для защиты от возможного нарушения права не давать показаний или объяснений в отношении себя , членов семьи или близких родственников, которые могут быть использованы в уголовном процессе для доказательства обвинения указанных лиц. Такой вывод подтверждает и практика Европейского суда по правам человека: в решениях «Яременко против Украины» от 12 июня 2008 года, «Луценко против Украины» от 18 декабря 2008 года и «Сабельник против Украины» от 19 февраля 2009 где суд признал, что использования показаний лиц, которые они давали в качестве свидетелей без участия адвоката или другого специалиста в области права, для доказательства вины в совершении преступления ими (свидетелями) или их соучастниками нарушение пункта 1 статьи 6 Конвенции о защите прав человека и основных свобод.

Никита Губриенко. Юрист Gracers law firm.

Москвичке Елене Бычковой пришли штрафы за нарушение карантина на общую сумму более 70 тыс. рублей. 3 апреля ей поставили диагноз COVID-19, и женщина месяц лечилась дома. За это время она, по собственным словам, лишь раз покидала квартиру — чтобы пройти компьютерную томографию (КТ).

По словам Бычковой, ей выдали предписание постоянно находиться дома, однако никто не объяснил, что необходимо установить приложение «Социальный мониторинг» и как им нужно пользоваться.

Речь идёт о программе, разработанной для больных COVID-19 и ОРВИ, которые лечатся в домашних условиях. Через неё пациенты отчитываются о добросовестном соблюдении карантина.

При регистрации в приложении пользователь должен подтвердить номер телефона, сделать фотографию и поделиться геолокацией. В дальнейшем больному в случайное время приходят пуш-уведомления с запросом дополнительного подтверждения, что он находится дома. После получения оповещения пациент должен сразу же сделать подтверждающее селфи.

«Я только один раз вышла, когда меня вызвали в поликлинику сделать КТ, за это мне пришёл штраф. Потом я установила приложение «Социальный мониторинг», потому что постоянно эти извещения приходили. Первое фото загрузилось, а следующие три дня приложение не работало, фото не отправлялись. За это время мне прислали ещё восемь штрафов», — рассказывает RT Елена.

Между тем Бычковой уже после закрытия больничного продолжили приходить смс о том, что она нарушает постановление о самоизоляции, а следом — штрафы.

«Я везде звоню и пишу, а результата нет. Я уже не знаю, к кому мне ещё обращаться, чтобы отменили штрафы и не присылали новые», — вздыхает женщина.

При этом она утверждает, что в её электронной карте изменился диагноз.

«Теперь у меня в карте значится, что я болела ОРВИ, а диагноз COVID-19 исчез», — удивляется Елена.

Считайте это ошибкой

Схожий случай произошёл и с Марией Каташовой. Она выздоровела 28 апреля, но ей до сих пор приходят штрафы, общая сумма которых уже превысила 40 тыс. рублей.

По словам Каташовой, всё время она провела дома, за исключением 14 апреля, когда её на скорой возили делать КТ. При этом она уточняет, что, когда она делала компьютерную томографию, ей ещё не выдали на руки постановление.

«28 апреля всё закончилось, я выздоровела, а 30-го апреля мне пришло по почте несколько штрафов. В общей сложности мне выписали десять штрафов. Я смотрю на даты и не понимаю: я же в эти дни никуда не выходила, почему они решили, что я покидала дом», — рассказывает RT Каташова.

По словам Марии, она установила приложение, но что с ним надо делать, не знала.

«Написано было — «Социальный мониторинг» установить, ну мы и установили. В момент регистрации мы сфотографировали лица, всё подписали. О том, что должны какие-то извещения приходить и на них надо реагировать, никто не говорил», — рассказывает женщина.

По её словам, извещения приходили и после того, как болезнь прошла и все ограничения сняли.

«В течение пяти дней после окончания к нам приходили сообщения с требованием подтвердить идентификацию. Я звонила в техподдержку — нам говорят, просто считайте это ошибкой, а штрафы всё приходят», — рассказывает Мария.

Теперь Каташова пытается обжаловать взыскания. Она хотела запросить видео с камер наблюдения, установленных в подъезде, чтоб доказать, что она не покидала дом, но записи, по её словам, не сохранились.

Отсутствие селфи — не нарушение

В пресс-службе Департамента информационных технологий города Москвы (ДИТМ) заявили RT, что штрафы, полученные женщинами, связаны с тем, что они не проходили идентификацию в приложении.

«Выбирая получение медицинской помощи на дому, пациент с COVID-19 лично подписывает согласие, в котором обязуется в том числе использовать сервис «Социальный мониторинг», — отметили в пресс-службе.

В ДИТМ отмечают: «Если гражданин считает, что штраф выписан по ошибке, он может воспользоваться существующим механизмом обжалования».

Адвокат Олег Пахомов считает, что подобные штрафы достаточно легко оспорить в суде — главное, не пропустить срок, в течение которого постановление о штрафе можно оспорить.

«То, что система мониторинга прислала смс, не означает, что вынесли штраф. Надо иметь на руках постановление об административном нарушении. Когда человек получает данное постановление на руки, можно сразу идти обжаловать в суд», — отметил он.

По словам Пахомова, в суде истцам надо представить реальные доказательства того, что человек покидал дом, нарушая карантин.

«Необходимо доказать, что человек реально выходил из дома. То, что не прислали селфи, — просто нарушение некой договорённости, возможно, прописанной в постановлении о соблюдении карантина. Можно нарушить эту договорённость, но это не является нарушением административной нормы о соблюдении карантина, — поясняет адвокат. — Например, у нас запрещена езда в пьяном виде, но, чтобы доказать её, надо направить человека на освидетельствование. Если он отказывается, его наказывают уже не за езду в пьяном виде, а за отказ от освидетельствования — это отдельная норма, прописанная в законе».

Ранее несколько штрафов за нарушение карантина выписали инвалиду первой группы Ирине Карабулатовой, хотя она после операции уже год не выходит из дома. После того как история попала в СМИ, в Главном контрольном управлении Москвы сообщили, что произошла техническая ошибка, и отменили штрафы.

По общему правилу отказаться от дачи показаний невозможно. Более того, вызванный в рамках уголовного дела свидетель, потерпевший или иное лицо обязано явиться и сообщить все, что известно об обстоятельствах в рамках имеющегося дела. Однако, существует несколько ситуаций, когда возможно законно отказаться от дачи показаний.

Когда можно отказаться от дачи показаний?

Рассказ лица о фактах по делу может быть ограничен по усмотрению самого допрашиваемого.

Так возможно отказаться от показаний в отношении:

  1. Самого себя
  2. Супруга / супруги
  3. Родителей / усыновителей
  4. Дедушки / бабушки
  5. Дочери / сына (в том числе, при усыновлении, удочерении)
  6. Брата / сестры
  7. Внука / внучки

Важно: отказ от дачи показаний подразумевает молчание, а значит, если лицо дает показания, они должны быть правдивыми. Если есть вопросы, то защита прав обвиняемого в уголовном суде и на следствии нашего адвоката даст ответ по любой проблеме.

Кроме названных ситуаций также не могут быть допрошены в связи с их профессиональной деятельностью адвокаты, священнослужители, члены законодательных органов, присяжный заседатель либо судья, в том числе третейский

Отдельной защитой в части отказа от показаний обладают лица, в отношении которых ведется следствие. По своей сути подозреваемый (равно — обвиняемый, подсудимый, осужденный) всегда дает показания против себя. Значит – такое лицо всегда может отказаться от дачи показаний полностью.

Кто может отказаться от дачи показаний?

Вне зависимости от вида дела – гражданское, уголовное или другое, во всяком случае при вышеуказанных обстоятельствах любое лицо может отказаться от дачи показаний. При этом, их процессуальный статус также не имеет значения.

В этой связи свидетель, подозреваемый, обвиняемый, подсудимый, потерпевший – в полной мере могут воспользоваться законным правом и отказаться от дачи показаний.

Место дачи показаний – на следствии, дознании или в суде также роли не играет.

Смотрите также по теме защиты прав обвиняемого видео на нашем канале:

Возможно ли отказаться от данных показаний?

В данном случае речь идет о ситуации, когда лицо уже давало показания (то есть не отказалось от дачи показаний), однако при наличии определенных обстоятельств в последующем желает «отказаться от своих слов».

Опять же – по общему правилу это невозможно. Более того, поскольку отказ от ранее сказанного зачастую связан с дачей «новых» показаний, которые будут противоречить уже имеющимся – возможно привлечение к уголовной ответственности за подобные действия.

Вместе с тем, необходимо рассмотреть вопрос — при каких обстоятельствах свидетель может отказаться от дачи показаний и требовать их не учитывать.

Законом выделяются следующие случаи правомерного отказа как свидетеля, так и других лиц от ранее данных показаний:

  1. Не знание права на отказ от показаний. Перед каждым допросом в обязательном порядке лицу должно быть разъяснено право отказаться сообщать сведения в отношении себя либо близких. Подтверждением соблюдения этого требования является отдельная расписка или подпись допрашиваемого в протоколе.

Не соблюдение этого правила в полной мере позволяет законно отказаться от ранее данных показаний.

  1. Отсутствие защитника. При допросах подозреваемого, обвиняемого обязательно должен присутствовать адвокат. Его наличие подтверждается соответствующей подписью в протоколе. При этом, важно именно реальное наличие защитника, который в полной мере оказал всю требуемую юридическую помощь. Потому наличие подписи в протоколе в графе «защитник» отнюдь не означает полное соблюдение права на защиту.

Более того, подозреваемый может требовать приглашение конкретного адвоката, с которым заключено соответствующее соглашение (подробнее про участие адвоката на предварительном следствии). В этой связи допрос с иным адвокатом, например, по назначению, также не допустим.

Помимо присутствия адвоката в сам момент дачи показаний, по требованию допрашиваемого (либо адвоката) следователь обязан обеспечить конфиденциальное общение с защитником.

Не соблюдение любого из рассмотренных пунктов является грубейшим нарушением конституционного права на защиту и безусловно позволяет отказаться от ранее данных показаний.

  1. Незнание обвинения / подозрения. Допросу в качестве подозреваемого или обвиняемого всегда должно предшествовать соответственно предъявление обвинения или подозрения. Закон гарантирует – каждое лицо может знать в чем его обвиняют.

В этой связи допрос обвиняемого (равно – подозреваемого) без предыдущей указанной стадии очевидно не соответствует закону и позволяет отказаться от данных в такой ситуации показаний.

  1. Принуждение. Любая дача показаний всегда добровольная. Однако, встречаются случаи, когда сотрудники правоохранительных органов чрезмерно усердно выполняют свои обязанности в расследовании дела.

При этом, принуждение может быть выражено не только в физическом насилии. Изощрённость правоохранителей позволяет использовать различные методы воздействия – длительное задержание допрашиваемого либо его родственников; помещение лица в изолятор совестно с представителями преступного мира; содержание подозреваемого в условиях отсутствия необходимых человеку еды, воды – и тому подобное.

Как вывод — любое воздействие не допрашиваемого недопустимо и позволяет отказаться от ранее данных при таких условиях показаний.

Заявление об отказе от ранее данных показаний

Как отказаться от показаний? Рассмотрев случаи отказа от данных показаний, возникает закономерный вопрос – как это сделать? Устное сообщение об отказе от показаний не является надежным и достаточным способом оформления этого действия.

По своей сути, каждые показания – это отдельное доказательство по делу и оформляются соответствующим протоколом. Исходя из того, что случаи отказа от ранее данных показаний связаны с нарушением закона, следует прийти к выводу – необходимо требовать исключить это доказательство из дела как нарушающее законодательство.

В этой связи, ответом на вопрос как отказаться от дачи показаний в суде является – заявление об исключении протокола допроса.

Каждое такое заявление суд (либо дознаватель или следователь) рассматривает отдельно и выносит соответствующее решение. Признав законность права на отказ от ранее данных показаний, суд исключает такой протокол допроса и не может в дальнейшем основывать обвинение на данном доказательстве.

Читайте также, как вести себя на допросе в полиции по ссылке и пишите вопросы в заявке на сайте, Ваши права будут защищены с нашей помощью: профессионально, на выгодных условиях и в срок.

Допрос подозреваемого — это следственное действие, которое со­стоит в процессе получения от него показаний. Показания подозре­ваемого могут касаться любых значимых для уголовного дела обстоя­тельств, в частности, — имеющихся в отношении него подозрений. Они имеют двойственную правовую природу. С одной стороны, такие пока­зания являются источником доказательственной информации, а с дру­гой — средством защиты от выдвинутого в отношении лица подозрения. С учетом специфики процессуального статуса подозреваемого дача им показаний — это результат его свободного волеизъявления. Подозревае­мый, участвуя в уголовном деле со стороны защиты, может вообще от­казаться от дачи показаний, а также не несет никакой ответственности за дачу заведомо ложных показаний. Следовательно, содержание сооб­щенных им сведений может неоднократно меняться. При этом отказ от показаний или их последующие изменения не вправе трактоваться как обстоятельства, подтверждающие виновность подозреваемого.

Допрос задержанного по подозрению в совершении преступления — это правовой императив. Он должен быть произведен в независимо­сти от волеизъявления допрашиваемого. Следовательно, если подо­зреваемый, пользуясь предоставленными ему правами, вообще отка­зывается давать показания или не желает этого делать в данное время, дознаватель или следователь формально составляют протокол допроса и фиксируют в нем факт подобного отказа.

В соответствии сч.2 ст. 46 УПК РФ подо­зреваемый должен быть допрошен в присутствии своего защитника в течение 24 часов с момента его фактического задержания. При этом до начала допроса по просьбе подозреваемого ему обеспечи­вается конфиденциальное свидание с защитником продолжительностью не менее 2 часов. Помимо защитника в допросе могут принимать участие и другие лица (переводчик, специалист и т.д.).

Допрос задержанного лица может быть произведен в кабинете до­знавателя или следователя либо в изоляторе временного содержания.

На практике большинство допросов подозреваемых не занимают длительного времени. Однако в ряде случаев объемы сообщаемой до­прашиваемым лицом информации могут быть настолько велики, что процесс получения его показаний затягивается на несколько часов или даже более. В связи с этим законодатель устанавливает определенные временные рамки для производства данного следственного действия. Так, допрос не может длиться непрерывно более 4 часов,после чего дознаватель или следователь обязаны предоставить допрашиваемому перерыв не менее чем на1 час для отдыха и приема пищи. А общая про­должительность допроса в течение дня не должна превышать 8 часов. Более того, при наличии медицинских показаний, подтвержденных за­ключением врача, продолжительность допроса может быть и еще мень­шей. А для несовершеннолетних эти сроки сокращены вдвое: соответ­ственно до 2 и до 4 часов.

Поэтому в случае, если дознаватель или следователь не успевает получить все необходимые показания в обозначенные сроки, процеду­ра допроса прерывается и продолжается в другой день.

Перед началом допроса дознаватель или следователь, удостове­рившись в личности допрашиваемого, разъясняют ему права и порядок производства следственного действия. Законодатель предусматривает свободу тактики допроса. Это означает, что дознаватель или следова­тель по своему усмотрению определяют структуру и содержание вер­бального общения (беседы) с допрашиваемым лицом, в том числе, зада­ют необходимые вопросы. Так, допрос может начинаться со свободного рассказа допрашиваемого и заканчиваться вопросами; в другой ситуа­ции дознаватель или следовать сразу начинают задавать необходимые вопросы и т.д. Допрашиваемый вправе изложить свои показания (часть показаний) и собственноручно. Однако эта свобода тактики допроса ограничивается запретом задавать наводящие вопросы, которые своей формулировкой предопределяют получение желаемого ответа. Давая показания допрашиваемое лицо вправе пользоваться документами и записями.

Участвующий в допросе защитник имеет право: а) давать подозреваемому в присутствии дознавателя или следова­теля краткие консультации; б) задавать ему с разрешения дознавателя или следователя вопросы; в) делать письменные замечания по поводу правильности и полноты записей в прото­коле. Дознаватель или следователь могут и отвести вопросы защитника, но обязаны при этом занести их в протокол.

Ход и результаты допроса отражаются в соответствующем прото­коле. Показания допрашиваемого принято записывать от первого лица и по возможности дословно. Вопросы и ответы на них записываются в той последовательности, которая имела место в ходе допроса. В прото­коле указываются и те вопросы, которые были отведены дознавателем или следователем, или на которые допрашиваемый отвечать отказался, а также мотивы таких отводов или отказов. И наконец, протокол должен содержать указание об имевшем место в ходе допроса предъявлении отдельных материалов уголовного дела (вещественных доказательств, документов и т.д.) и данных в связи с этим пояснениях. Дополнительны­ми средствами фиксации хода и результатов допроса подозреваемого могут быть аудио- и видеозаписи. Помимо этого, допрашиваемым ли­цом могут быть изготовлены схемы, чертежи, рисунки, диаграммы. Все эти материалы приобщаются к протоколу, о чем в нем делается соответ­ствующая запись.

Протокол допроса в обязательном порядке должен быть предъявлен для ознакомления самому подозреваемому и его за­щитнику. Если допрос помимо протокола фиксировался каким- либо иным способом, например посредством видеозаписи, то для ознакомления должны быть предъявлены и соответствую­щие материалы (кассеты, диски и т.д.)

В этой связи подозреваемому желательно самым внимательным об­разом ознакомиться с текстом протокола своего допроса, поскольку в отличие от ранее описанных объяснений, его показания уже являются полноценными процессуальными доказательствами. А любые содержа­щиеся там сведения могут быть либо сами по себе, либо в совокупности с другими доказательствами использованы для предъявления ему обви­нения, постановления приговора и т.д. Если же какие-то фрагменты про­токола представляются неполными, неверными, искаженными, то подо­зреваемому надлежит собственноручно внести в него соответствующие замечания, дополнения и уточнения.

К великому сожалению, в современных условиях весьма распро­странены случаи отказа подозреваемых от подписания протоколов их допросов. Это же касается и протоколов иных действий, произведенных с их участием, о чем мы уже говорили выше. Причина подобного и не совсем правильного поведения заключается в низком уровне правовой культуры и правовой грамотности этих лиц. Их логика представляется весьма простой: «Если я ничего не подписал, значит, ничего не было, зна­чит, я ни в чем не сознался».

Однако подобный «способ» реализации своих прав представляется весьма примитивным и абсолютно бесполезным. Ведь согласно ст. 167 УПК РФ в случае отказа кого-либо из участвующих лиц подписать про­токол дознаватель или следователь делают в нем соответствующую за­пись, которая удостоверяется подписью защитника. В этом случае про­токол имеет такое же юридическое значение, как и при подписании его подозреваемым.

Следовательно, более рациональным и правильным будет не по­добный пассивный, а наоборот активный способ защиты. Если подозре­ваемый полностью или частично не согласен с изложенными сведения­ми, он должен в конце протокола собственноручно отметить данный факт и подробно описать свою позицию. В этом случае она не останется без должного внимания со стороны потенциальных читателей: прокуро­ра, суда и т.д.

Добавить комментарий