06.08.2012Творцы и злодеи

В ноябре 2011 года в секторе ММВБ «Рынок инноваций и инвестиций», начались торги акциями медиа группы «Война и Мир» (ММВБ-РТС:MGVM). В первые два месяца курс акций колебался в диапазоне 15.60-16.20 рубля, а затем рухнул более чем в 6 раз. Сегодня акция стоит около 2,5 руб,  капитализация компании порядка 120 млн рублей, при этом «Война и Мир» опубликовала консолидированный отчет за 2011 год, согласно которому чистая прибыль достигла почти 60 млн рублей. Соотношение капитализация/прибыль в две единицы (P/E=2) — чрезвычайно низкий показатель. Исходя из этого, акции компании достойны более высокой цены.

Однако история «Войны и мира» интересна не столько падением курса ее акций и их дешевизной, сколько аурой некоей «бесовщины», ее окружающей.

Генеральный директор и основной акционер компании Виталий Федько участникам онлайн-конференции состоявшейся на Finam.ru 26 июня 2012 года заявил: «Как генеральный директор Медиа группы, я не имею права влиять на рост акций компании, но как мужчина даю Вам слово, что акции вырастут до 5-6 рублей в самое ближайшее время»…. «По моему мнению, объективная цена акции Медиа группы «Война и Мир» на сегодняшний день составляет 30 руб». Спустя 10 дней, а точнее 5 июля в 00:10 (мск), на форуме сайта MFD.RU, где активно обсуждается «Война и Мир», участник с ником «Константин продюсер» и фотографией Константина Рыкова сообщил, что: «завтра я со своей командой вхожу в акцию и возможен рост, в том числе планочный. Для достоверности своих намерений я покажу минимум 17 000 лотов на покупку в стакане с утра. В планах на покупку — получить пакет до 25% в течение пары месяцев с целью получения частичного управления над компанией». 17000 лотов соответствует пакету в 1,7 млн акций стоимостью выше 4 млн рублей (около 4% акций «Войны и мира»).

И 5 июля на торгах Московской биржи стоимость акций «Войны и мира» взлетела с 2,27 руб до 3,51 рубля (+40%). Объем торгов акциями в этот день составил рекордные почти 70 млн рублей. Участники форума рукоплескали и требовали повторения на «бис».

Если речь идет об акциях, например, металлургической компании или банка, то вряд ли у кого-то возникает вопрос о качестве их продукции или услуги. А вот для бизнеса медийной компании этот вопрос — ключевой. И выясняется, что кроме чертовщины с акциями, «Война и Мир» в своей бизнес-деятельности также выглядит необычно. Символика медиагруппы а-ля массонская, на сайте компании заявляется миссия: «Война и Мир» «ставит задачу целостно преподнести все события прошлого, настоящего и рассказать о возможных сценариях будущего», и говорится о том, что «телевидение окончательно переродилось в Дуроящик». Также заявляется об участии в совете директоров компании заметных людей из мировой телеиндустрии и сотрудничестве с мировыми медиагигантами… По отдельности все это еще как то спокойно воспринимается — у людей творческих профессий и визитки встречаются трапецевидной формы, и о партнерстве с «Газпромом» или Сбербанком промышленные компании часто заявляют для придания солидности. Но все вместе — и трапеции, и «Газпром» в дуроящике выглядит экстравагантно до сомнительности.

Но вот же совпадение: именно 5 июля в рамках подготовки передачи «Инвестидеи» на Эксперт ТВ мы встретились с самим Виталием Федько. Генеральный директор компании охотнее всего обсуждал подводные лодки, а не финансы, но мы получили косвенный ответ на вопрос о символике компании, о том как «Война и Мир» вывела свои акции на биржу, какую роль сыграли в падении котировок «слабые руки», о том, что возможен бай-бэк (обратный выкуп акций). Самое же важное — «Война и Мир» интегрирована в мировую медиа-индустрию, производит востребованную продукцию, и многое из происходящего с ее акциями обусловлено тем, что творческие люди делают первые шаги на фондовом рынке. 

— «Война и Мир» производит противоречивое впечатление, и некоторые говорят о том, что компания — это прикрытие для какой-то другой деятельности. Расскажите о своем основном активе — производителе документальных фильмов «Корона фильм».

— «Корона фильм» создана в 1992 году. Тогда существовать было очень не просто, все российские телевизионные каналы производили некую «коричневую» смесь для народа. Я как-то разговаривал с одним из руководителей ОРТ, которым владел Березовский, и задал вопрос: отчего так? Почему информационная жижа такая безысходная? Да, ситуация в стране сложная, а вы еще каждый день гоните в эфир депрессивные новости. Мне ответили, что это — указание Березовского — ни дня без негатива. 

Генеральный директор и основной акционер компании «Война и Мир» Виталий Федько po-tekstu-1.jpg Кадр: Эксперт ТВ
Генеральный директор и основной акционер компании «Война и Мир» Виталий Федько
Кадр: Эксперт ТВ

И если в России был запрос только на чернуху и грязное белье, то на Западе еще и на что-то другое: о людях, каких-то необычных ситуациях. Ну и правила игры там были понятны. Например, мы сняли фильм Mission invisible о самых больших подводных лодках класса «Акула», работая с Discovery, France 3, ZDF и другими. Этот фильм посмотрело 88 млн человек. Я думаю, что знаю все фильмы о подводных лодках, и материалов с таким уровнем съемок реальной ситуации я не видел. На этот фильм был запрос иностранцев.

— То есть, в то время вы получили опыт работы для Запада?

— Ну, мы никогда не шли на полный заказ. Даже если экономически для нас было менее выгодно, мы выстраивали ситуацию так, чтобы быть равноправными партнерами. Это важно, потому что формулируя идею, ты сохраняешь лидерство.

— То есть вы приходите и говорите: мы можем снять такой то фильм, и если вам интересно, то давайте договариваться.

— Да, и мы одновременно оставляем за собой активную лидерскую позицию.

— В 2011 годы вы создали 14 часов документальных фильмов. Что это?

— Мы сделали фильм о катастрофе в Мексиканском заливе в сложной комбинации Канады и американских кабельных каналов, фильм «Атака на евро» с французским культовым и элитным каналом Arte, продолжили тему с подводными лодками. У нас, возможно, самый большой архив в мире на эту тему. Мы снимали подъем «Курска», и нам предложили полный заказ фильма, но я не хотел этого, в результате мы получили права на отснятые материалы.

— У вас есть государственная награда за подъем «Курска»?

— Да. И кстати, мы были единственными, кто это снимал. Никто кроме нас не получил разрешения на съемки, потому что у нас оказалась сильная этическая позиция.

Вообще, «Курск» был подходящим поводом, чтобы показать страну не цивилизованной. Что мы не можем управлять ядерной энергетикой, что у нас все взрывается…. Это было опасно. Если задается тон, что Россия — страна не цивилов, значит с ней можно что угодно делать. Знаете, если Франция окажется слабой, то никто не будет думать, что на нее можно, например, напасть.  Для этого нужны очень серьезные причины. Потому что Франция — это страна культуры, и напасть на нее могут только варвары. А вот если страна варварская, то мы можем с ней делать что угодно. И я понимал, что на глобальном информационном уровне образ России будет падать в негативную плоскость. Поэтому я сказал: мы должны. И если мы преуспеем, то снизим часть негатива, который пойдет на экраны. В итоге так и получилось, и в двух фильмах с Discovery мы были равными, и я даже получил права на исходники.

Затем мы сделали еще два фильма, один из которых вошел в тройку самых рейтинговых документальных фильмов Франции (показан на  France 3). Всего же фильм про «Курск» посмотрело более 54 млн человек по миру.

Опять же, этика. Мы показали подводников как касту интеллектуальных людей, нормальных мужиков, у которых понятие чести по-прежнему существует.  И то, что в России есть нормальные люди, что Россия не такая слабая, как кажется, ей есть чем ответить, увидели многие.

— А в фильмах о катастрофе в Мексиканском заливе или в «Атаке не евро» что вы внесли? Ведь это не про Россию.

— Головы. (Виталий Федько указывает на лоб). В фильме про евро мы дали альтернативную версию общепринятым представлениям. Кто и что делает, у кого какой интерес. И одновременно мы говорим о том, что происходит кризис ценностей, когда экономика превратилась в компьютерную онлайн игру.

Возникает вопрос: а что делать? Что за жизнь такая, в которой все сместилось? Вы получаете в этой игре реальный ресурс, контроль, власть над планетой. Это понимание у нас было, а у французов нет.

— Но вы сами начали играть в эту компьютерную игру. В 2011 году акции «Войны и мира» стали торговаться на бирже. У вас около 70% акций компании.

— Да.

— Остальные 30% у кого-то. Вас упрекают в том, что акции сначала стоили 15 рублей, а затем эти 30% акций были проданы, что обвалило их курс.

— Верно. Здесь есть два момента. Первый — да, это компьютерная игра. Второй — котировки, доли и так далее. Почему мы пошли в игру: потому что понимаем, что сегодня основные деньги генерируются там, в этой игре. Как бы мы к этому не относились — это так. Это системный фактор. Либо мы игнорируем это и продолжаем выращивать картошку. Либо мы говорим: хорошо, берем на себя ответственность, и входим в игру, выдерживая нашу этику. И те возможности, которые мы получаем от игры, направляем на поддержание позитивных сценариев развития жизни.

— А средства от продажи 30% акций кто получил?

— В компании были миноритарии. Знаете, есть такое понятие «слабые руки». Видимо, им были нужны деньги, и, к сожалению, они быстро, без особого понимания, резко продали акции. Это дало обрушение цены, и для нас это был неприятный момент. Но с другой стороны мы вдруг поняли: ага, движение вниз вызвало интерес у биржевых игроков. Они видят, что котировки достойны и 10, и 16 рублей за акцию, а сейчас стоят 3 рубля. И они их могут покупать, так как понятно, что реальная цена акции выше.

— Из чего понятно, что акция должна стоить 15-16 рублей?

— У нас не накрашенные бизнес планы и ясно, что можно получить в течение 5 лет. У нас есть история и текущая ситуация, это дает понимание доходов. Но также есть ожидания — а что будет дальше? Смотрите,  General Motors — компания с колоссальной историей, свалилась за два месяца в 2008 году. И это звонок, который показывает, что критерии оценки акций компании, основанные на том, что компания старая и успешная, в чем то устарели.  Почему нас нужно оценивать методами, использовавшимися для GM?

— Они много лет показывали убытки, их акции дешевели и ничего внезапного не произошло. Все точно также как и 200 лет назад.

— Но никто не ожидал резкого краха.

— Итак, ваша акция должна стоить 15-16 рублей, если «Война и Мир» будет развиваться и вы выполните существующие планы.

— Да, именно так.

— А вообще вы обещаете, что акция должна стоить 30 рублей.

— Да. Дело в том, что за последние полгода произошли некоторые изменения. Мы взяли на борт проекты так называемых трансмедийных порталов. Один из них связан со сценариями будущего — Play for the Future!. Мы используем методики стратегических игр для определения вероятных сценариев будущего. В экономике, политике, культуре, науке и так далее. И этот проект уникален, я слежу за тем, что происходит в мире, такого больше нет.

— Каким образом этот проект будет приносить доход?

— Я заметил в прошлом году, что в России ситуация решительно изменилась и люди в интернете стали платить за контент. А так как на Западе это произошло давно, то изначально проект будет англоязычный, мы его делаем вместе с Канадой, США, Сингапуром, который также даст нам выход на китаеязычных пользователей. Плата будет браться за пользование ресурсом, на котором предполагается делать сильное видео, аналитику, площадки для коммуникаций. Люди, зацепленные интригами сценариев, будут вовлечены в это социальное медиа. Будут также вебинары, которые позволят людям развить свои аналитические способности, площадка для игры в области геополитики, финансов, гео-экономики, гео-культуры…

— Это компьютерная игра или профессиональный инструмент?

— Это игра, построенная на аналитике. В ней есть игроки, и есть игромастера, которые активизируют в игроках понимание того или иного аспекта.

— Это можно сравнить с World of Warcraft или другими онлайн играми в плане бизнес модели? Это будет рассчитано на большое количество людей?

— В общем да… Хотя … Еще раз: мы собираем людей в месте, которое находится в Скалистых горах Канады и играем. Скажем тема: ближайшие 5 лет в экономике. Или падет ли евро? Или будет ли большая война на Ближнем Востоке, а что произойдет с медиа в ближайшие 10 лет, и так далее. Там присутствуют эксперты, которые не дают превратиться игре в простую фантазию. И в этом отличие от замечательного Warcraft. Я бы назвал нашу систему эмулятором гениальности. Сегодня одному человеку сложно быть настолько сильным, чтобы увидеть все аспекты, осознать их и выдать решение. И сегодня старый классический холодный анализ, это очевидно, пробуксовывает.

Генеральный директор и основной акционер компании «Война и Мир» Виталий Федько po-tekstu-2.jpg Кадр: Эксперт ТВ
Генеральный директор и основной акционер компании «Война и Мир» Виталий Федько
Кадр: Эксперт ТВ

Итак, мы снимаем видео и делаем программу с сильной графикой, с сильными архивными контекстными материалами, которые как соус дают вкус и расширяют восприятие. Это как посмотреть кино, которое тебя цепляет. И все это становится триггером, спусковым крючком, который активизирует интерес, внимание. После этого возникают дискуссии…

— Вас в сектанстве не упрекают?

— Иногда да, говорят. А в чем это проявляется?

— Вы говорите о миссии: люди нуждаются в знаниях, подходах. У вас необычная символика, название компании. Вы говорите больше об этике, чем о бизнесе. Вы собираетесь производить мультимедийный продукт, который станет притягивать людей, которые будут подвергнуты влиянию тех идей, которые вы считаете правильными…

— Вот вы делаете программу для телеканала, у которого есть зрители. И ведь ваша программа тоже на них влияет. И даже будет обидно, если они посмотрев программу останутся такими же, как и раньше. Это тоже подпадает под параметры секты. Тогда мы можем сказать, что мир вообще построен из сект и подсект.

Самый главный вопрос — это вопрос этики и здравого смысла. Я хочу тем, что считаю ценным с точки зрения продолжения жизни поделиться, и я делюсь. При этом я должен быть ясным — может быть это мои фантазии? Может быть я злодей? Это надо проверить. Честно скажу, мой подход по отношению к себе таков: первое, я хочу делиться ценным, второе — я проверяю — а я как, нормальный?

— Участники фондового рынка считают вас злодеем.

— Это зависит от того, куда идут котировки. Если вниз — то да, они считают меня злодеем. Если вверх, как я заметил, они мною восхищаются.

— Сама компания получила деньги?

— Получила, но не могу сказать, что достаточно из-за снижения курса акций. Получили меньше, чем рассчитывали.

— У компании были свои собственные казначейские акции, которые продавались?

— Конечно, но пришлось быть очень осторожными. Я полагаю, что при росте котировок мы сможем иметь то фондирование, которое нам необходимо.

— В одном из интервью вы сказали, что компания получила 3 млн долларов.

— Примерно так.

— Они пошли на реализацию проектов? И впереди дополнительная эмиссия акций для финансирования проекта, о котором мы говорили?

— Да. Есть еще и другой проект, связанный с искусством. Я пока не могу о нем говорить подробно, но это будет глобальный проект с участием известнейших музеев мира.

— Вернемся к акциям. Знаете какая сегодня история на бирже произошла?

— Это то, что называется «планка» — акция выросла на 40%.

— Ночью на одном из форумов участник с ником «Константин продюсер» и фотографией Константина Рыкова написал о том, что сегодня на торгах он будет покупать очень много до «планки». Обещание он выполнил.

— Я видел, что сегодняшний оборот составил порядка 60 млн рублей. Я не знаю кто это.

— Вы ведь недавно пообещали, что акция в этом году будет стоить 5-6 рублей.

— Я считаю, что это абсолютно реально.

— История выглядит, извините, пацан сказал — пацан сделал. У вас нет искушения выкупать акции, которые стоят дешевле 3 рублей? Или денег на это нет?

— Деньги нужны, в первую очередь, для проектов. Еще раз: выход на фондовый рынок — это возможность получения инвестиций с рынка на конкретные проекты. Другое дело, что возможен бай-бэк. Когда компания выкупает свои акции для придания устойчивости. И такой сценарий возможен.

Вероятно, что я выгляжу не очень стандартным, но я такой, какой есть. Я родился в месте, в котором понятия чести и слова не равны нулю. Понятно, что есть коллизии, которые возникают от действий людей со «слабыми руками». Но в любом случае я знаю силу команды и силу людей, которые есть у нас. Мы выиграем. Когда я говорю о 30 рублях, то я это знаю. Мы взяли два проекта, которые позволят с точки зрения экономики обосновать эту цифру.

— В прошлом году чистая прибыль составила 60 млн рублей. Что приносит больше: производство или дистрибуция?

— Примерно в равных долях. Распространение — это продажа пакетов, которые мы сами производим, или берем у других.

— Осенью заработает ваш канал в США?

— Я думал, что это раньше произойдет…. Там открылась новая частота, на которой вместо одного аналогового канала могут вещать четыре цифровых. Это принадлежит испаноязычному американцу, который сказал, что сначала будет запущен испанский канал, а затем остальные. Русский и китайский. Но с испанским получились задержки.

— Насколько прибыльным это будет?

— Я думаю, что в течение трех-четырех лет мы должны выйти на прибыль в 10 млн долларов в год.

— Насколько для канала «Война и Мир» было важно попасть в российскую спутниковую сеть «Триколор»?

— Мы были раньше в «Триколоре», мне нравилась компания, люди. Она была динамичной. Но с нового года они резко повысили для нас тарифы за пользование спутником. Поэтому мы прорабатываем варианты вещания через другие спутники.

— Вообще, они абонентскую плату с пользователей должны делить среди производителей контента, так не получается?

— Да, к сожалению это так. И присутствие в «Триколоре» потеряло экономический смысл.

— Телеканал «Война и Мир» рентабелен?

— Сейчас нет. При смене спутника я полагаю, что он выйдет на рентабельность через год. За счет абонентской базы, на рекламу мы не рассчитываем. Сейчас его можно посмотреть в интернете. Осенью запустим на спутнике.

— Вы в беседе как бы говорите о законе кармы, который применим к творческой деятельности. Мол если делать все правильно с общечеловечских позиций, то и с финансами будет все в порядке. А если будешь злодеем, то будешь мучиться как Сальери. Корона-фильм существует более 20 лет, сохранила самостоятельность.

— Да, с 1992 года.

— Это не обычно, таких компаний не много. На Запад мы продаем ресурсы, оружие, и, например, антивирус Касперского. Возникает вопрос, извините, о мощной лоббистской крыше, либо вы как-то все правильно делаете.

— Нет… Я начинал в невероятно трудные времена. Мой ресурс состоял тогда из комнаты 16.5 метров в коммуналке, 20 долларов в кармане и компьютера с 286 процессором. Начало было безумным. Тогда займы были 20% в месяц, и продакшн (производителю) нужно было жить по этим невозможным параметрам. Я выбрал движение на Запад. Было сложно. Ты приезжаешь в Канны, разговариваешь, они смотрят и говорят, о! Хороший парень, йес йес, оф косс! Проходит полгода-год. Ты приезжаешь, они говорят: «да да, конечно, да, будем двигаться вместе». Потом кто-то из них исчезает… Проходит 3-5 лет, когда начинает что-то происходить. И нужно было пройти этот период пустыни, чтобы дождаться результатов сегодня.

Но тут нужно понимать, что ты не просто мелкую стружку снимаешь… есть что-то такое, что считаешь важным по жизни, и это дает невероятную силу, и странным образом, происходит волшебство-магия… Возникают вдруг такие ситуации… когда вдруг — оп!

— Вы сотрудников подбираете с такими же установками?

— Да, и попасть в «Корону» сложно. Критерий №1  — этичность, а №2  — профессионализм.

— А как вы личность проверяете?

— Человека видно. А вообще «Война и Мир» построена по шестиконтурному принципу.

Первый: это прорывные люди с видением сценариев, как можно достичь чего либо.

Второй: люди зажигающие, которые скажут, да, мы достигнем этого так, так и так. И они могут держать огонь по ходу дела.

Третий — жемчужный белый контур, это люди прохладные, но с ясным видением структуры, что и как должно взаимодействовать.

Есть также люди золотого контура, которые работают с ресурсами в широком смысле, в том числе с деньгами. Это доги с оранжевыми глазами.

Но между всеми этими четырьмя типами существуют системные противоречия. Потому что люди с видением сценариев будущего говорят: надо двигаться.

Сколько стоит? Да не важно!

На это люди из золотого контура отвечают: как это не важно? Может быть не надо вовсе?

Между «зажигающими» и «прохладными» людьми тоже есть системные противоречия. Потому что одни хотят двигаться, а другие сохранить ясное устройство структуры.

Поэтому возникает необходимость в человеке, который может задать смысл для всех четырех и перевести их диалектическое противоречие в логику триалектики. Где все соглашаются ради чего-то третьего.

А шестой контур — таких не много, но они важны. Это… При обсуждениях они реагируют как-то так, что непонятно вообще, какое это имеет отношение к теме. Они что-то вякают. И большая часть их реакции — непонятный трэш. Но иногда они вякают так, что остальные говорят: «Точно! Как же мы это не увидели». Их я называют контуром индиго. Они такие, немного странные…

— А вы пятое звено?

— Я думаю, что да.

— Откуда в совете директоров так много иностранцев?

— Эти люди дают выходы в важные для нас пространства, они мои старые друзья.

— Акций у них нет, они получают зарплату?

— Да, но у них есть экономическая мотивация. Хотя многое построено на человеческих отношениях. Мы знаем друг друга давно, прошли через общие проекты. Мы знаем, чего ждать друг от друга. Гэри Марензи — бывший президент Metro Goldwyn Mayer, легендарный Патрик Херль из Discovery — пионер тематического телевидения в Европе. Жорж Леклер — фантастическая личность, сооснователь международной академии телевизионных искусств и наук в Нью-Йорке.

— Сколько человек в компании работает?

— В России ядро — это 36 человек.

— А еще говорят, что в России низкая производительность труда. Чистая прибыль за год 60 млн рублей…

— Мы ведь их не пилим между собой… Очень важно поддерживать движение, для этого деньги и нужны.

— У нас программа «Инвестидеи» про деньги, и мне все время приходится возвращаться к этому. Капитализация «Войны и мира» 120 млн рублей, а чистая прибыль 60 млн рублей. С этой точки зрения понятно, почему вы акции называете дешевыми. Если финансовые показатели будут сохранятся такими же, то с акциями должно быть все хорошо. Но давайте посмотрим иначе: а если с нуля создать аналогичную компанию, сколько необходимо вложить средств? Хватит 120 млн рублей? Возможно ли это в принципе?

— И да, и нет. Самое важное — это системная совокупность интеллектуального и эмоционального ресурса. Второе — это культура компании, некоторая ее пропитка. Создать ее и провести через некие испытания — сложно. Но критически важный ресурс «Короны» — культура. Потому что она дает людям возможность быстрого развития и решения нерешаемых задач. Некоторые фильмы которые мы сделали, были из разряда нерешаемых задач. 

P.S. 24 июля 2012 года ОАО «Война и Мир» сообщила о том, что планирует начать в августе программу обратного выкупа своих акций объемом от 20% акций, планируемая цена выкупа 7-10 рублей. В тот же день цена акций выросла с 2,45 руб до 3,37 руб (37%), было заключено 1400 сделок на сумму 42 млн рублей. 25 июля курс акции скакнул до 4,72 рубля (еще +40%).

© 2014 Медиа группа "Война и Мир"